Тюрьма или команда

3 апреля 2008, 00:00

От редакции

Корпоративная культура имеет отношение не только к эффективности бизнеса, но и к вопросу о свободе личности. Сегодня многие тысячи людей в России столкнулись с парадоксом: то, к чему мы стремились под лозунгами рыночных свобод, для многих обернулось (прямо по Марксу) технологиями «отчуждения человека». Иногда это обставлено, с одной стороны, «по-буржуйски», а с другой — совсем по-советски: когда на публику говорят одно, а в курилках и на кухне — другое. Только вместо «Интернационала» — гимн компании.

«Корпоративная культура — это как батюшка в армии», — шутят руководящие партнеры одной из московских консалтинговых фирм Павел Буков и Александра Яковлева. «Представьте, что вы — владелец бизнеса, — продолжают они. — Как вы добьетесь, чтобы менеджмент вас не обманывал? Какие гарантии того, что вас не обворуют, не уведут у вас бизнес? А корпоративная культура создает барьер, чтобы на ключевые позиции не попадали умные, но нелояльные люди». Но ведь если туда будут попадать лояльные, но глупые — это тоже не выход.

Хорошо, когда есть настоящая, искренняя профессиональная этика, когда, скажем, врач стремится не только к большим гонорарам, но действительно хочет лечить людей, профессионально расти и иметь хорошую репутацию среди коллег. Тогда он не станет выписывать лишние лекарства и диагностировать несуществующие болезни. Но если клятва Гиппократа воспринимается как туфта, то этого не избежать. Но возможны перегибы и в другую сторону, когда корпорация ломает человека через колено, навязывая чуждый ему кодекс поведения. Например, у нас с детства все знают, что «стучать» — плохо, а в иногда в фирмах к этому буквально принуждают. В результате — депрессия и тотальное отсутствие самоуважения у сотрудников.

Если бы существовали истинно верные и универсальные научные методы управления вроде концепций «тотального качества», конкуренция между компаниями и национальными экономиками была бы бессмысленной. Но конкуренция есть и будет. Причем все жестче. Знаменитый «тюремный эксперимент» показал, что в любой культуре легко можно создать из нормальных людей настоящий концлагерь. Так что офис в стиле зоны или психушки получается сам собой. А вот создание эффективной команды — это всегда чудо, в смысле — является результатом осознанной работы. Как часто в бизнесе это требует риска. В том числе и риска доверия к сотрудникам, поиска нестандартных ходов.

Глупо надеяться на всесильность «научных методов организации производства» или сетовать на отсутствие у нас в культуре «трудовой этики». Один сингапурский бизнесмен нам без малейшего юмора говорил: «Русские здорово работают. То есть две недели с работы вообще не уходят, но зато потом долго не приходят — пьют. На месте русских управленцев я бы это использовал в менеджменте». Идеал русской трудовой этики описан у Лескова в сказке про Левшу. И у братьев Стругацких в повести «Понедельник начинается в субботу» — там сотрудников НИИЧАВО нельзя было выгнать с работы даже на Новый год. Отсюда, кстати, трудовой героизм, использованный большевиками. Но отсюда же взяла кое-что и IBM — там, например, сотрудникам разрешено работать по ночам. А их конкуренты в компании Google вообще построили корпоративную утопию, одновременно похожую на коммунизм и на детский сад. Но и такой социалистически-хипповский стиль, естественно, срабатывает не в любом деле. Для кого-то, наоборот, личностный рост символизируют строгий костюм и самодисциплина. Стандартных решений нет — каждый раз требуется сознательное творческое усилие. А серое и усредненное «корпоративное управление» означает проигрыш в локальной и глобальной конкуренции.

Свобода — это ведь не «счастье всем и задаром», это всегда возможность «перепрыгнуть через себя», развиваться профессионально и личностно. А условия для самоуважения и личностного роста может обеспечить любое реальное дело, что ни производи — скрепки или ракеты. Не могут их обеспечить только психушка и зона.