Куда делась стабильность

Виталий Лейбин
редактор отдела науки и технологии журнала «Эксперт»
9 октября 2008, 00:00

Впервые после наступления в России «путинской стабильности» сам Путин стал объектом открытой критики не оппозиционного меньшинства, а представителей «своего» большинства.

Это произошло после того, как глава кабинета министров объявил о плане реформы пенсионной системы, в которой все увидели главным образом фактическое увеличение изъятия денег у бизнеса и граждан. И пусть это только планы, и осуществляться они должны не сразу, но объявлено о них было в тот самый момент, когда все ожидали снижения налогов и других форм поддержки бизнеса и граждан в наступающие сложные времена.

Обнародовано спорное решение было на заседании правительства, где практически все министры высказались за снижение налогов. Все, кроме одного — министра финансов Алексея Кудрина, который уже «прозевал» кризис, продолжая выкачивать деньги из российской экономики и вкладывая их в американские ценные бумаги в то самое время, когда инвестиции остро нужны были внутри страны.

Вообще объявленное решение похоже на волюнтаристский экспромт — эксперты просчитывали для правительства разные варианты пенсионной системы, но столь мощного увеличения нагрузки на экономику не предлагали даже в самом плохом варианте.

Частично критика Путина связана с тем, что теперь он премьер-министр, а не президент, что накладывает на него ответственность не за общий курс страны, а за конкретные решения.

Но главная причина не в этом. А в том, что в стране в условиях кризиса невозможно жить, как жили, когда административная система и крупный бизнес занимаются своими делами, а прочий народ — своими, по возможности не мешая друг другу и не вникая в подробности. Такой негласный пакт о стабильности возможен только тогда, когда экономика и доходы граждан растут.

Сейчас, когда замораживаются кредиты и инвестиции, вероятно, сорвутся и планы развития многих производств, а в ряде отраслей начнутся сокращения рабочих мест. Настоящий кризис сам по себе нарушение пакта о стабильности. То, насколько глубоким и длительным он будет, зависит от того, насколько наша страна способна на концентрацию усилий, общую волю к изменениям, к модернизации. Добиться этого очень сложно: естественно, во время кризиса все (чиновники, банки, предприятия, а потом и граждане) судорожно спасают в первую очередь самих себя, что вызывает панику, от которой плохо становится уже всем без исключения.

Поэтому во время кризиса государство вдруг начинает нуждаться и в гражданах, и в ответственном поведении бизнеса. Но чтобы сказать «не надо паниковать», «затянем пояса», «давайте перетерпим этот год, а дальше мы рванем вперед с новой силой» и быть услышанным, самому государству необходимо завоевывать доверие. Пока же налоговые послабления получили лишь нефтяные компании, которые нуждаются в этом в последнюю очередь, а основную помощь деньгами — самые крупные банки.

Сейчас есть и угроза, и шанс. Шанс в том, что кризис стряхнет пену, что предприятия и компании станут более эффективными и производительными, что будут сделаны вложения в инфраструктуру и начнут активно развиваться отрасли, которые до сих пор просто «выживали», например медицина.

А угроза в том, что этот шанс можно упустить навсегда.