Проредили мафию

19 ноября 2009, 00:00

В Пекине готовится процесс над «крестным отцом» крупнейшего города страны — Чунцина. Свою подпольную деятельность он успешно совмещал с руководством сначала полицией, а потом управлением юстиции мэрии. Разгром чунцинской мафии стал громкой операцией китайских силовиков: арестованы девять тысяч мафиози. Шестеро из них уже приговорены к казни

В Пекине готовится процесс над «крестным отцом» крупнейшего города страны — Чунцина. Свою подпольную деятельность он успешно совмещал с руководством сначала полицией, а потом управлением юстиции мэрии. Разгром чунцинской мафии стал громкой операцией китайских силовиков: арестованы девять тысяч мафиози. Шестеро из них уже приговорены к казни

Вэнь Цян питал слабость к ремням Louis Vuitton, коллекционировал окаменевшие яйца динозавров и жил в доме стоимостью под $5 млн. Во время обыска одного из восьми его особняков в маленьком пруду нашли пакет с 20 млн юаней (порядка $3 млн). Экономические реформы позволили ему создать крупнейшую в стране мафиозную группировку, и эти же реформы его погубили: он стал жертвой борьбы за власть в руководстве китайской компартии, то есть как раз за то, кто будет продолжать реформы.

Чунцин, когда-то рядовой китайский город с несколькими миллионами жителей, стали развивать ударными темпами в 1997 году. Его объединили в огромную агломерацию с расположенными по соседству городами, и сегодня в нем живет порядка 32 млн человек. Создавая мегаполис, власти хотели ускорить развитие бассейна реки Янцзы, на которой стоит Чунцин, и сгладить неравенство между бедными западными и центральными провинциями и промышленно развитым и богатым востоком.

Пекин вливал в Чунцин все новые и новые миллиарды. Здесь построили пять автосборочных предприятий, несколько сот заводов по производству комплектующих для машин. Кроме того, это один из центров химической и металлургической промышленности. По сути, это Тольятти, Магнитогорск и Волгоград, сложенные вместе и увеличенные в несколько раз.

Но в какой-то момент эксперимент вышел из-под контроля, а власть в городе практически перешла в руки китайских триад. А возглавил их Вэнь Цян, который 17 лет проработал заместителем шефа полиции города, с почетом ушел в отставку и последние полтора года, вплоть до недавнего ареста, возглавлял управление юстиции мэрии.

Чунцинские бандиты действовали с размахом. Только ростовщичество принесло им в прошлом году больше 30 млрд юаней ($4 млрд). Для сравнения: официальных налогов в Чунцине в 2008 году собрали на 90 млрд юаней.

Гангстеры убивали среди бела дня, устраивали показательные казни, наводнили город публичными домами и нелегальными казино, одно из которых располагалось почти напротив городского суда. Пару лет назад банда из ста человек напала на аэропорт, ограбила сотни пассажиров и спокойно скрылась с добычей.

Полиция время от времени арестовывала мелких воришек, но борьбу с оргпреступностью лишь имитировала: многие полицейские были у триад на содержании.

Безоблачная жизнь мафии закончилась летом прошлого года, когда новым шефом полиции Чунцина назначили Ван Люжина, самого известного в Китае борца с триадами. За его голову мафия даже назначила награду в $2 млн.

На его переводе в Чунцин настоял 60-летний Бо Силай, сын известного партийного функционера Бо Ибо, друга Дэн Сяопина. Парторганизацией Чунцина член Политбюро ЦК КПК Бо Силай руководит с ноября 2007 года. Он считается одним из наиболее ярких современных китайских политиков: отличный оратор, свободно говорит по-анг­лийски, в скандалах не замечен.

Объявляя войну криминалу, Бо Силай надеялся, что это поможет ему в 2012 году возглавить страну: уже известно, что через три года Ху Цзиньтао официально покинет пост председателя КНР, и XVIII съезд компартии изберет нового лидера страны. Правда, имя Бо Силая в списке наиболее вероятных кандидатов пока не значится, но разгром триад в Чунцине, по его мысли, должен был значительно увеличить его шансы в борьбе за власть.

Начали с полиции. В результате чистки работу потерял каждый пятый страж порядка. На одном месте полицейские теперь работают не больше года, после чего их переводят на другие участки. Семь тысяч следователей из других городов страны развернули такую бурную деятельность, что несколько из них даже умерло — не от пуль мафии, а от переутомления.

Но и результат налицо. Аресты начались в конце лета и продолжаются до сих пор. За решеткой уже девять тысяч бандитов и несколько сотен чиновников, полицейских, депутатов и бизнесменов, в том числе три миллиардера. Полиция отчиталась о 166 конфискованных «феррари», «ламборджини» и «бентли», принадлежавших мафиози и коррумпированным чиновникам. Преступность в городе упала на 40%.

Первый процесс состоялся в конце октября. К смертной казни приговорили шестерых бандитов. Но самых громких скандалов и разоб­лачений ждут от суда над Вэнь Цянем.

Чунцин стал прекрасным примером того, как бурный рост экономики Китая питает криминал, и того, насколько эффективно с ним можно бороться при наличии достойных стимулов.