Фильмы

Афиша
Москва, 21.08.2014
«Русский репортер» №32 (360)

Мнение

Кино и мир

«Кинематограф военных действий» — так называется шестисотстраничный фолиант кинокритика Михаила Трофименкова, посвященный  французскому кинематографу 40-х–70-х. Это действительно военная история кино ХХ века. Самый интересный эпизод — война за независимость Алжира, практически разрушившая алжирское общество и едва не уничтожившая Французскою Республику.

Книга писалась до Майдана, Крыма, Донецка, но события, описанные в ней, исчерпывающе объясняют логику происходящего в России и на Украине. Алжирский вопрос расколол французских интеллектуалов точно так же, как украинский — российских. Вопрос, чью сторону занять, часто был вопросом идеологии, то есть веры: обе стороны конфликта не отличались чистоплотностью и благородством, вопрос, кто начал первым, был быстро снят общим количеством трупов. Игровые фильмы, в которых просто упоминалось о существовании Алжира, запрещались официальной цензурой, но шли с феноменальным успехом в альтернативном прокате  рабочих киноклубов. Рискуя жизнью, волонтеры выезжали в лагеря повстанцев и снимали документальные фильмы о Фронте национального освобождения. А потом подпольно показывали их в маленьких кинотеатрах или официально на сессиях ООН. На фоне этой безумной европейской активности наши тяжелые времена кажутся просто эпохой малокартинья.

Изучение недавней истории войны хорошего с лучшим или, вернее, плохого с худшим, может, наверное, утешить русского читателя — виды ада 1960-х со всеобщими забастовками, подрывами поездов, концлагерями и безумным террором националистов из Секретной вооруженной организации затмят даже воспоминания о российских 1990-х. Но эскапизм тут неуместен — Трофименков наглядно показывает, как поначалу маленькие, но безответственные, рефлекторные поступки и власти, и ее оппонентов быстро приводят к точке невозврата. Можно ли определить эту точку заранее и остановиться перед ней?  Наученный опытом многочисленных «национально-освободительных движений», автор скептичен в ответе на этот вопрос.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Город грехов 2: женщина, ради которой стоит убивать

Фрэнк Миллер

В черном-черном городе из комиксов Фрэнка Миллера по-прежнему жуть и мрак, как в травелогах советских публицистов про мир чистогана. Тут каждый сам за себя, а месть подается за ужином вместо закусок. Кино, в котором главная война ведется между полами, нельзя назвать подходящим для свидания теплым летним вечером.

Доктор Кто: глубокий вдох

Бен Уитли

Пилот восьмого сезона знаменитого английского сериала про путешественника во времени пройдет в кинотеатрах по всей Британии, ну и кое-где в России. Наряженный в дедовское пальто с каракулевым воротником доктор-гуманоид отправится в викторианский Лондон. Остальные подробности желающие могут узнать из интернета: сценарий пяти первых серий сезона не так давно просочился в Сеть. Вместо этого скажем пару слов про режиссера Уитли: до своего прихода на BBC он был автором самых страшных, диких и смешных британских филь-мов — низкобюджетных хорроров и черных комедий, глумящихся надо всем британским.

Посвященный

Филлип Нойс

Детская антиутопия, экранизация американского романа «Дающий». Сюжет типичен для историй этого жанра: идеальное общество, построенное на уравниловке, климат-контроле и утренних уколах транквилизаторов, вдруг подвергается опасности из-за одного взбунтовавшегося, жадного до эмоций подростка.

Кавказская пленница

Максим Воронков

Убедительный пример пагубности всех попыток выстроить новое российское кино на костях советского кинематографа. Тем более на комедии Гайдая, которая и сейчас выглядит поживее этого обескураживающего ремейка. Авторам фильма удалось невероятное: не только превратить в унылую беготню один из самых смешных фильмов в мире, но и сделать посмешищем (в плохом смысле) актера Михаила Ефремова, одним своим лукавым взглядом обычно спасающего любой опус отечественных кинематографистов.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (360) 21 августа 2014
    Украина
    Содержание:
    Реклама