ГОЭЛРО снова в моде

Артем Попов
12 декабря 2005, 00:00
  Сибирь

С 1 мая 2005 года на территории Объединенной энергетической системы Сибири действует схема оптового рынка электроэнергии переходного периода. Этот промежуточный этап реформирования близится к завершению

По замыслу разработчиков, временная схема должна позволить всем ее участникам - продавцам, посреднику в лице некоммерческого партнерства "Администратор торговой системы" (НП АТС) и покупателям электроэнергии - адаптироваться к новым условиям работы в конкурентной рыночной среде, минимизировать риски и освоить новую систему планирования и учета производства/потребления электроэнергии. Переходный период реформирования электроэнергетики в Сибири, в отличие от европейской части России (первая ценовая зона "Европа + Урал"), носит краткосрочный характер и рассчитан на 8 месяцев.

Во-первых, такой непродолжительный срок выбран из-за структурных масштабов сибирской Объединенной энергетической системы (ОЭС). По сравнению с первой зоной совокупный объем продаваемой здесь энергии в 10 раз меньше, а число участников рынка составляет пятую часть от общей массы. Неслучайно член правления РАО "ЕЭС России" Василий Зубакин на семинаре-совещании в Красноярске в марте этого года назвал тогда еще только внедряемый сектор свободной торговли (ССТ) оптового рынка электроэнергии в Сибири "лягушатником".

Во-вторых, в его основу легла структура, которая в течение двух лет функционировала в европейской части России. Использовался весь практический опыт проделанной там работы. Поэтому зауральским субъектам вновь возникших рыночных отношений пришлось осваивать их в сжатые сроки.

Впрочем, структура конкурентного рынка оптовой торговли электроэнергией переходного периода носит в Сибири еще более ограниченный характер, чем в первой ценовой зоне.

Регулируемый сектор (РС) представляет собой постепенно отмирающую часть рынка, в которой тарифы устанавливает государство. Сегодня его доля в рамках сибирской энергозоны составляет 92%, но конечная цель реформы - создание полностью конкурентного, прозрачного рынка и снижение доли участия государства в формировании цен на электроэнергию до минимума.

Сектор свободной торговли, напротив, создан, чтобы расти. Здесь торговля осуществляется, условно говоря, по нерегулируемым ценам, которые формируются в результате конкурентных отношений. Впрочем, верхнюю планку все равно контролирует государство. Отношения строятся на основе заключения двусторонних договоров купли-продажи и в форме отбора ценовых заявок покупателей и продавцов. Доля этого сектора в Сибири - 5% (в зоне "Европа + Урал" - 15%).

Третьей составляющей рынка до недавнего времени являлся сектор отклонений (СО), в котором шла торговля разницей между фактическими объемами произведенной электроэнергии и плановыми почасовыми объемами потребления, определенными за сутки до реального времени. В случае изменения объема потребления системный оператор определял, кто из производителей должен изменить объемы производства (в соответствии с тарифами, установленными Федеральной службой по тарифам). Поскольку этот выбор не учитывал рыночную ситуацию, часто имела место картина, когда выработку производили электростанции с более высокой себестоимостью энергии, так как все дешевые компании-"генераторы" уже были распределены.

Рост качества планирования энергопотребления ведет к снижению количества отклонений от планового графика. Поэтому рано или поздно доля этого сектора должна быть сведена к минимуму. Сегодня она составляет 1-2% и продолжает снижаться.

Как на бирже

За 6 месяцев 2005 года, с 1 мая по 1 ноября, к системе в обеих зонах присоединились 174 участника. Из них 85 - независимые от РАО ЕЭС организации. В торгах участвовали 130 субъектов (в ценовой зоне Сибири - 23). Их взаимодействие в новых условиях проходило стабильно и без сбоев. Активность участников конкурентного отбора ценовых заявок изменялась в достаточно широком диапазоне. Порой объем продаваемой в ССТ энергии не дотягивал и до 2% от общего объема генерации, случалось и так, что он превышал предельно допустимую норму на 1-1,5%. За все время работы средний показатель доли ССТ от совокупного объема генерации по территории сибирской ценовой зоны составил 3,16%.

Средневзвешенная цена покупки за 6 месяцев 2005 года составила 353,4 рубля за МВтчас, что на 11% ниже регулируемого тарифа (396,12 рубля/МВтчас). Сложившиеся свободные цены являются вполне адекватными - это результат не только грамотно выстраиваемых ценовых стратегий участников и их готовности к деятельности в принципиально новых условиях, но и значительного влияния регулируемой части рынка на ценообразование в ССТ.

В целом на свободном рынке Сибири спрос на покупку электроэнергии превышал предложение и каждые торговые сутки удовлетворялся не более чем на половину. Но число заявок на покупку составляло лишь треть от общего числа. Например, за 47-ю неделю торгов (с 21 по 27 ноября) из 407 заявок, принятых администратором, 118 подавались на покупку электроэнергии, 289 - на продажу. Почему же при почти трехкратном количественном преимуществе заявок от продавцов спрос оказался наполовину неудовлетворенным? "Это связано с тем, что количественный состав заявок не имеет определяющего значения, - объясняет начальник отдела торговли электроэнергией некоммерческого партнерства "Администратор торговой системы" Людмила Войтова. - Речь идет о тех объемах, которые указаны в заявках, и о разрешенных нормах купли-продажи электроэнергии. Покупателям разрешено приобретать по свободной цене до 15% от общего объема потребления, а продавцам - реализовывать не более 5% общей генерации. Поэтому суммарный объем электроэнергии, указанный в заявках на покупку, превосходит объем, указанный в заявках на продажу".

Водная преграда

Наиболее существенная отличительная черта ОЭС Сибири - специфическая структура генерации, в рамках которой доля энергии, вырабатываемой на гидроэлектростанциях (ГЭС), составляет порядка 50% от общего объема производства. Не секрет, что способ получения энергии за счет потоков речной воды дешевле и экологичнее, чем "угольный", к тому же его ресурсы неисчерпаемы. Поэтому в условиях конкурентного рынка закон спроса и предложения может повлечь увеличение на рынке доли энергии, генерируемой ГЭС, и неконкурентоспособности энергии теплоэлектростанций (ТЭС). К тому же в качестве топлива на 80% сибирских ТЭС используется каменный уголь, поэтому себестоимость генерируемой электроэнергии напрямую связана с ценой этого вида топлива. В образовании себестоимости энергии, производимой ТЭС, доля топлива составляет до 60%. Это говорит о том, что теплоэлектростанции Сибири как никто другой нуждаются в поддержке государства.

В то же время на производительность ГЭС значительно влияют неконтролируемые природно-климатические факторы: водоток, количество осадков и прочие. Поэтому стабильности от них ждать не приходится: в многоводные годы производительность будет избыточна, а во время засухи может оказаться недостаточной.

Новая модель рынка энергетики Сибири учитывает эти особенности. В частности, объем продаж "водников" в свободном секторе не должен превышать 2% от общего объема производимой энергии, тогда как для остальных - 5%. Но есть обратная сторона медали - угроза холостых сбросов в периоды паводков. В это время необходимо снизить генерацию ТЭС до технического минимума, а производительность ГЭС увеличить, иначе часть воды пойдет в обход турбины вхолостую. Для этого законодательством предусмотрена процедура, согласно которой системный оператор рынка (организация, проводящая торги в ССТ и финансовые расчеты между его участниками, - НП АТС), почувствовав, что паводок близок, должен объявить об изменении режима работы энергобиржи и определить порядок этой работы. В этот период граница объема продаж ГЭС в свободном секторе повышается до 15% от общего объема производства.

По задумке, такой подход позволял существенно снизить себестоимость генерируемой ГЭС энергии (в 1,5-2 раза), используя повышенные водные мощности. И гидроэлектростанции прибыль получат, и "тепловикам" не обидно - докупят дешево, если своей не хватит, и остальным покупателям хорошо - тоже недорого.

Но реальность оказалась более суровой. В начале третьей декады августа системный оператор впервые объявил о введении режима угрозы холостых сбросов. Это произошло на Саяно-Шушенской ГЭС. Рынок отреагировал сиюминутно. Объем сектора свободной торговли уже на следующий день после "смены погоды" увеличился в два раза: с 8 млн кВтчасов 20 августа до 16 млн - 21-го. В течение сентября (весь месяц прошел в "чрезвычайном режиме") было продано 565 млн кВтчасов - в 2,28 раза больше, чем в июле (весь месяц - в обычном режиме). Доля ССТ от совокупного объема генерации по территории Сибири превысила предельно допустимую норму, составив 5,4%.

Претерпела изменения и сама структура продаж: доля ГЭС в совокупном объеме повысилась с 45% в августе до 66% в сентябре, соответственно, тепловые электростанции в этот период производили энергии меньше.

Цены действительно снизились на 50% (в среднем с 40 копеек за кВтчас до 20 копеек), но лишь для "избранных". Оператор определил, что в "чрезвычайном режиме" должны работать только один покупатель и один продавец. Двусторонний договор заключили "Кузбассэнерго" и Саяно-Шушенская ГЭС, все остальные "торговали" в обычном режиме и к дешевым ресурсам допущены не были. В результате общие цены, вопреки ожиданиям, поползли вверх. Средняя стоимость одного кВтчаса возросла с 34,7 копейки в июле до 37,1 копейки в сентябре (рост - 7%), а в некоторых случаях и вовсе превышала цену в регулируемом секторе рынка (рост - до 20%).

"Никаких дополнительных преимуществ на этом этапе работы мы не получили, более того, наблюдался определенный рост по некоторым точкам поставок в этот период, - говорит советник по энергосбытовой деятельности Томской энергосбытовой компании Василий Казаринов. - Торги прошли в обычном режиме. Объем наших покупок остался на прежнем уровне, в районе максимально допустимой нормы - 15% от общего объема потребления".

Сложившаяся ситуация не имеет ничего общего с принципами свободной конкуренции. О каком рынке может идти речь, если продавца и покупателя назначает третья сторона?

Все идет по плану

20 октября 2005 года на смену сектору отклонений пришел балансирующий рынок (БР). Это часть той полноценной модели оптового рынка электроэнергии, которая в дальнейшем не подлежит ликвидации или реструктуризации.

Балансирующий рынок призван изменить правила сектора отклонений за счет введения элементов свободной конкуренции. Цена на нем устанавливается при помощи рыночных механизмов. Учитываются малейшие изменения объемов потребления и различных системных условий. Участники могут подавать ценовые заявки с управляемой нагрузкой, в соответствии с которыми системный оператор осуществляет управление уже в реальном времени - ситуация максимально приближена к рыночной. Обеспечивается баланс производства и потребления, при котором затраты на компенсацию отклонений от суточных плановых графиков минимизированы.

Балансирующий рынок создает более четкие и точные и экономически эффективные правила регулирования. Это ведет к снижению доли сектора отклонений в общем объеме торгов.

Вместе с тем эти правила требуют от участников рынка еще большей подготовки и квалификации. На формирование цен и объема энергии, которую необходимо купить или продать, влияет масса технологических, погодных и прочих факторов. "Угадать нагрузку на час вперед практически невозможно, - сетует Василий Казаринов. - В зимнее время график потребления электроэнергии определяется в соответствии с температурой. Иногда точный прогноз трудно сделать даже за сутки. Фактические объемы потребления и генерации всегда будут отличаться от обязательств по плану".

До 1 января 2006 года использовать БР смогут только участники регулируемого сектора. Участники ССТ, не входящие в регулируемый сектор, до этого времени продолжат работать по правилам методики отклонений.

Последний рубеж

В начале будущего года начнется завещающая стадия энергетической реформы. Помимо полноценной работы БР, новая модель рынка предполагает внедрение в начале 2006 года долгосрочного рынка регулируемых двусторонних договоров. Он заменит регулируемый сектор. По сути, сектор останется подконтрольным государству - оно будет определять объемы и цены подобных соглашений. Но изменятся принципы формирования тарифов, формула динамики цен, порядок составления балансов оптового рынка. Покупатель будет обязан оплатить объемы договора согласно установленному графику независимо от своих потребностей, а также сможет докупить недостающие объемы или продать невостребованные в свободном секторе. Поставщик, в свою очередь, должен будет своевременно поставить необходимые объемы товара партнеру. При этом неважно, производит он энергию сам или покупает ее у других генераторов.

Такие правила, с одной стороны, позволят смягчить процесс перехода к конкурентным отношениям, дав гарантию их участникам в виде товарообмена по стабильным ценам. С другой - создадут определенные проблемы, подвергнув участников сибирских торгов большому риску. Так как в структуре выработки Сибири преобладает ГЭС-генерация, а механизмы точного перспективного прогнозирования осадков и, соответственно, поступления воды в водохранилища отсутствуют, значителен риск, что гидроэлектростанции могут не выполнить обязательства по поставке дешевой энергии в рамках регулируемого двустороннего договора. В результате для покрытия дефицита ГЭС будут обязаны докупать энергию по более высокой рыночной цене.

По оценкам специалистов "Иркутскэнерго", убыток всех гидроэлектростанций компании может достичь 1 млрд рублей. Для Красноярской, Саяно-Шушенской, Новосибирской ГЭС аналогичная проблема не менее значима. Надежность и бесперебойность энергоснабжения в Сибири особенно важны, и эти риски не должны остаться неучтенными.

Таким образом, от существующей ныне модели к началу завершающего этапа должна остаться только одна часть - сектор свободной торговли, он же краткосрочный рынок "на сутки вперед".