Книги

5 марта 2015, 00:00

Мнение

Средний пол

Поклонники фантастики знали об этом давно, но за пределами их уютного мира новость распространилась только теперь. Протоиерей Всеволод Чаплин, грозный голос Русской православной церкви, пишет рассказы под еврейским псевдонимом Арон Шемайер. За что, за что, о боже мой, за что, за что, за что!

И вот пару месяцев назад его рассказ «Машо и медведи» получил почетную премию «Бесобой». «Машо и медведи» — это как бы наш православный, консервативный, правильный ответ неправильному вражескому либеральному Сорокину и заодно Войновичу. Москва-2043 — столица толерантная, креативная (это ругательство) и трансгендерная, все люди исключительно среднего пола. А за МКАД — православные медведи, которые ведут с креативной Москвой вечную борьбу.

Приведу пару цитат, пусть любезный читатель оценит стиль и фантазию лейб-спикера его преосвященства. Цитата №1: «Это было единственное место, где каким-то чудом сохранились клетки для живых существ. Сначала раритетный объект облюбовали зоофилы, однако потом кто-то в Amnesty решил, что заниматься сексом с животными в клетках — это символ несвободы и остаточная дискриминация. Зоофилов прогнали. На их место пришли садомазохисты, которым клетки были в самый раз». Цитата №2: «Оооо, Машо умное! Машо самое! — ответил ехидный манерный тенорок. — Хрюшеньки тебе, лесбияно невыразимое! Чем я, несчастное, могу быть тебе мило? — Всем! Всем, героическое квир-идолище! Джоб надо. Позарез. Че хошь могу расфуфырить. Хоть унитаз, хоть главный педераст».

По сюжету главное герое (пол у персонажа, напомню, средний) по имени Машо Бац попадает к медведям в плен. В рамках дружбы народов медведей зовут майор Гайнуллин и лейтенант Рубинштейн. Машо (в девичестве Андрей Бац) подвергается перевоспитанию при помощи водки и кваса. И медленно идет к выздоровлению. Но все тщетно, коварная Москва сбрасывает на медведей атомную бомбу.

Печально вовсе не содержание этого рассказа. Антиутопия как антиутопия, таковы у протоирея страхи (а со страхами лучше всего идти к специалисту). Печален стиль, печален язык, печален авторский метод. Ну, если уж ты решил играть со средним родом, то играй до конца. Напиши весь текст в среднем роде, играй до конца.

Чаплин хочет быть Сорокиным, но Сорокин-то очень хорошо понимает, как устроен пародируемый им язык. А Чаплин с русским языком воюет с переменным успехом. В итоге оба выходят из боя с большими потерями.

Константин Мильчин, литературный обозреватель «РР»

Кристофер Хэдфилд 

Руководство астронавта по жизни на Земле

Издательство «Альпина нон-фикшн»

Кристофер Хэдфилд — один из девяти канадских космонавтов. Книгу можно читать как мемуары космонавта, можно — как учебник по личностному самосовершенствованию, а можно просто как отличный сборник баек умного и веселого дядьки. Стать космонавтом сложно, даже если ты русский или американец. Если ты канадец, нужно быть лучшим из лучших. Ты проходишь все испытания, ты самый крутой летчик на всю страну, но в последний момент возникают проблемы со здоровьем. Как это пережить? Хэдфилд рассказывает об этом.

Кирил Бонфильоли  

Не тычьте в меня этой штукой

Издательство Livebook

Шедевр английского юмора, переходный этап от Вудхауза к Стивену Фраю — книга одновременно утонченная и чудовищно скабрезная, где пошлые шутки и снобизм соседствуют в одном предложении. Формально перед нами пародия на шпионские романы а-ля Джеймс Бонд. Но на самом деле книга о том, что такое настоящий английский стиль.

Орхан Памук 

Музей невинности

Издательство «Азбука»

Не новый роман, но отредактированное и обновленное издание ставшего уже легендарным «Музея невинности». История про молодого человека из хорошей семьи, который не может выбрать, кого же именно он любит — свою невесту (тоже из хорошей семьи) или другую девушку, из семьи попроще. Это один из лучших романов о чувствах, но это же и потрясающий текст о Стамбуле 1970-х годов. Книга вышла в 2008 году, в 2012 году Памук превратил ее в настоящий музей. Одна глава — один шкаф с вещами, о которых там гово-рится. Музей стал одним из главных туристических мест Стам-була. Но чтобы понять музей, необходимо прочитать книгу.

Анна Матвеева  

Девять девяностых

Издательство «АСТ»

Попытка — и очень удачная! — переосмыслить девяностые годы через жанр короткой повести. Географически действие всех повестей так или иначе связано с Екатеринбургом. Впрочем, герои неизменно пытаются оттуда куда-нибудь убежать, и это так же неизменно. И так же невозможно по той или иной причине. Каждый из текстов разглядывает девяностые через свою оптику — это может быть язык и стилистика Диккенса, а может быть сюжетная призма бажовских сказок.

Дэвид Гребер 

Долг

Издательство Ad Marginem

По вступлению можно подумать, что перед нами обычный левацкий манифест, в котором автор поливает грязью банки и прочие кредитные организации. Однако книга чрезвычайно интересная и действительно подробно описывает истории долга и кредита. Собственно, по мнению автора, кредит вообще появился раньше денег — сперва были долги людей друг другу и государству, а уже затем появились деньги, чтобы проще было считать задолженность.

Эдвард Глейзер  

Триумф города

Издательство Института Гайдара

История современной цивилизации через историю города и одновременно гимн городу, написанные профессионалом. «Строить города сложно, а высокая плотность населения соз-дает не только выгоды, но и издержки. Однако есть смысл идти на такие издержки, поскольку наша культура, процветание и свобода, где бы мы их ни видели — в роскошных пассажах Лондона, в неприглядных фавелах Рио, в высотках Гонконга или в пыльных цехах Дхарави, — в конечном счете дары людей, живущих, работающих и мыслящих совместно, и в этом подлинный триумф города».