Фанаты «Зеленого ада»

Спорт
Москва, 19.08.2010
«Русский репортер» №32 (160)
«Для того чтобы проходить эти повороты, нужно иметь стальные яйца, — изрек гонщик Олег Волин, оценивая взглядом разбитую машину. — В этом месте очень страшно не нажимать на тормоз». С такой оценкой гонок серии VLN согласны большинство автогонщиков: иначе как «Зеленым адом» эту трассу вслед за знаменитым шотландским гонщиком Джеки Стюартом и не называют. Может, поэтому, несмотря на солидный возраст, она до сих пор остается самой популярной, привлекая сотни спортсменов и десятки тысяч зрителей

Нюрбургринг — это самые престижные кольцевые гонки в Европе. Строительство трассы велось с 1923 по 1927 год, и уже тогда на ней было множество поворотов. Первоначально автодром состоял из нескольких колец: Gesamtstrecke (Объединенная петля) длиной 28,265 км включала в себя 22,810-кило­метровую Nordschleife (Северную петлю) и 7,747-километровую Südschleife (Южную петлю). В 1983 году был построен новый участок — GP-Strecke, именно на этой трассе раз в два года проходит этап «Формулы-1». Однако и Северная петля по-прежнему используется: эта часть автодрома считается самой сложной кольцевой трассой в мире. В течение года здесь проходят девять этапов гонок продолжительностью по четыре часа и один шестичасовой этап. Существует еще и уникальный 24-часовой, но в общий зачет он не входит, хотя собирает больше всего зрителей. 

Диснейленд для автоманьяков

Гонки серии VLN — одни из самых массовых в мире, поскольку на старт выходит около двухсот машин. В популярном американском соревновании NASCAR участников в несколько раз меньше. Серия существует уже 33 года и считается довольно опасным развлечением. За это время погибли шесть пилотов, причем один разбился в этом году.

Нюрбургринг — это как Диснейленд для автолюбителей: среди огромного количества развлечений и соревнований каждый найдет что-то для себя. Еще одна особенность гонок — разнообразие транспортных средств. Здесь можно гонять практически на всем, что движется. Впрочем, правила безопасности никто не отменял, поэтому нельзя, к примеру, участвовать в гонках в машине с мягким верхом или на кабриолете. Для всего остального сущест­вуют различные классы. Группа V объединяет серийные автомобили, группа SP — доработанные машины, а группа H предназначена для ветеранов до 1996 года выпуска. Внутри групп существует разделение на классы в зависимости от объема и типа двигателя.

Четыре отеля для фанатичных любителей гонок расположены прямо на трассе. Балконы выходят на стартовую прямую, так что за машинами можно наблюдать, сидя в своем номере с бокалом пива. Рев моторов не раздражает и местных жителей. «Никто не против. Для нас это музыка, спросите любого», — говорит владелец одной из гостиниц. Когда нет гонок, по трассе может кататься любой желающий — всего за 22 евро. Так что поток туристов в Нюрбурге не иссякает круглый год.

Вокруг трассы множество магазинов. Здесь есть лавочки, торгующие сувенирами: нельзя же уехать из Нюрбурга без легендарной майки с номером 27, означающим год первых стартов. Фирменные автосалоны соседствуют с уютными развалами для фанатов гонок. Здесь же расположены гоночные конюшни: Нюрбургринг еще и тестовый полигон для всех автомобильных инноваций.

Богатый местный музей, примыкающий к кольцу, демонстрирует уникальные экспонаты: от классики автоспорта 1927 года до современных суперкаров. В его залах воссозданы интерьеры старых гаражей, здесь же хранятся машины легендарных пилотов Айртона Сенны и Михаэля Шумахера. Болиды и машины разобраны на узлы, их можно потрогать, покрутить. А в отделе современного автоспорта представлены даже системы гибридных двигателей, и каждый желающий может попробовать разобраться в их устройстве. Складывается впечатление, что у разработчиков вообще нет секретов.

Минута на перемену мест

В абсолютном зачете VLN Нюрбургринга борются в основном «Порше» и «Ауди». Третья компания, уделяющая здешним гонкам особое внимание, — БМВ. На знаменитой 24-часовой гонке этого года именно БМВ оказалась фаворитом, продемонстрировав феноменальную выносливость. Российская команда Волин — Вертунов тоже гоняет на Нюрбург­ринге на БМВ Z4. В этом смысле предпочтения россиян неизменны: «бумер» — наше все.

Этот молодой дуэт сложился только в нынешнем году. Раньше бизнесмен Олег Волин предпочитал ездить в одиночестве на «Хонде Цивик». Но затем почувствовал, что ему это сложно физически и не позволяет добиться более высоких результатов. Поэтому сразу после Нюрбургринга-2009 стал искать второго пилота. Задача была непростая — найти не только сильного гонщика, но и материально самостоятельного человека, ведь участие в гонках пилоты финансируют сами. Поиски среди участников кольцевых гонок ничего не дали, напарник неожиданно нашелся среди раллистов.

Евгений Вертунов — гонщик молодой, но опытный. Он говорит, что для него Нюрбургринг — компромисс между ралли и кольцом. Кататься в обычных кольцевых гонках, по его словам, совсем неинтересно. Но Нюрбургринг — это трамплины, «закрытые» повороты и к тому же огромная протяженность трассы.

— Для сравнения: на обычной кольцевой гонке в Мячково ты проходишь сорок кругов за сорок минут, здесь — всего семь кругов за полтора часа, — говорит Вертунов. — Так что это почти ралли.

— Для того чтобы изучить Нюрбургринг, нужен год, — рассказывает Волин. — Здесь каждый поворот имеет название и у каждого есть своя идеальная траектория прохождения.

Гоночный уик-энд на Нюрбургринге начинается с заселения в гостиницу. Любой отель в радиусе 50 километров живет за счет автодрома. Пилоты предпочитают селиться в 15–30 минутах езды на машине от трассы, подальше от шума и гулянок: стараются сэкономить силы для гонки. 220 машин, которые готовятся к старту, размещают в 36 боксах. Рядом с российским экипажем несколько немецких. Тесновато, конечно, но, как ни странно, никто друг другу не мешает.

Кстати, в боксах рады гостям — туда часто приходят жены гонщиков с детьми. Вообще на Нюрбургринге очень много девушек, и не только среди зрителей: женщины-механики наравне с мужчинами меняют колеса, заправляют машины и протирают стекла.

От механиков зависит очень многое. В 24-часовой гонке небольшая ошибка (недолив топлива) обошлась российскому экипажу в 18 минут простоя на трассе без бензина. В случае аварии — на механиках быстрое восстановление машины: надо как можно скорее поменять детали, залатать дыры и отрезать все болтающиеся куски.

Пит-стоп — это особый мир. Своеобразный «балет» механиков, на бешеной скорости летающих вокруг машины. Перед тем как «переобуть» болид, новую резину заранее нагревают в грелках, чтобы не прогревать на трассе, теряя на этом драгоценные секунды. Буквально за несколько мгновений в машину с раскаленными тормозами, пышущую иск­рами из выхлопной трубы, заливают бензин — ради собственной безопасности заправщик обязательно должен быть одет в несгораемый костюм. Бак нашего БМВ Z4 вмещает всего 60 литров — в «стандартном» классе менять бак на больший запрещено.

Смена гонщиков также происходит во время пит-стопа. Евгений Вертунов пошел готовиться к гонке за 15 минут до намеченного пит-стопа. Амуниция, как во всех гонках такого высокого уровня: несгораемое белье, комбинезон, перчатки, ботинки, подшлемник и шлем. С собой фляга с водой, ведь в гоночных машинах не бывает кондиционеров. Как только подъехал Волин, Вертунов оказался рядом с машиной, открыл ему дверь, снял защитную сетку с окна
и отстегнул пилота.

— У нас примерно минута, — рассказывает Евгений.

На разговоры времени нет, успеваем спросить только самое важное: как ведет себя машина, нет ли на трассе опасных мест — может, где-то после аварии остались чьи-то оторванные запчасти?

Сменившийся гонщик не уходит отдыхать, если только речь не идет о 24-часовом этапе. Волин остается следить за цифрами телемет­рии: табло показывают, с какой скоростью едет их автомобиль, как он проехал предыдущий круг, как переместился в классификации относительно других гонщиков его класса.

— Страшнее всего, если на трассе рассыпан гравий или разлито масло, — рассказывает Олег. — Если его не видно из-за поворота, могут быть новые и новые аварии.

В случае аварии на трассе появляются пейс-кар и техника для эвакуации разбитой машины. Более десяти машин «скорой помощи» несут дежурство на каждом выезде, откуда возможна эвакуация людей.

Если машина серьезно пострадала, то на ее восстановление приходится тратить большие деньги. Только самые богатые команды могут позволить себе купить болид — остальные берут автомобиль в аренду. На Нюрбург­ринге эта система прекрасно отлажена, хотя все равно обходится недешево. Аренда
простой машины с обслуживанием на гонку (4 часа) стоит порядка 4–5 тысяч евро. На 24-часовую гонку — до 8 тысяч. Можно взять и машину экстра-класса, например «Порше», тогда прокат будет стоить около 30 тысяч евро. Арендовать можно со страховкой и без нее.

— При страховке все, что вы сломаете и разобьете в машине, будет покрыто страховой компанией. Без нее придется платить самому, — объясняет Волин. — Начинающему водителю страховка обойдется очень дорого: слишком велики шансы аварии, особенно на машине экстра-класса. Обычно первый год гонщик привыкает к трассе и гонкам на арендованной технике. И после первого года-двух заводит машину именно «под себя».

В Германии гонять выгоднее

Главный гоночный день приходится на субботу. Когда машины готовы, начинаются тестовые заезды. Правда, многие пилоты используют их не по прямому назначению. Такие заезды еще называют «спонсорскими»: в машину ставят второе кресло для пассажира и катают тех, кто готов вложить деньги. Гонщики шутят, что такая практика помогает выбивать новые бюджеты.

Сегодня четвертый четырехчасовой этап гонки. Для наших он закончился уже через час. Стартовали тремя группами. Волин замешкался на старте, потерял несколько позиций, пришлось нагонять. В первом повороте сразу началась давка, возникло множество мелких аварий. Но ее наши прошли. А потом Волин не вписался в поворот и улетел с трассы. Пришлось тащить машину в бокс и менять рычаг подвески. Потом не повезло Вертунову: его занесло на повороте с трамплином и на скорости 160 км/час ударило в отбойник. Машина пострадала так, что гонку продолжать было не на чем.

— Лучшее время для изучения трассы — 24-часовая гонка, — объясняет уже по окончании заездов Волин. — После нее мы анализируем телеметрию: она позволяет узнать все показатели машины при вхождении в каждый поворот — скорость, силу нажатия на педаль тормоза, газ. То есть в реальности инженер видит, как ты едешь, и, сравнивая телеметрию разных гонщиков, подсказывает тебе, где теряешь скорость. После этого главная задача — научиться проходить эти повороты без потерь.

— С одной стороны, я понимаю, где нарастить скорость, — говорит Вертунов, раздосадованный неудачей. — С другой, Нюрбург­ринг ошибок не прощает. В ралли я привык к трамплинам. Но на полноприводной раллийной машине. На заднеприводной машине не получилось. Нельзя прыгать через две ступеньки. Честно говоря, сейчас даже непонятно, на чем мы поедем следующий этап. Скорее всего, восстановить машину не успеют. Значит, нужно будет брать в аренду другую и проходить те же повороты и снова прыгать, если понадобится.

— Почему именно Германия? — спрашиваю я капитана российского экипажа. — Чем в России хуже?

— С учетом того, что все гоняют на свои, это выгоднее, — сразу же включает бизнесмена Волин. — Условно говоря, на Нюрбургринге за одинаковые деньги я получаю гораздо больше гонок и высокий уровень сервиса. Я прилетел — у меня уже машина полностью готова: заправлена, настроена. У меня здесь команда механиков. Я сел, покатался и улетел. В России это пока невозможно. Почему, сложно сказать. В Германии есть нормальные инженеры: они понимают, где брать детали, какая машина быстрее едет, в каком классе мне выгоднее и удобнее выступать.

Несмотря на то что четвертый этап гонки оказался для россиян не слишком успешным, менеджер команды Марик Зайдман полон оптимизма:

— Это первая серьезная авария такого уровня в этом экипаже. Но я в гонках двенадцать лет, и в раллийных и в кольцевых, и могу сказать, что без аварий не бывает прогресса. Нет ни одного гонщика, который бы ездил без аварий. И очень важно после этого пре­одолеть психологический барьер и поехать. Еще быстрее, чем ездил раньше. У гонщиков есть такое понятие — скоростной барьер. Его надо постоянно повышать.

И они поехали. Поскольку на восстановление автомобиля понадобилось почти два месяца, им пришлось взять в аренду БМВ-325 класса V4 (стандартный автомобиль с объемом двигателя до 2,5 л, тогда как их разбитый Z4 был в классе V5, где разрешены моторы до 3 л). На этом болиде Волин и Вертунов пришли к финишу первыми.

Фото: AFP/EAST NEWS; IMAGO SPORT/EAST NEWS; Андрей Егоров

Российские гонщики в VLN-2010

Нюрбургринг: история и факты

В первый же год существования автодрома на нем прошел Гран-при Германии. С 1953 года начала проводиться гонка 1000 км Нюрбургринга, с 1970-го — 24 часа Нюрбургринга.

В 1970 году после гибели на трассе Пирса Кариджа пилоты «Формулы-1» решили бойкотировать кольцо. Правда, после того как были установлены специальные барьеры и выровнен профиль трассы, Гран-при Германии ненадолго вернулся в Нюрбургринг. Однако чрезмерная для гоночной трассы длина (свыше 22 километров) по-прежнему не отвечала ни требованиям безопасности, ни пожеланиям телекомпаний. Ники Лауда — единственный пилот, которому удалось проехать всю Северную петлю менее чем за 7 минут, — в 1976 году попал в аварию на втором круге гонки. Его машина загорелась, но пилота удалось спасти. Помогли пилоты-сопер­ники — ни пожарные, ни «скорая помощь» не успели вовремя добраться до места происшествия.

После этого инцидента трассу серьезно реконструировали, что не мешало устраивать там разнообразные соревнования, в том числе гонки на выносливость, этапы MotoGP, заезды грузовиков. Сейчас на Нюрбургринге проводят гонки серии VLN, а также раз в два года этап «Формулы-1».

Новости партнеров

«Русский репортер»
№32 (160) 19 августа 2010
Пожары
Содержание:
Почему мы угораем

Августовский кошмар начали готовить советские чиновники еще в 70-х годах прошлого века и продолжили российские уже в начале нынешнего. Непродуманная реформа лесного хозяйства разрушила систему охраны его от пожаров, неготовым к разгулу стихии такого масштаба оказалось даже МЧС. «РР» разбирался, какие выводы мы должны сделать из августовской огненной эпопеи

Фотография
Вехи
Портфолио
Путешествие
Реклама