Кризис в кадре

19 февраля 2009, 00:00

По фотографиям, которые получают первые места на международном конкурсе World Press Photo — главном для фоторепортеров, — можно судить о том, какие события считаются сейчас главными, чем озабочен весь мир. В этом году такими событиями оказались финансовый кризис и грузино-осетинский конфликт. Специально для «РР» итоги конкурса проанализировал Юрий Козырев — лауреат этого года в номинации «Портрет» и член жюри WPP в 2000 и 2001 году

У каждого журнала есть «фото с обложки». У конкурса World Press Photo тоже есть своя «облож¬ка» — это лучший кадр года. Раньше, как правило, лучшим кадром становилась фотография, посвященная какому-то новостному событию или драматической истории (война, навод¬нение, землетрясение, теракт). Но в последние годы наблюдается другая тенденция: побеждают фото из категорий «Повседневная жизнь» и «Современность».

Например, снимок, посвященный мировому экономическому кризису. Это кадр, выдернутый из классического репортажа, сделанного очень известным фотографом Энтони Сво.

Сво всегда понимает общие тенденции, понимает, где надо снимать. Когда происходили перемены в России, он жил здесь. Была Чечня — он был там. Случилось что-то в Африке — он поехал в Африку. Но эта его фотография — очень нетипичный выбор для WPP. Первый кадр должен быть узнаваемым, практически иконой. Не должно возникать никаких вопросов. А здесь надо прочитать подпись и потом спросить: а что, это главное событие?

Фотография, которая победила в главной номинации, существует только в полной фотоистории (она, кстати, заняла 2-е место в категории «Повседневная жизнь»). Экономический кризис: пустота в магазинах, пустые дома, кто-то теряет миллионы, кто-то уезжает, кто-то идет по улице и бурно переживает. Кадр с виду очень простой и с первого взгляда не шокирует, но если внимательно посмотреть на него, станет видно, что это война, переместившаяся туда, где ее не ждали: в обычные жилые дома американских городов. Полицейский на фотографии стоит так, словно он на линии фронта, словно война из Ирака, из Афганистана пришла непосредственно в США. Так что нам только кажется, что это об экономическом кризисе; на самом деле проблема тут гораздо более глубокая.

Однако в последние десять лет жюри идет против той данности, что WPP — новостной конкурс. Я был членом жюри в 2001 году. Падали башни, 3000 человек погибли на Манхэттене. Но в тот год победил кадр, на котором были похороны афганского мальчика-бе¬женца. То есть похороны этого мальчика намного важнее, чем смерть 3000 бизнесменов в Нью-Йорке. При этом большинство членов жюри были американцы — они смотрели на фотографии 11 сентября и плакали, потому что у них там тоже кто-то погиб. Но оказалось, что похороны беженца из Афганистана — более символичный кадр.

На World Press Photo пытаются выдержать баланс: в жюри приглашают людей разных культур, космополитов. Потому что человек из Африки совсем иначе видит то, что происходит в России, а фотограф из России — то, что происходит в Китае.

И все же в этом году среди победителей — целых пять историй о грузино-осетинском конфликте. Казалось бы, короткая локальная война, а для мировой журналис¬тики это событие оказалось очень важным. Но оно все равно не стало главным кадром, хотя там есть фотография, которую много обсуждают, — знаменитый кадр Глеба Гаранича с грузином, оплакивающим своего брата после бомбардировки в Гори. Здесь есть все: событие, смерть, горе, и здесь не надо много читать. Если человек следит за событиями, он понимает, что это — Грузия.

Обидно, что в число призеров не попал никто из тех, кто освещал конфликт со стороны Осетии: все фотографии сделаны в Грузии. Что, с осетинской стороны было меньше трагедии? Были хуже фотографы? Не думаю, что это так. Но сработало освещение этого конфликта в западной прессе, сработало сознание того, что в Грузии — жертвы.

А может, дело в ментальности: я был и в Осетии, и в Грузии — там даже горе воспринимается по-раз¬ному. Осетины настолько сдержаны в своих чувствах, что, пожалуй, ты и не понимаешь, насколько они переживают внутри. А в Грузии плачут всегда. Они так себя освобождают. Поэтому и фотографии получились более эмоциональными.