7 вопросов Евгении Тарасовой, актрисе-кукловоду кировского театра «На Спасской»

Интервью
Москва, 04.04.2013
«Русский репортер» №13 (291)

Фотография: Ольга Шевнина / из личного архива Е. Тарасовой

В четверг 28 марта арестованный по «болотному делу» Леонид Ковязин в московском СИЗО № 4, известном в народе как «Медведь», женился на Евгении Тарасовой. Ковязин был на Болотной 6 мая 2012 года по заданию кировской газеты «Вятский наблюдатель» и обвиняется в том, что строил баррикады из биотуалетов. О том, каким новая семья видит свое будущее, «РР» рассказала сама Евгения.

1. Расскажите, как прошла ц­еремония.

Я приехала на свадьбу из Кирова. Мы вместе с моей мамой и мамой Лени зашли в СИЗО. Охранники проводили нас в специальную комнату. Там стояли начальница тюрьмы и работник загса. Привели Леню, нам дали документы, дали их заполнить. Представитель загса зачитал речь, нам сказали пару ласковых слов, мы пообнимались, обменялись кольцами. Процедура заняла минут семь, не больше. Потом нам дали пообщаться с Леней, его м­аме и мне, по полчаса каждой, ч­ерез решетку. Кольцо свое Леня сразу же отдал мне — в СИЗО с  кольцами нельзя.

2. Как вы познакомились?

В 2008 году я пришла на спектакль факультета культурологии Вятского государственного гуманитарного университета, где учился Леня. Был спектакль по пьесе Максима Курочкина «Выключатель», он играл Деда. Мне понравилось, и я подошла к нему после спектакля. Вот и все.

3. Вы планировали свадьбу до его ареста?

Нет, не планировали.

4. Но вы выходите замуж по любви, правильно?

Вы что же, меня в фиктивном браке обвинить хотите?

5. Разумеется, нет. В мае другой арестованный по «болотному делу», Алексей Полихович, тоже собирается жениться, и его невеста Татьяна говорит, что это для них еще и важная юридическая операция.

Конечно. И я с ней совершенно, на все сто процентов согласна. Для нас это тоже нужная юридическая процедура: только она д­ает мне возможность получать свидания, потому что до этого я ему была не родственница, н­икто, и свидания нам были не положены. Теперь у меня есть на них право, я смогу его морально поддерживать. А что будет дальше, покажет следствие.

6. Леонида обвиняют по час­ти 2 статьи 212 УК РФ «Участие в массовых беспорядках», ему по этой статье грозит от трех до восьми лет. Если посадят, будете в колонию ездить или переедете вообще?

Буду ездить. Мне сейчас вообще сложно загадывать, мы ждем судебных разбирательств. Полностью уехать из Кирова я не могу, но опять же не будем загадывать.

7. Нет ощущения преемственности с женами декабристов?

Знаете, я не вижу в этом какого-то подвига. Это просто свадьба, только в СИЗО. Я согласна с невестой Полиховича: это юридическая процедура. Я считаю, что браки совершаются вообще не по федеральным законам и каким-то правилам, а по любви и согласию.

200 лет тому назад

У партнеров

    «Русский репортер»
    №13 (291) 4 апреля 2013
    Нравственность
    Содержание:
    Духовные гопники

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Реклама