Кулон с секретом

Найдёныши
Москва, 08.12.2017
«Русский репортер» №22 (439)
Когда кого-то обнимаешь, жизни синхронизируются сами собой

Иллюстрация: Губанова Ира

Куда-то пропали люди, которые подтирали зад пушистыми гусятами и заказывали портным гульфики исполинских размеров. Сейчас уже не встретить подлинного раблезианства. Эх, а в нем ведь было столько страсти.

Однажды мы с супругой купили на eBay два изящных золотистых кулона. Она в свой кулон положила мой интимный волос, я в свой — ее. Как это делали современники рыцарских романов — воины и их прекрасные дамы с картин Веласкеса. Если нам предстоит важное дело — мы эти кулоны надеваем на себя, как обереги-талисманы, дающие дополнительную силу. Мне — женскую, ей — мужскую. А еще это способ отделить своих от чужих. Стоит только рассказать о нашей придумке в компании, сымитировать попытку открыть кулон, как тут же наступает определенность. Кто брезгливо морщится — не наш человек. Кто рассматривает внимательно и говорит, что тоже такое надо завести — да, этот наш.

Короче, я приоткрываю…

Край

Можно, конечно, в разнозвездных останавливаться, но мы любим дома свиданий. Если где в отпускной поездке ищем заночевать, то прежде всего — в гостиницах с почасовой оплатой. Такие обещают впечатления, а разве не за ними отправляются путешественники?

Все началось у нас благодаря нашим ДКМ — добрачным культурным мероприятиям. Эдак между собой мы зовем период, когда двое разнополых приноравливаются друг к дружке в надежде соединиться, пока смерть не разлучит.

Дэкаэмщиков видно сразу. По механическим движениям, робким бровям и упавшей под стол ложечке для мороженого. Их много на выставке Шагала, в музее-заповеднике «Коломенское», на роллердроме и на познавательной лекции профессора Черниговской о непознаваемости человеческого мозга. А также — что естественно в продолжение перечисленного — в love-отелях. 

Вот и мы с супругой так же примерно пробовали. Потом втянулись и, сочетавшись браком, затеи этой не бросили, а, напротив, стали ее развивать. 

Такие места нравятся нам искренностью запахов и звуков, они придают нашим отношениям вкус аттракциона.

В Москве их много, в других городах. Но интереснее — в Одессе. Там мы выбрали «Зирку». Звезда по-нашему. Хочешь — на два часа номер снимай, хочешь — на неделю. Звукоизоляция паршивая, зато как же все-таки чужая страсть бодрит через стенку! А еще тут тебе и завтрак, и телеканалы для взрослых круглосуточно. Но зачем порно, если есть воображение?

Кстати, если в России лицемерно умалчивают о предназначении таких явок, то там, наоборот, честно зазывают. Даже автобусы с рекламой ездят: посетите с целью и в интересах любви.

Приключение

Или — секс в самолете. А что — жизнь-то одна! Вот и мы тоже решили вступить в этот легендарный клуб «10 000». Речь идет не о количестве — боже упаси — коитусов и не о денежном штрафе. Это примерная высота, на которой движутся воздушные лайнеры. 

Итак, полетели. Ту-154. Ночь. Пассажиров — на полсалона. Они отобедали, справили нужду, многие спят. Самое подходящее время. Идем в туалет — ну а где же еще. Подбадриваем друг друга толчками, нервно хихикаем, как школьники перед пакостью. Заперлись, кое-как втиснувшись: оба мы — корпулентные, особенно для советского самолетостроения. 

Супруга взобралась на металлическую мойку, я — перед ней. Устроились. Начали. 

Но не прошло и минуты, как в дверь резко и требовательно постучали. По-хозяйски так, тремя костяшками. Мы замерли, думаем: ну не могли нас заметить — уходили же тихо, по-партизански. А с той стороны снова автоматной очередью: бам-бам-бам. И главное — молча, что еще больше настораживает. Пассажиры бы так не стали, даже если бы разыгралась диарея. 

Делать нечего, натягиваем одежду. Я приоткрываю дверь.

И в образовавшуюся щель тут же просовывается рука стюардессы — что становится понятно по форменному обшлагу. Уверенной в себе змеей рука стремительно проползает за наши спины к умывальнику, производит какую-то манипуляцию и затем скрывается, захлопнув за собой дверь. 

Машинальность этого действия говорила о том, что произведено оно не в первый раз, может, и в десятитысячный. Если честно, мы были ошарашены и какое-то время просто пытались прийти в себя. А потом заметили кнопку вызова стюардессы. Очевидно, нажали ее во время любовных игрищ.

Не знаю, наверное, это все мне померещилось, но я запомнил, что у стюардессовой руки было свое красноречивое лицо. Оно выражало массу состояний и эмоций: усталость, злость; «как же вы все надоели со своим сексом», «надо выпить кофе». И еще там было немного зависти.

И — персидский кот, оставленный дома в одиночестве. И рядом имя: Сережа, Сержик.

Что добавить? До конца свое дело мы не довели — настроение пропало. Мы потом пытались угадать, какая из трех стюардесс на борту — стукачок. Не смогли. Она повела себя профессионально, ничем этого не выдав. 

И еще у нас остался открытым финал. Так считается, что мы попали в клуб, или нет?

Любовное объятие

Перед тем как начать жить сообща, мы с супругой, наученные своими предыдущими браками, и для, так сказать, гармонизации предстоящих семейных отношений придумали почти синхронно вот какой трюк. А составим-ка, решили мы, по списку пожеланий, адресованных друг другу. Не мелочевку бытовую, вроде раскиданных носков и пересоленного борща. А стратегических — которые, если их игнорировать, оборачиваются словами «непримиримые разногласия» в документах о разводе, а иной раз и криком «Сдохни, сука». 

Сказано — сделано. 

Для начала мы установили правила: на раздумье дается час, количество пожеланий — неограниченное. Затем взяли по листу бумаги и сели каждый в свой угол сочинять. 

У меня вышло полтора десятка пунктов. Вот первые три: 

  1. Секс не чаще одного раза в два дня.
  2. Не ревновать. 
  3. Проявлять снисходительность к моим друзьям.

Дальше следовало что-то о доверии, уважении. Кроме того — про «не торчать дома по выходным» и «не заставлять зарабатывать все деньги мира».

Когда время кончилось, мы обменялись бумагами.

На ее листке было написано только это:

  1. Обнимать меня перед сном.

С тех пор прошло столько лет, сколько дают за убийство в составе банды, сопровождаемое разбоем. Наши списки лежат в позе 69 между страниц романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» — как вещественные свидетельства невещественных отношений.

Она время от времени ревнует. Я, случается, забываю обнимать ее перед сном. Мы часто остаемся дома по выходным. О моих друзьях я и не говорю.

Иногда мы вспоминаем об этих записях, достаем их и дружно смеемся над прочитанным: какими же мы были прекраснодушными дураками!

Такие моменты нас сближают.

Года четыре назад после множества согласований я внес в свой список поправку. Теперь в первом пункте следует читать: «секс не чаще одного раза в три дня».

Мужчина

«По правде говоря, богини больше любят края, нежели приключения, больше любят приключения, нежели любовные объятия, больше любят любовные объятия, нежели мужчин».

Паскаль Киньяр, «Ладья Харона».

Новости партнеров

Реклама