7 вопросов Александру Скокану, архитектору

Дмитрий Карцев
22 ноября 2012, 00:00

Правительство Москвы тихо и незаметно завершило Международный конкурс на разработку концепции развития Московской агломерации, или Большой Москвы. Он не внес ясность в то, как будут развиваться присоединенные к столице территории. Мэрия, тем не менее, обещает учесть те градостроительные предложения, которые эксперты сочли наиболее интересными. О том, нужны ли в принципе такие конкурсы и какой будет новая Москва, рассказал «РР» Александр Скокан — руководитель архитектурного бюро «Остоженка», одного из победителей конкурса

Фото: Алексей Никишин/предоставлено Архитектурным Бюро «Остоженка»

1. Есть ли смысл в проведении конкурсов, по итогам которых не принимаются конкретные градостроительные решения?

Это была калька с того, что два или три года назад делалось во Франции и называлось Консультациями по поводу Большого Парижа. Там ставилась задача не выбрать одну-единственную работу, а набрать какую-то сумму идей по поводу развития города. У нас, очевидно, в законодательстве не предусмотрена такая форма, как консультации, поэтому, что бы мы ни делали, надо называть это конкурсом. Мне кажется, в каждом из проектов были здравые идеи, и тот будет молодец, кто сумеет их собрать и приготовить какое-то приемлемое блюдо.

2. А это в принципе возможно? Идеи-то разные…

Конечно, возможно. Для этого надо прежде всего понять, чего мы, собственно, хотим от новых территорий, потому что сейчас мы видим, например, что изначальные замыслы по переезду чиновников никто реализовывать не собирается. Надо, как и в Париже после тех консультаций, создать совет или проектное бюро, которое займется идеологией нового города и суммированием высказанных идей.

3. Почему нельзя поручить эту работу существующим структурам?

Потому что Институт Генплана, который формально выступал заказчиком и вроде бы должен заниматься этими вещами, 24 часа в сутки занят повседневной рутинной работой. А тут нужно сосредоточиться конкретно на этой концептуальной задаче.

4. Приходится слышать мнения, что идея Новой Москвы изначально неверна, что территориальное расширение города — давно пройденный этап.

Мы, собственно, всеми силами и пытались показать, что простое расширение никому не нужно. Из-за этого мы и вырвались из рамок первоначального задания, требовавшего ответа на вопрос, как должна развиваться Москва. А мы говорили, что она не должна развиваться на юго-запад, а должна делать это, как ей свойственно, то есть равномерно во всех направлениях. И территориальная экспансия должна начаться, когда будут исчерпаны все ресурсы внутри города. А город, как мы знаем, рыхлый, пустоватый, непропеченный — есть, к чему стремиться.

5. А как вы предлагаете развивать новые территории?

Город дает места работы, культуры, а загород — это отдых, свежий воздух, леса. И именно так они должны развиваться и в дальнейшем. А если мы будем просто выплескивать за город городскую жилую застройку, у нас не будет ни города, ни загорода, а только хаотичное болото.

6. Что предлагаете вы?

Развивать медицинские кластеры, научные, образовательные, строить дома отдыха, делать туристические маршруты, в отдаленных районах возрождать охоту. Главное — не примитивная городская застройка.

7. На конкурсе были еще интересные проекты?

Очень интересный, хотя и не очень реалистичный, голландский проект, где большое внимание уделяется развитию крупных подмосковных аэропортов-хабов и строительству вокруг них деловой и промышленной инфраструктуры. Я думаю, что конкурс был в любом случае крайне полезен, потому что мы увидели, как на наши вопросы отвечают специалисты из других стран, и если кто-то сможет привести все это в систему, город от этого только выиграет.