Фильмы

Афиша
Москва, 20.10.2018
«Русский репортер» №21 (460)

На вечеринке лучших друзей

Дмитрий Карпюк, кинообозреватель «РР»

Паоло Соррентино выбрал для байопика Сильвио Берлускони верный тон. Организатор вечеринок для сильных мира сего и сутенер Серджио Морра (Риккардо Скамарчо) во время секса с проституткой занюхивает дорожку кокаина и вдруг замечает у красотки на ягодице татуировку с портретом Берлускони — так у него зарождается идея добиться встречи с самым влиятельным мужчиной Италии. Для этого по совету высококлассной содержанки Киры (Касия Смутняк) Серджио снимает виллу в Сардинии, прямо по соседству с президентом. Вечеринка с кокаином плавно перетекает в праздник плоти под МДМА, который продолжается целую вечность. Песня Игги Попа Down on the Streets сменяется ужасным евродэнсом, девицы извиваются и трясут бедрами. Уже наступает пресыщение, а весельчак и эпикуреец Берлускони (Тони Сервилло, актер-талисман режиссера) еще даже не появился в кадре.

Соррентино и раньше удавалось показать «сладкую жизнь» беспечных римлян, но на этот он превзошел сам себя в красочном изображении вульгарности. В его «Великой красоте» обилие женской плоти и танцев на дискотеке говорило о безудержном гедонизме и неостановимом упадке Италии, но режиссер относился к своим героям скорее с печальной симпатией и укором. В «Лоро» он выбрал более жесткие, откровенно издевательские интонации. При этом в фильме идеально совпали формы и содержания. Навязчивое старание Соррентино снять, «чтобы было красиво», его страсть к клиповой эстетике и насыщенным деталями кадрам, как у любимого им Феллини, как нельзя лучше подходят для байопика одного из самых одиозных политиков современности. В какой-то момент вообще начинает казаться, что смотришь бесконечный клип братьев Бенасси, и даже «Волк с Уолл-стрит» Мартина Скорсезе в сравнении с ним несколько блекнет. Склеенная из двух фильмов в один прокатная версия (есть еще и режиссерская, на сорок минут длиннее) летит на одном дыхании.

Картина называется «Лоро», что в переводе с итальянского значит «они» или «свои» — так называется прослойка бизнесменов и политиков, веселящихся до упада и погрязших в разврате нуворишей, которые составляют ближний круг президента. Поэтому решение режиссера дать Сервилло сыграть сразу несколько ролей в разном гриме, как это делали Алек Гиннесс и Эдди Мерфи, не кажется искусственным. Понятно же, что сам Берлускони и есть «они», и имя им Легион. В одной из сцен он доказывает это, купив недовольных им членов правительства — куда им против Берлускони, ведь он повсюду, он везде.

Увы, на исходе второго часа ода гедонизму начинает глохнуть, и на смену ей приходит грустинка, свойственная скорее голливудскому кино. На вечеринке, организованной Серджио, понравившаяся 70-летнему политику и медиамагнату малолетка говорит, что у него пахнет изо рта, как у ее деда. Жена Тамара (Эвридиче Аксен), устав от измен и постоянного вранья мужа, дает ему отповедь и бросает его. И вот уже в ход идут запрещенные приемы вроде покупки президентом протезов для старушки и сломанной статуи распятого Иисуса, и типичная для Соррентино пошлая красивость больше не кажется уместной. Безусловно, есть политики похуже, чем Берлускони, и вообще каждый человек достоин жалости. Вот только «Лоро» такая смена коней на переправе явно не пошла на пользу.

Человек, который удивил всех

Для людей

Режиссеры Наталья Меркулова, Алексей Чупов

С 25 октября

 076_rusrep_21-1.jpg

Россия, березы, убогий поселок. Сибирский егерь Егор (Евгений Цыганов) получает производственную травму — браконьер пырнул его ножом. После обследования врачи говорят, что Егор болен, жить ему осталось недолго, месяца два, и вообще стоит подумать о хосписе. Знахарка за распитием бутылки водки рассказывает ему историю о том, как селезень обманул смерть, притворившись уткой. И Егору приходит в голову идея примерить платье. Естественно, ни соседским мужикам, ни беременной жене (Наталья Кудряшова получила за эту роль приз в Венеции) и малолетнему сыну эта метаморфоза совсем не нравится. Сама идея обмана смерти в современном кинематографе подверглась любопытной трансформации. Бергман в «Седьмой печати» выбрал игру в шахматы, создатели «Пункта назначения» бежали с ней наперегонки, а семейная пара Алексей Чупов и Наталья Меркулова предложила своему герою переодеться женщиной. В результате философская притча превратилась в гимн толерантности с замахом на «Догвилль» — во всяком случае, для российского кино это нечто новое. Как и для вечно мужественного Цыганова, выбравшего, помимо колготок, помады и туфель на каблуке, очень, скажем так, сдержанную манеру игры.

Кукловод

Для любителей острых ощущений

Режиссер Куинн Лэшер

С 25 октября

 076_rusrep_21-3.jpg

Мать (Ивонн Страховски) с двумя дочками приезжает отдохнуть в домик на озере. Пока она ждет мужа, девочки находят в лесу накрытый к чаепитию стол с пирожными. Конечно же, их не стоило пробовать, тем более что вскоре из чащи выйдет человек с топором и в маске. Серьезно относиться к жанру «слэшер» уже тяжеловато, но надо отдать должное режиссеру Дэннису Илиадису, снявшему ремейк «Последнего дома слева» — свирепости и драйва фильму хватает. Впрочем, как и тупости — Илиадис даже настоял на том, чтобы его имя сняли с титров.

Богемская расподия

Для людей

Режиссер Брайан Сингер

С 1 ноября

 076_rusrep_21-2.jpg

Фильм о группе Queen, выпущенный с благословления музыкантов коллектива, оказался типичным голливудским блокбастером, аккуратным, ладно собранным и лишенным даже намека на сюрприз. Остается только сожалеть, что байопик Фредди Меркьюри с Сашей Бароном Коэном так и не получился — гитарист Брайан Мэй очень уж воспротивился. Впрочем, к сыгравшему Фредди Рами Малеку претензий нет — он очень старается.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №21 (460) 19 октября 2018
    Зачем людям клочок родины
    Содержание:
    Реклама