Фильмы

Афиша
Москва, 30.10.2014
«Русский репортер» №42 (370)

Прощай, речь!

Жан-Люк Годар

Мнение

И снова здравствуй

Жану-Люку Годару 83 года, и он все еще снимает. Кино Годара всегда принадлежало настоящему, было мгновенной реакцией на состояние общества, искусства, политики, философии и технологий. Его новая картина «Прощай, речь» также принадлежит настоящему.

Это уже второй фильм режиссера, снятый в 3D. Он создает еще более зрелищную картинку, чем Кэмерон, и одновременно разрушает объемный мираж, постоянно деформируя, смазывая, калеча слои изображения. Но «Прощай, речь» — не про смерть изображения. Это кино про кризис коммуникации, про крах главного речевого приема, давно превратившегося в культурный, — про смерть метафоры. Перенос значения с одного понятия на другое — это основа культуры, символической системы, которая существует только в своей комплексной сложности: значение каждого символа определяется взаимной конфигурацией других символов. Эта система стала слишком запутанной или таких систем стало слишком много — как бы говорит нам Годар. 

Герои фильма — пара обнаженных любовников, которые пытаются вести философские разговоры, но вторгающийся шум или риторическая формулировка вопроса не дают возможности его понять. Бесконечные цитаты и аллюзии, которыми переполнен фильм, в данном случае не обогащают его смыслами. Наоборот, эта интеллектуальная эквилибристка тоже служит своего рода шумом, заглушающим смысл режиссерского сообщения.

Но это сообщение более чем внятно: все действительно важные вещи тут проговариваются в лоб. Опыт нацизма как определяющий политический опыт новейшего времени. Превращение демократии в технократию — результат разложения общего языка на профессиональные жаргоны, уже физическая невозможность коммуникации между классами.

Выход? Годар предлагает нам уподобиться своей собачке Рокси, безъязыкой, но видящей вещи такими, какие они есть. Однако есть ли что-то за стеной языка или там нас ждет та самая пустыня реального, которую показывал Морфеус Нео в «Матрице»?

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Ярость

Дэвид Эйр

Неожиданно (возможно, даже, слишком) актуальное кино о танковой войне. Действие фильма разворачивается на территории Германии в апреле 1945 года, но этот сюжет без труда и особых потерь переносится на Донбасс 2014-го. Причем экипаж машины боевой, возглавляемый героем Брэда Питта, мог бы сражаться как с одной, так и с другой стороны новороссийского фронта. Голливудские стандарты годятся для любой пропаганды «за все хорошее против всего плохого».

Интерстеллар

Кристофер Нолан

Свежий фильм самого авторского из голливудских режиссеров — критики традиционно приклеивают к Нолану ярлык «нового Кубрика». Снятый специально для системы IMAX на 35-миллиметровую пленку фильм пока (все видели только трейлеры) не обещает ничего особенного, кроме огромной панорамы горящих полей, апокалипсического сюжета и суперпопулярного сейчас актера Макконахи. Впрочем, возможно, что там, где обрывается трейлер — а именно, на входе космического корабля с Макко-нахи в межпространственный туннель, — в фильме все только начинается.

Прежде чем я усну

Роуэн Жоффе

Любой фильм с Николь Кидман сегодня — экстраординарное событие. Дело в том, что в последние годы актриса считается убийцей бокс-офиса, все фильмы с ней проваливаются в прокате. Но Кидман по-прежнему великая актриса, а режиссер Жоффе-младший — отличный рассказчик. Здесь он рассказывает драматическую версию «Дня сурка»: у героини Кидман — проблемы с памятью, и наутро она забывает то, что с ней случилось вчера. Но благодаря видеокамере память начинает возвращаться, и все вокруг оказывается не тем, чем кажется.

Duran Duran: Вне сцены

Дэвид Линч

На самом деле — вполне на сцене: Линч тут подрабатывает свадебным оператором и честно сни-мает концерт, разве что добавляя цветные фильтры в паре сцен. В общем, если вы любите «новую волну» — идите на фильм. А если Линча — не ходите.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №42 (370) 30 октября 2014
    100 людей современной России
    Содержание:
    Год действий

    Где теперь разговоры о том, что «мы втянулись в новый застой»? Да, признаки воссоздания многих реалий советского времени действительно налицо. Но частичная реставрация после революции — дело совершенно обыкновенное и неплохое. Смотря что реставрируется, конечно. Застой не застой, но некоторая стабильность прежних лет, пусть и обсмеянная частью высокомерной элиты, была встречена простыми россиянами с радостью и благодарностью. Теми, чей хлеб обильнее в годы спокойствия, а не в периоды турбулентности. Как это обычно, хотя и не всегда, бывает у нас, журналистов, и у политиков с политтехнологами

    Реклама