Как нам делать обрезание?

Григорий Тарасевич
10 октября 2013, 00:00

Представьте, что у вас есть ребенок (некоторым и представлять не нужно). И вдруг поставлен выбор: он вырастет умным, он вырастет здоровым или он будет уметь давать сдачи хулиганам.

Умение драться выглядит соблазнительно. Идешь вечером по улице, видишь подозрительную личность и хрясь ее ногой в челюсть… Круто! Но все-таки, если вы не являетесь идейным гопником, эта альтернатива окажется менее привлекательной, чем ум и здоровье. В конце концов, умный и здоровый человек сумеет придумать, как избежать драки.

Аналогичный выбор встал перед российским правительством при планировании государственного бюджета на ближайшие годы. Я не великий экономист, поэтому ситуацию воспринимаю на самом общем уровне (впрочем, досконально ее, кажется, не понимает никто).

Дела c экономикой не так чтобы хороши. Поэтому надо подсократить государственные расходы. Главный вопрос: что именно обрезать? Если верить опубликованным проектам, то обрезанию подлежат в первую очередь такие статьи федеральных расходов, как здравоохранение (сокращение на 44 млрд рублей) и образование (минус 88 миллиардов). При этом расходы на оборону вырастут аж на 391 миллиард!

Когда я впервые это прочитал, тут же подбежал к окну и стал разглядывать, что происходит на улице. Согласно моим представлениям о цивилизованном обществе, по городу уже должны были идти колонны протестующих граждан во главе с лидерами профсоюзов и левых партий. Но никаких колонн не было. Впрочем, с независимыми профсоюзами и адекватными левыми партиями у нас в стране тоже туго.

А повод для возмущения вообще-то есть. В России и без обрезания были неприлично низкие расходы на главные человеческие нужды. Беру статистику, опубликованную ООН. На здоровье своих граждан российское государство тратило чуть больше 3% от ВВП, на армию — почти 4%.

Для сравнения: Германия расходует на здравоохранение 9% ВВП, Франция — 9,3%. И это не абсолютные показатели, которые можно списать на бедность государства, а относительные, показывающие приоритеты страны. На оборону французы тратят чуть больше 2% ВВП, немцы — 1,4%.

Соединенные Штаты Америки — страна озабоченная своей военной мощью. Но и у них государственные расходы на медицину — 9,5% ВВП, на образование — 5,4%, на оборону — 4,8%. То есть врачей с учителями там уважают больше, чем солдат с генералами. И это притом что в США огромные деньги в больницы, школы и университеты вкладывает еще и частный сектор. Даже в Израиле, который, в отличие от нас, действительно находится в кольце врагов, ухитряются тратить на здоровье и образование больше, чем на армию. Про то, как соотносятся эти статьи расходов в Швеции или Нидерландах, даже говорить неприлично.

Такой статистики можно найти много. Вот, например, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний и диабета. Во Франции 98 случаев на 1000 человек, в США — 156, в Австралии — 112, даже в какой-нибудь Ботсване — 346. А у нас, на родине национального проекта «Здравоохранение», — 580. Получается, что невнимание к здоровью оборачивается огромным количеством трупов. Тут никакой войны не надо.

Вопрос о том, как тратить бюджет, — это вопрос не только экономический, но и мировоззренческий. Что важнее: убивать или лечить и учить? Убийство прикрыто пафосными словами об оборонной мощи и национальной гордости. Тут же приводится избитая пословица: мол, кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую. Но почему-то десятки стран мира не скупятся и тратят деньги на школы, больницы, университеты и научные лаборатории. И при этом с их независимостью ничего плохого не происходит. Все-таки выбор между умом со здоровьем и умением дать сдачу большинство разумных людей делают однозначный. Повторяю: если эти люди не гопники.