Игра по-крупному

Рассматриваемый в Государственной Думе закон о регулировании организации и проведения азартных игр положил начало кампании по наведению порядка в игровой индустрии сибирского региона

Игровая индустрия вполне легально существует в России с начала 1990-х годов. Но до поры до времени этот бизнес ориентировался преимущественно на людей состоятельных. Само казино с охраной на входе и дорогим (хотя бы визуально) интерьером для большей части публики представлялось атрибутом «другой жизни». Впрочем, казино и сегодня посещает вполне определенная категория людей. Другое дело небольшие заведения с игровыми автоматами, куда можно зайти и с сотней рублей. Они, как и многое другое в нашей жизни, сначала появились в Москве и европейской части России. Постепенно игровая волна докатилась и до Сибири.

Сначала на местный рынок пришли столичные сети игровых автоматов вроде «Джек Пота» или «Вулкана». Потом сибирские предприниматели увидели, что золотая жила лежит у них буквально под ногами. Оказалось, что количество сибиряков, которые не прочь спустить за вечер в компании с «одноруким бандитом» сотню–другую рублей, позволяет зарабатывать владельцам игровых залов огромные суммы. При этом, по сравнению с баром или рестораном, издержки игрового заведения куда ниже, а требования к помещению минимальны.

Правила игры меняются

Очень скоро увеличение числа залов игровых автоматов привело к взвинчиванию арендных ставок на торговые площади. Прибыль, которую стало возможно получать в этом бизнесе, позволяла игровым залам платить за аренду рекордные суммы. «Владельцы игровых автоматов попросту перекупали помещения, находящиеся в оживленных местах, у владельцев магазинов. Это привело к тому, что у арендодателей резко повысились ценовые ожидания, — рассказывает директор консалтингового агентства RID Analytics (Новосибирск) Елена Ермолаева. — С появлением такого доходного арендатора, как игровой зал, владелец помещения приходит к выводу, что наем его площади стоит в полтора–два раза больше. Соответственно, его сосед задумывается, не продешевил ли и он со ставкой аренды. Например, игорные заведения в Новосибирске платят за аренду помещений в центре города до четырех тысяч рублей за квадратный метр в месяц, до последнего времени это была максимальная ставка в городе».

В результате многие, быть может, более общественнополезные, но менее рентабельные виды деятельности стали испытывать серьезные трудности с развитием. А в средствах массовой информации все чаще стали появляться публикации о том, что многие пристрастившиеся к игре люди, среди которых и школьники, и пенсионеры, проигрывают последние деньги и даже идут на преступления, чтобы добыть средства в надежде отыграться. Неудивительно, что социальный заказ на обуздание игровой индустрии довольно быстро вылился в соответствующие законодательные инициативы.

Прием в конце марта в первом чтении Госдумой закона «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр» стал толчком к очередной неформальной кампании по борьбе с игровыми автоматами. По всей России прокатилась волна проверок игровых залов, депутаты местных законодательных органов кинулись принимать ограничительные документы один радикальнее другого. После этого новостные ленты интернет-порталов, посвященных игровому бизнесу, стали напоминать сводки театра боевых действий. Они пестрели сообщениями о принятии местными администрациями мер, ограничивающих игорный бизнес, и о закрытии залов, которые этим ограничениям не соответствуют.

Игра на опережение

Среди сибирских территорий в авангарде регулирования игровой индустрии находятся Красноярск и Томск, где законы, касающиеся игрового бизнеса, приняты с опережением. В Красноярске такой закон вступил в силу еще в декабре прошлого года, а в Томске — 16 апреля 2006 года. Здесь игорный бизнес регулируется сразу двумя документами — законом «О размещении объектов игорного бизнеса на территории Томской области» и «Положением о порядке размещения и организации деятельности залов игровых автоматов на территории города Томска». В документах предусмотрено размещение игровых автоматов только в специализированных залах, запрет на посещение залов для лиц, не достигших 18 лет, запрет на размещение залов в социальных объектах и на прилегающих к ним территориях, соблюдение тишины с 23 часов до 7 утра.

Новыми правилами установлено, что теперь муниципалитет имеет право отказать желающим открыть игровой зал без объяснения причин. «Раньше владельцы игровых автоматов получали лицензию в федеральной структуре и начинали работать, даже не уведомив нас об открытии точки, — объясняет позицию томской мэрии первый заместитель городского департамента недвижимости Виктор Асинсков. — Теперь организовать деятельность невозможно без согласования с местной властью».

Уже 17 апреля в Томске состоялся рейд по объектам игрового бизнеса. Всего под закрытие попали 57 игровых залов из 137 имевшихся к тому времени в городе. Владельцы оказавшихся вне закона залов подвергнуты административным штрафам. Но не все предприниматели, занимающиеся игорным бизнесом, согласились с этим радикальным решением властей. Региональная дирекция по Западной Сибири московской компании «Мегатрон» (сети игровых автоматов «Вулкан» и «Миллион»), потерпев неудачу в переговорах с местной властью, обратилась в прокуратуру Томской области с требованием опротестовать дополнительные ограничения на размещение объектов игорного бизнеса, введенные областной Думой. Основанием для обращения послужило то, что местный закон не соответствует постановлению правительства РФ «О лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений», кроме того, депутаты не разъяснили такое понятие, как «прилегающая территория».

В мае компания смогла решить дело миром. «Нам удалось достигнуть мирового соглашения с местными властями по поводу того, что такое прилегающая территория. Мы ждем принятия Госдумой закона об игорном бизнесе, который поставит окончательную точку во всех подобных спорах», — прокомментировал ситуацию региональный директор компании «Мегатрон» Сергей Комиссаров.

Активность томичей заставила «взяться за кнопки для голосования» и кемеровских народных избранников. Здесь региональный закон «О размещении объектов игорного бизнеса» принят уже в первом чтении. По новому законопроекту игровые автоматы не могут располагаться в жилых помещениях, в нежилых помещениях в многоквартирных домах, в объектах торговли (в том числе магазинах, торговых комплексах, центрах и домах, павильонах, киосках, палатках, рынках, ярмарках), в объектах образования, здравоохранения и культуры. Также объекты игорного бизнеса не могут быть размещены за пределами игорных заведений и на территориях, прилегающих к объектам образования, здравоохранения и культуры. В Кемерове, как в Томске, планируется ввести обязательное согласование размещения игровых объектов с областной администрацией.

В споре с владельцами игровых залов у местных властей всегда есть под рукой проверенные инструменты — проверки

В Красноярске с игровой индустрией борются еще более наглядно. В конце прошлого года депутаты Законодательного Собрания края одобрили закон «Об игорном бизнесе на территории края». В ходе обсуждения законопроекта даже высказывалась точка зрения о необходимости полного запрещения игорного бизнеса в крае.

На такой решительный шаг депутаты не пошли, но контроль за соблюдением законодательства был установлен жесткий. Местные новости запестрили цифрами десятков закрывшихся игровых залов и сотен убранных игровых автоматов. А в середине апреля показательно снесли один из капитальных игорных клубов. Объяснено это было «отсутствием у собственника правообразующих документов и невозможностью их получения по причине размещения объекта на водоводе».

В споре с владельцами игровых залов у местных властей всегда есть под рукой проверенные инструменты — проверки, проверки и еще раз проверки. Российская безалаберность вкупе с массой (нередко совершенно бессмысленных) требований, которые предъявляют к бизнесу всевозможные положения и правила, позволяют при желании хотя бы временно приостановить работу практически любого предприятия. Так, в Бурятии к прореживанию игрового рынка привлекли местное управление ФАС. Антимонопольщики проверяли игровые залы на соответствие новым положениям закона «О рекламе», которые вступили в силу в этом году. Обновленный закон разрешает распространение рекламы об организации и проведении азартных игр и (или) пари, в том числе рекламы игорных заведений, только в зданиях и сооружениях, в которых проводятся азартные игры. Бурятское УФАС выявило наличие признаков нарушения рекламного законодательства целым рядом заведений — в том числе сетями «Джек Пот», «Джокер», «Золотая семерка». В их отношении были возбуждены дела о нарушении рекламного законодательства. Лица, виновные в совершении правонарушения, заплатят административный штраф. А ведь ФАС — далеко не единственная проверяющая организация.

Поправки в местное законодательство, подобные принятым в других регионах Сибири, 25 мая этого года внесли и депутаты Алтайского краевого Совета народных депутатов. Главное требование поправок — размещение игровых залов на расстоянии не менее 500 метров от социальных объектов и жилого фонда. Будет ли борьба с игорными заведениями на Алтае такой же жесткой, как и в других регионах, покажет время.

Новосибирск пока вне игры

Значительно отстает от других регионов в деле борьбы с игорным бизнесом Новосибирская область. Разработанный и одобренный в феврале этого года городским Советом депутатов Новосибирска законопроект, который также ограничивал размещение игорных объектов, был заблокирован депутатами областного Совета.

Между тем Новосибирск — один из лидеров Сибири по развитию сетей игровых автоматов. По данным УФНС по Новосибирской области, в 2004 году количество игровых автоматов здесь выросло в два раза — с 2 188 до 4 420.

Впрочем, вполне возможно, что новосибирские законодатели просто решили не торопиться. Ведь в ближайшее время Государственная Дума РФ должна рассмотреть во втором чтении законопроект о регулировании сферы азартных игр.

Главная особенность документа — введение квотирования и продажи с аукционов разрешений на открытие казино и залов игровых автоматов. Число разрешений будет рассчитываться по принципу: одно разрешение на 200 тыс. жителей субъекта федерации. Поправки, внесенные во втором чтении законопроекта, определяют минимальную стартовую цену разрешения на открытие игорного заведения — 3 млн рублей. 19 апреля в Госдуму был внесен законопроект, увеличивающий госпошлину за выдачу «игорных» лицензий с 3 тыс. до 30 млн рублей. Получится, что пропуск на рынок обойдется казино или залу игровых автоматов минимум в 33 млн рублей. Депутаты также предлагают установить минимальный размер чистых активов игорных заведений в размере 1 млрд рублей. Площадь зала обслуживания казино должна быть не менее 1 тыс. кв. м, зала игровых автоматов — не менее 200 кв. м. Кроме того, документ запрещает размещение азартного бизнеса в некапитальных строениях, на вокзалах, в магазинах, жилых домах, больницах, школах, административных зданиях и ряде других объектов.

«Сейчас предполагается, что Госдума рассмотрит закон в середине июня, может быть, срок перенесут, но ясно одно — до конца 2006 года закон скорее всего примут», — говорит вице-президент Ассоциации деятелей игорного бизнеса Евгений Ковтун. — Вероятно, его примут в более мягкой редакции, но в любом случае он будет способствовать не только тому, чтобы рынок стал более цивилизованным, но и укрупнению рынка. Мелкий бизнес, выбравший сферой деятельности игровую индустрию, пострадает, а компании, владеющие крупными сетями игровых автоматов, укрепят свои позиции. Надеюсь, что средние предприниматели, владеющие двумя-тремя салонами, найдут возможность остаться на рынке».

Государство настроено на укрупнение рынка — нескольких солидных игроков контролировать гораздо легче, чем сотни и тысячи мелких предпринимателей, владеющих одним залом игровых автоматов. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что новый закон ударит прежде всего именно по мелким игрокам, которые, уйдя с рынка, освободят место для более крупных компаний. «С одной стороны, пока закон не принят, говорить о том, как он повлияет на рынок, рано. Но с другой, судя по требованиям, заявленным в проекте, можно констатировать, что закон кардинально изменит лицо регионального игрового бизнеса. Произойдет передел рынка — небольшие компании, особенно местные, вынуждены будут его покинуть, останутся только крупные», — считает Сергей Комиссаров.