История частной болезни

Актуально
Москва, 17.06.2019
«Русский репортер» №11 (476)
«РР» публикует текст известного публициста и политолога, обозревателя журнала «Эксперт» Александра Механика, основанный на его личном опыте общения с частной московской медициной. Александр столкнулся с постановкой ложного диагноза и навязыванием дорогостоящего ненужного лечения — и обнаружил дыры в законах и управлении медициной

pixabay.com

Все люди болеют, а с возрастом проблемы увеличиваются. Автор этих строк знает это не понаслышке. Вот почему, услышав в рекламе, что благодаря московскому правительству можно пройти бесплатное исследование в частных специализированных клиниках, решил воспользоваться представившимся шансом.

Вообще-то я не пользуюсь услугами частных клиник, потому что многократно убеждался, что ничем от государственных они не отличаются, кроме одного:  заплатив деньги, там можно  быстро пройти необходимое исследование, которого в государственной поликлинике зачастую тяжело добиться (или приходится долго ждать). А недавний мой опыт обращения в подобное учреждение показал, что у некоторых частных клиник есть очень важный дефект — преступная, я бы сказал, жадность, которая побуждает специалистов ставить фальшивые диагнозы, предлагая лечение за бешеные деньги.

Платить ли 250 тысяч

Итак, неоднократно прослушав рекламу и посчитав, что московское правительство плохого не предложит, я обратился в н екий частный медицинский центр, где обещали провести н еобходимое мне ультразвуковое обследование, которое предлагается отнюдь не во всех государственных медучреждениях. Встречают в Центре очень приветливо; немного напрягает многоречивость молодого врача, но специалистка по УЗИ кажется внимательной и профессиональной. А вот и диагноз-приговор: венозная болезнь третьей степени, которую надо немедленно лечить. И тут же предлагается пакет лечебных мероприятий на 250 тысяч рублей. 

Сразу скажу: в тот момент мне это не показалось подозрительным по существу (я и пошел в этот центр, подозревая что-то с венами), но перебор по цене был налицо. Сказать, что я поразился замаху, мало: я только мог сказать, что цена меня не устраивает, и попросил выдать мне врачебное заключение с диагнозом. В этом мне отказали — мотивируя отказ тем, что, имея на руках заключение, я могу с ним уйти к конкурентам!  Попытка воззвать к имени московского правительства успеха не возымела, и пошел я, что  называется, восвояси.

Сразу замечу, что, изучив этот вопрос в ходе своей борьбы, я  понял: такое обращение с клиентом противоречит не просто здравому смыслу, но и, между прочим, пункту 6 статьи 79 Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Но истинную суть отказа я понял позже.

Что может Росздравнадзор 

Придя домой, я почувствовал нарастающее раздражение: похоже, меня просто надули — то ли московское правительство, то ли Центр! И быстренько накатал жалобу в Департамент здравоохранения города Москвы. Ответ пришел из Управления по работе с  обращениями граждан и организации ведомственного контроля качества и безопасности медицинской деятельности Департамента здравоохранения  города Москвы. Привожу это название полностью, дабы показать,  насколько мало оно сочетается с содержанием ответа. Руководитель управления сообщил, что с 2016 года в соответствии с федеральным законом контроль в сфере охраны здоровья передан Росздравнадзору и мое заявление  направлено туда. Любопытно:  если дело обстоит именно так, чем же занимается Департамент — и тем более его Управление по работе с обращениями граждан? Пересылает жалобы и заявления в другие инстанции? 

Подробнее изучив ситуацию, я понял, что дело не только в позиции Департамента, но и в российском законодательстве, где частная медицинская помощь  отсутствует как институт. Организация здравоохранения в  стране регулируется Законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»; во многих комментариях указывается, что он распространяется и на частную медицину, однако в самом законе о ней ни слова. Там есть понятие платных медицинских услуг, но, как можно понять, речь идет о платных услугах, оказываемых государственными учреждениями. На это указывает, в частности, пункт 6 статьи 84 закона: «Отказ пациента от предлагаемых платных медицинских услуг не может быть причиной уменьшения видов и объема оказываемой медицинской помощи, предоставляемых такому пациенту без взимания платы в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и территориальной программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи». Знаете ли вы частную клинику, которая согласится обслуживать пациента в соответствии с этим пунктом? Говорят, такие есть, но их немного.

Итак, моя жалоба попала в Росздравнадзор. Прошло чуть больше месяца, и я получил ответ... Почему я акцентирую внимание на этом сроке? Дело в том, что письменное обращение,  поступившее в государственный орган, должно быть рассмотрено в течение 30 дней, согласно закону «О порядке рассмотрения  обращений граждан Российской Федерации». Заметьте, это не означает, что нельзя ответить до истечения 30 дней, — но Росздравнадзор отвечает ровно через месяц, как будто к письму прикреплен таймер, отсчитывающий положенный максимум!

Особенно смешно, если не грустно, это выглядит в моем случае. В ответе, который я получил от Росздравнадзора, была допущена принципиальная ошибка, которая говорила о том, что мою жалобу прочли, что называется, через слово. Я вновь обратился в эту уважаемую организацию, указав на ошибку, которая делает ответ бессмысленным, и получил новый ответ... еще через месяц. Видимо, столько времени потребовалось сотрудникам на то, чтобы перечитать мое письмо. В окончательном ответе была признана правота моей жалобы. Меня извещали о том, что в Центр направлено предостережение о недопустимости нарушений обязательных требований Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» — того самого, который я цитировал выше. Далее следовало самое важное: «Уведомление об исполнении вышеуказанного Предостережения должно быть направлено Центру в Территориальный орган в течение 65 дней». Насколько я понял, через 65 дней мне будет вручено то самое заключение, в выдаче которого мне первоначально отказали. И здесь — заговоренная цифра! Меня она несколько удивила: два месяца на то, чтобы выдать простейший документ... Но мне разъяснили, что этот впечатляющий срок оговорен Правилами, утвержденными правительством.

Итак, решение простейшей проблемы растянулось уже на четыре месяца.

Но вот прошли 65 дней, оговоренных в письме Росздравнадзора, а заключения я так и не получил. И вновь обратился в Росздравнадзор с вопросом: где же долгожданная бумага? На что (конечно же, снова через месяц) получил откровенно издевательский ответ: Росздравнадзор информацией по этому поводу не располагает. То есть не может проследить, выполнено ли его распоряжение. Напрашивается вопрос: чего стоит государственный орган, который расписывается в неспособности добиться выполнения своих указаний? И второй вопрос: а что происходит в более сложных случаях?

Диагноз — фальшивка

Увы, на этом история не закончилась. Обеспокоенный поставленным мне весьма серьезным диагнозом, я обратился в районную поликлинику, потом к районному флебологу и, наконец, в Центр флебологии серьезного государственного медицинского учреждения. Не буду пересказывать все подробности исследований, но все специалисты как один меня заверили: никакой венозной болезни у меня нет. Один из них был предельно откровенен: «Разве вы не понимаете, что вас просто пытались развести на деньги?» Тогда я вспомнил рассказы знакомых врачей о том, что в частных клиниках их вынуждают назначать пациентам ненужные исследования и давать избыточные рекомендации...

Пазл сложился. Ясно, что заключение с диагнозом в указанном Центре мне выдать не могли — тогда сотрудники клиники просто расписались бы в «разводе». Весьма сомнительной представляется и позиция госорганов, с которыми мне пришлось столкнуться. Департамент здравоохранения фактически от имени правительства Москвы позволяет зазывать пациентов в клиники, где ставят фальшивые  диагнозы и пытаются развести людей на деньги. А Росздравнадзор, в задачу которого входят выявление и пресечение подобных казусов, умывает руки.

У партнеров

    Реклама