Осквернение гнезд

Среда обитания
Москва, 18.10.2012
«Русский репортер» №41 (270)
После вступления в силу закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» в России озаботились существованием пособий по детской сексологии. Прокуратура по просьбе уральских родителей уже проводит экспертизу нескольких детских книг на эту тему, а издательство «АСТ» изъяло из продажи книгу Валерии Фадеевой «Как взрослеет мое тело». Корреспондент «РР» обратилась к психотерапевту с просьбой объяснить, действительно ли подобная литература опасна для детской психики и как вообще говорить с детьми о сексе

Фото: архив «РР»

Пособия по сексуальному развитию для подростков активно выпускает и издательство «Эксмо». Я приобрела вышедшую у них в этом году розовенькую книжку «Девчонкология». По мнению двух зарубежных авторов, гинеколога и педиатра, она предназначена для девочек подросткового и предподросткового возраста. В ней рассказывается множество полезных вещей: что такое дружба, как общаться с родителями и бороться с прыщами. А еще как устроены мужские половые органы и про секс.

Правда, авторы настойчиво внушают читателю мысль, что заниматься им до поры до времени не стоит, лучше обойтись альтернативными вариантами: «Когда парни мастурбируют, они держат в руке и трут свой пенис, обычно довольно энергично, чтобы стимулировать его. Когда мастурбируют девушки, они могут трогать свою грудь, тереть клитор или вагину… В этом нет ничего опасного (если только ты не занимаешься этим все свободное время) или ненормального. Если тебе так необходимо сбрасывать сексуальное напряжение <…> ты можешь научиться доставлять себе удовольствие лучше, чем любой неловкий мальчишка-подросток».

Описания и даже просто упоминания подобных альтернатив, по мнению большинства родителей, аморальны. Впрочем, более продвинутое меньшинство полагает, что альтернативы действительно нужны и не упоминать их в книгах о сексуальном развитии — ханжество. В любом случае очевидно, что у нас предпринимаются осознанные попытки выработать язык, которым можно говорить с детьми и подростками на сексуальные темы.

Моя собеседница — заведующая кафедрой психотерапии и психологического консультирования Московского института психоанализа, кандидат психологических наук Наталья Фомичева. К ней регулярно обращаются мужчины и женщины с сексуальными проблемами. И проблемы эти, по мнению Фомичевой, появились у них из-за когда-то проведенной родителями беседы на тему секса:

— Первая глобальная причина сексуальных дисфункций — это внушение ребенку идеи, что секс — это грязно, плохо, стыдно, что от этого болеют. 90% моих клиенток несут в себе внушенную мамой идею, что в сексе нельзя получать удовольствие. И таких родителей достаточно много.

— Иными словами, родители часто вообще не хотят, чтобы их дети занимались сексом?

— Родителям хочется, чтобы это случилось «только по большой любви» и чтобы они об этом не знали, а еще лучше — после свадьбы. В итоге они передают ребенку двойные послания. Мама говорит: «Да, конечно, ты можешь заниматься сексом». А на невербальном уровне транслирует: «Но ни в коем случае этого не делай». И в психике ребенка возникает противоречие вплоть до физиологических проявлений. Есть такое нарушение — вагинизм. Это спазм мышц влагалища и внутренней поверхности бедра, делающий половой акт невозможным: девушка хочет, а тело не пускает.

Антисексуальные страсти заполыхали в середине сентября, когда президент фонда «Уральский родительский комитет» Евгений Жабреев наткнулся в книжном магазине на пособие «Как взрослеет мое тело», вообще-то предназначенное для подростков, но почему-то оказавшееся в разделе книг для школьников младших классов. В нем автор не только рассказывала о половом созревании, но и попыталась поговорить о первом сексуальном опыте:

«Что касается позы, с которой стоит начать <…> в классической, или миссионерской, позе (твоя партнерша лежит на спине с разведенными ногами, ты — сверху) ты сможешь контролировать ситуацию и придержать девушку (возможно, она будет инстинктивно пытаться вырваться). А она сможет изменять глубину проникновения, если будет приподнимать или опускать таз и разводить или сдвигать ноги. Можно попробовать позу по-собачьи. Если девушке станет больно, пусть она не сгибает руки в локтях…»

Психолога Наталью Фомичеву эта тема сама по себе не смущает, зато смущает другое:

— Тут дается установка: девушка будет инстинктивно пытаться вырваться, кричать и звать милицию, но ты все равно продолжай. Ужас! Я бы эту книгу не купила, она не учит слушать партнера, не формирует доверие. Пара должна искать позу, приятную обоим, такой поиск — важный элемент сексуального развития. А здесь подростку предлагается опыт взрослого человека. Нельзя давать ему рекомендации и оценивать позы. Подросткам важны анатомо-физиологические подробности, чтобы понимать, что откуда вытекает и как меняются ощущения.

Евгений Жабреев такими тонкостями не интересуется. Как и многим другим консервативно настроенным родителям, сама идея сексуального просвещения ему не слишком импонирует.

— Знаете, что рассказывается в этих книгах? Авторы рассказывают детям о гомосексуализме, о минете и куннилингусе! — возмущается он. — Три книги мы сдали в прокуратуру. Я не против, чтобы детям рассказывали про менструальные циклы, но учить ребенка, как правильно брать член в руки — это разрушение будущей семьи и счастливого детства. У нас и так полно извращенцев среди подростков. И что, когда мальчик придет из армии, он должен жениться на проститутке, которая уже все попробовала? О сексе надо говорить только в формате создания семьи.

— Извращенцев у нас среди подростков немного, — возражает Фомичева. — Извращения — это заболевания, которые перечислены в Международной классификации болезней, процент их невелик. А вот минет не извращение. По статистике, пары, которые регулярно занимаются оральным сексом, гораздо реже разводятся. Оральный секс — это крайняя степень доверия между партнерами, он укрепляет отношения и приносит удовольствие.

— Родители, может, и не против минета в семейной жизни, но боятся, что подростки начнут практиковать его в школьном туалете.

— От орального секса в школьном туалете не застрахованы ни родители, которые воспитывали детей по Библии, ни родители, которые сразу все им рассказали еще в полтора года. Это некая реальность, она есть. Вопрос, из какого чувства подростки это делают. Это может быть протест: вот вы меня все эти 15 лет дисциплинировали — так нате вам. Эта проблема идет не от книг, а от родителей.

В 12 лет я получила в подарок пособие «Детская сексология». В нем была бесценная информация: как растет грудь, что такое месячные, а кроме того, из этой книги я узнала, что сексуальные фантазии — это не стыдно, а от мастурбации ничего не отвалится. Вовремя подаренная книга избавила меня от необходимости задавать родителям неловкие вопросы — о том, чтобы задавать их педагогам, не было и речи. «Сексуальное просвещение» в нашей школе выглядело так: девочки принудительно сгонялись в актовый зал, где толстая и злая тетка-гинеколог в течение часа рассказывала о том, что от секса бывают сифилис и гонорея, сопровождая лекцию фотографиями всей этой красоты…

Главный парадокс заключается в том, что сегодня истребление рынка профессиональной сексологической детской литературы и повсеместные ярлычки «18+» оставляют ребенка наедине вовсе не с гинекологическими страшилками про гонорею, а с интернетом. Каждый подросток может забить в поисковике запрос «первый секс» и получить исчерпывающую информацию с фото и видео.

А вот уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов считает детские книги о сексе «нравственным растлением несовершеннолетних», которое «способствует их сексуальной эксплуатации, а также росту преступлений в отношении детей». Это притом что во всех этих книгах авторы предлагают воздерживаться от секса, «пока не будешь готов», поясняют, что делать в случае домогательств, а также рассказывают о предохранении, венерических заболеваниях и СПИДе, что как раз должно уберечь подростков от необдуманных решений.

Активист Евгений Жабреев со своей стороны долго убеждает меня по телефону, что западные авторы скандальных книг — «педофилы», которые «хотят погубить Россию».

Мы с психотерапевтом листаем книжку «Девчонкология». Авторы — двое таких зарубежных «педофилов». Я привожу Фомичевой поразившую меня цитату про мастурбацию, но ее она не удивляет:

— Это на какой возраст книжка? Предподростковый? Рановато. А для подросткового нормально. Испугаться такой цитаты может только сильно невротизированная девочка, но причиной будет не книга, а родительские установки. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы подросток сбрасывал сексуальное напряжение путем мастурбации.

— Но родители боятся, что подросток начнет себя удовлетворять днем и ночью.

— Это миф. Чтобы возникла навязчивая мастурбация, одних фильмов и книг недостаточно, здесь должна быть травмирована личность человека. Более того, если у девочки период подростковой мастурбации по каким-то причинам выпал — например, родители спали с ней в одной комнате — в будущем у нее будут большие проблемы с достижением оргазма. Про мастурбацию подросткам нужно рассказывать! Они все равно будут это делать. Но либо спокойно, либо с чувством вины.

— Так в каком возрасте надо начинать говорить с ребенком о сексе?

— Когда он об этом спросит. Если у вас выстроены доверительные отношения, ребенок придет и спросит сам. В три года он интересуется, откуда берутся дети, но не расспрашивает о самом процессе. Ему достаточно сказать, что, когда папа с мамой друг друга любят, у мамы в животике вырастает ребенок. В четыре года он уже начинает интересоваться: а что такое родители делают в постели? Дети приходят ночью к родителям в спальню и рано или поздно застают их во время полового акта. И первая их мысль — что папа причиняет маме боль. В этот момент их важно успокоить, а не забрасывать подробностями. Достаточно простого объяснения с упором на то, что родители любят друг друга. А вот подробностями начинают интересоваться уже подростки. Это они задают вопрос: «Мама, а как это у тебя было?» Но и здесь неправильно будет давать оценку своему сексуальному опыту.

— Разве мама не может рассказать, как это у них впервые было с папой?

— Может, но без подробностей — сколько раз за ночь и в каких позах. Нельзя давать при детях сексуальную оценку отцу или матери, это будет психологический инцест, когда ребенок морально вовлекается в сексуальные отношения родителей. Поэтому, на мой взгляд, подробности секса подростку лучше обсудить с нейтральным профессионалом — психологом, сексологом, и такие профессионалы должны быть в школах.

— А если в книге для детей 8–11 лет рассказывается, что такое педофил и изнасилование, — это нормально?

— Да, только без зверских подробностей. Здесь нужно удержать тонкую грань — обезопасить, но не внушить ребенку страх перед незнакомыми людьми. Но уже к семи годам нужно объяснить ребенку: твое тело — это твое тело, и любые прикосновения к нему, если они тебе неприятны, — повод кричать и сопротивляться. Кто бы это ни был: дядя, учитель, друг семьи. И не обязательно заострять внимание на том, с какими намерениями он полезет в трусы. У меня среди клиенток много девушек, которых уже в семь-восемь лет лапали в лифте. И ни одна из них родителям об этом не сказала! Они жили с чувством стыда много лет!

— А когда уже имеет смысл сказать про намерения «дяди»?

— Когда вы рассказываете о том, как именно происходит половой акт, расскажите и о том, что есть больные люди, донесите информацию, что любое сексуальное взаимодействие должно быть по обоюдному желанию. И если что-то делается против желания — это насилие, и нужно предпринимать меры.

— А почему родителей пугает, когда шестнадцатилетний подросток говорит: «Мам, нам с моей девушкой нужна квартира на вечер, не могли бы вы с папой пойти в кино?»

— Родители воспринимают такое предложение как «осквернение гнезда».

— А как правильно реагировать?

— Лучшая реакция — это когда родители сами понимают, что ребенок взрослеет, что у него появилась приятельница, и сами создают пространство для их встречи, намекнув: «Мы уезжаем на выходные». Но вместе с тем надо четко обозначить желаемые границы. Например: «Вы можете остаться здесь на ночь, но мы не хотим, чтобы вы были в нашей с отцом спальне».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №41 (270) 18 октября 2012
    Региональные выборы
    Содержание:
    Брянск, лес и партизанщина

    14 октября в России прошел единый день голосования. Трудно себе представить, но в это воскресенье в стране проводилось сразу 4686 выборов разного уровня. Тем печальнее, что реальной интригой, интересной всей стране, обладали лишь две избирательные кампании — губернаторская в Брянске и мэрская в подмосковных Химках. Корреспонденты «РР» наблюдали за обеими

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама