Слезы мира

1 октября 2009, 00:00

В США ударно прошла всемирная неделя большой политики и экономики. Проблемы планеты обсуждались и решались от частного к общему. От пестроты и подчас откровенного фарса Генассамблеи ООН, через обтекаемые формулировки Совбеза и узость тематики двусторонних встреч, мегасаммит вылился во встречу G-20 — теперь главного мирового органа по борьбе с кризисом

На Генассамблее каждый, отдав дань общей повестке, норовил все же поговорить о своем. Премьер Италии рассказывал, как замечательно провел прошлый саммит G-8, а президент Боливии — как стал жертвой американских баз. Президент Украины жаловался на морских пиратов, а его монгольский коллега на то, как трудно жить вообще без выхода к морю. Лидер Ливии призывал перенести штаб-квартиру ООН к себе на родину, а президент Кирибати сокрушался, что у него через 100 лет родины вообще не будет — уйдет под воду из-за глобального потепления.

Двусторонние встречи оказались более содержательными. Дмитрий Медведев, например, с Бараком Обамой сблизил позиции по иранской ядерной программе, с канц­лером Германии Ангелой Меркель обсудил перспективы сделки по продаже «Опеля», а с китайским лидером Ху Цзиньтао утвердил программу сотрудничества российских и китайских регионов на Дальнем Востоке.

Совбез ООН поднял всем настроение единогласно принятой резолюцией о нераспространении ядерного оружия и разоружении. Она отразила потепление отношений между двумя главными ядерными державами, в результате чего США отказались от размещения ракет, способных нести ядерное оружие, в Польше, Россия — от таких же ракет в Калининградской области, а вместе они решили сократить свои ядерные арсеналы и не допустить появления такового у Ирана.

Площадкой же для обсуждения самых глобальных, актуальных и сложных проблем стал саммит «большой двадцатки» в Питтс­бурге. Тут решали, как бороться против офшоров, бонусов, спекулянтов, протекционизма, за единые стандарты финотчетности и ответственность глобальных финансовых институтов.

В борьбе с офшорами, в которых только на территории Швейцарии находится почти $2 трлн, члены G-20 признали успешность мер, принятых ранее, и пообещали ввести новые с 2010 года. Наступление на бонусы банкиров выразилось в осуждении практики многолетних гарантированных бонусов, привязке их к результатам деятельности банков, требовании прозрачности бонусной политики и независимости бонусных комитетов. К 2012 году договорились ввести единые жесткие правила финансовой отчетности, призванные улучшить количество и качество банковских капиталов. Внебиржевыми производными финансовыми инструментами — главным орудием спекулянтов — предлагается торговать только на биржах или электронных торговых площадках и регистрировать сделки в специальных базах.

Самым трудным для G-20 стал вопрос о борьбе с протекционизмом. Здесь звучали наиболее обтекаемые формулировки, дающие основание полагать, что слова опять сильно разойдутся с делами. Видимо, участники форума втайне друг от друга надеются как-то проскочить кризис, замылив этот вопрос. Итоговый документ саммита явно дает понять: лидеры G-20 верят, что худшее уже позади.

Фото: АFP/EAST NEWS; REUTERS; AP; EPA; Максим Ярвинен/Коммерсант