Чья-то новая школа

Григорий Тарасевич
28 января 2010, 00:00

В этом сезоне принято любить среднее образование. Первой его полюбила режиссер Гай Германика. Сделала она это жестко и откровенно, как и положено бывшему оператору порнофильмов. Вслед за ней свое видение школы представил Дмитрий Медведев. Тут все по-другому

На прошлой неделе президент подписал бумагу под названием «Национальная образовательная инициатива “Наша новая школа”». Начинать чтение этого документа лучше ровно в полночь. Именно в это время на Первом канале заканчивается сериал, который называется «Школа» (без «наша» и без «новая»). После него президентская концепция как сода при изжоге.

Читаешь — настроение поднимается. Понятное дело, здесь нет ни курения в туалете, ни подросткового секса, ни учителей-извра­щен­цев. Даже слово «реформа» не упоминается ни разу. Действительно, документ обещает не столько реформы, сколько устранение неприятностей, возникших после предыдущих реформ.

Возьмем все тот же ЕГЭ. Мероприятие, может быть, и хорошее — только из-за единого экзамена старшеклассники превращаются в зомби, зубрящих ответы на тестовые задания. Не зубрящие, но талантливые рискуют пролететь мимо престижных вузов. Президентская концепция слегка корректирует тотальный егэцентризм: «Единый государственный экзамен должен оставаться основным, но не единственным способом проверки качества образования». Речь идет о поступлении в вуз победителей олимпиад или обладателей приличного портфолио.

Другой пример. По всей стране идет переход на «подушевое финансирование». То есть, если к тебе в класс набилось побольше учеников, то и зарплата твоя вырастает, а насколько успешно ты их учишь — не так важно. Эту систему предлагается подрихтовать: «Размеры подушевого финансирования следует определять в соответствии с особенностями школьников, а не только образовательного учреждения».

Вообще любому прогрессивному педагогу эта концепция будет по душе. Беру цитаты наугад:

«Школы как центры досуга будут открыты в будние и воскресные дни, а школьные праздники, концерты, спектакли, спортивные мероприятия будут местом семейного отдыха…»;

«Результат образования — это не только знания по конкретным дисциплинам, но и умение применять их в повседневной жизни»;

«Не должно быть никаких бюрократических препятствий для учителей, в том числе молодых, желающих подтвердить высокий уровень квалификации ранее установленных сроков»;

«Для ребят, проявивших свои таланты в различных областях деятельности, будут организованы слеты, летние и зимние школы»…

Последняя цитата заметно подняла мою самооценку. Я вот уже шесть лет летнюю школу организую, а мой приятель — зимнюю, а другой приятель — весеннюю. Теперь только понял, какие же мы прозорливые. То, что раньше было сплошным волонтерством и диссидентством, сейчас становится генеральной линией. Попросить у Медведева какой-нибудь бюджет, что ли?

Впрочем, я подозреваю, что с конкретными бюджетами на конкретные летние школы дело обстоит не так гладко. Как и вообще со всем, что связано с реализацией этой очень прогрессивной (пишу без тени иронии) концепции.

Приведу один пример. В президентском послании 2008 года Медведев упомянул о «пополнении школ новым поколением учителей, причем вовсе не обязательно только с педагогическим образованием». Идея здравая. Через полгода я запросил у Минобразования информацию о том, как воплощается в жизнь президентская инициатива. В ответ пришла отписка в духе «рассматривается возможность привлечения».

Подозреваю, что и Дмитрию Анатольевичу ответили примерно так же. По крайней мере, в послании-2009 он произнес: «Мы начнем привлекать для работы в школах тех, кто способен обеспечить более качественное профильное образование, включая квалифицированных специалистов, которые не имеют педагогического образования». Год прошел, а ключевой глагол стоит в будущем времени. И в «Нашей новой школе» снова говорится о «непедагогах» и снова речь идет не о сегодняшнем дне, а о перспективе.

То есть вопрос заключается не только в том, должны ли все школьники быть здоровыми, а хорошие учителя богатыми. В довесок к симпатичным образовательным идеям нужно еще и изменить управленческую систему.

Ну и напоследок о Гай Германике. Как ни странно, жизнерадостная концепция и шокирующий сериал особенно хороши именно в связке. Начинаешь понимать, какой школа бывает сейчас и что при желании можно получить в будущем… Но тут мне сказали, что фильм вовсе не о системе среднего образования, а о смысле жизни: одиночество, поиски себя и все такое. Так, может, и президент о том же?