Хватит путчей!

Виталий Лейбин
Редактор отдела «Науки и технологии» журнала «Эксперт»
22 августа 2013, 00:00

Почти каждый год в августе я писал колонку с названием «Антипутчизм» — про август-1991. Но в какой-то момент, перечитав заявление ГКЧП, который неловко попытался захватить власть 22 года назад, я с удивлением обнаружил, что, несмотря на мои всегдашние антипутчистские и демократические воззрения, в целом правду они там написали, в этом своем «Обращении к советскому народу»: «Над нашей великой Родиной нависла смертельная опасность! <…> Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой <…> Идет наступление на права трудящихся. Права на труд, образование, здравоохранение, жилье, отдых поставлены под вопрос…» Но все равно глупо быть «за путч» — он своими трясущимися руками только ускорил распад. Нельзя спасти страну, выступая против народа.

Между тем, несмотря на демократические лозунги новой эпохи, основной стиль общения политических реформаторов и народа с путча изменился несильно. С начала 90-х, с работы над первыми законами, реформаторы пытались сконструировать нечто новое и прекрасное, переделывая народ. И даже Конституция писалась как романтический правовой манифест (смотрели не вокруг, а на лучшие мировые образцы), а не как закон для жизни прямо сейчас. Поэтому и выигрывали всегда не романтики, а циники-практики, которые написали нужное количество полномочий кому надо, то есть президенту, а все остальное осталось пустым призывом: давайте в светлом и недостижимом будущем жить по праву! И сейчас право у нас «казенное», да еще и ухудшающееся, написанное государством для государства.

«Переделать народ» — это очень знакомый стиль. В 20-е годы ХХ века большевики как-то решили отменить обряд крещения, заменив его придуманным обрядом под названием «октябрины». И даже писатель Викентий Вересаев пробовал придумать какие-нибудь настоящие обряды, например он сам предлагал заменить отпевание театральным действом с участием женщин в длинных платьях, поющих над гробом специально для такого случая созданные песни, причем не печальные.

Но у большевиков была страна, только что с позором вышедшая из мировой и окунувшаяся в гражданскую войну. И какая-то своя большая идея коммунизма. А у нас ни большой идеи, ни войны, слава богу, нет. А народ есть. Вполне образованный, вменяемый, да еще и очень крутой, способный к великим свершениям.

Мы вот только что неожиданно выиграли чемпионат мира по легкой атлетике; по одним только протестующим ученым можно изучать передовую науку, по крайней мере физику и математику; армия и МЧС борются с рекордной стихией. И даже чиновники у нас бывают честными и умными, как Ирина Акбашева из челябинской Сатки.

Защитники разных реформ — от монетизации льгот до реформы Академии наук — говорят, что нельзя ничего сделать, если у всех спрашивать, потому что у самой хорошей меры будет сопротивление. Это так, но справедливые правила жизни, в отличие от «антинародных реформ», опираются не на мнение толпы вообще, а на лучших людей, способных олицетворять общее моральное чувство.

Если делаешь реформу науки, надо опираться на лучших ученых, а не на плагиаторов; если медицины — то на великих врачей, а не на шарлатанов; если управления — то на вменяемых и заинтересованных в деле чиновников, а не на циников- казнокрадов. Если к этому по крайней мере стремиться, то только так и возможно получить народную поддержку: против правды-то воюют втихую, а на миру все «за». Понимаю, что в жизни все сложнее, но хотя бы уже иллюзий питать не надо, что можно долго управлять «через колено».

Да и какие варианты? Только что революция-путч-распад.