Далеко не потерянная Сибирь

Создание позитивного имиджа Сибири, необходимого фактора как в привлечении инвестиций, так и в формировании стратегически важного образа макрорегиона, — центральная задача властей, бизнеса и общества

Перед вами публикация материалов информационного хита — круглого стола «Имиджи Сибири», который состоялся в конце июня под эгидой Фонда социо-прогностических исследований «Тренды» совместно с журналом «Эксперт-Сибирь». Мы стремимся отразить разброс мнений и восприятий образа Сибири представителями разных сфер деятельности и разных мировоззренческих и идеологических ориентаций.

Структура публикации отражает архитектуру самого круглого стола — три панели (обсуждения), состоящие из трех разных групп: аналитики, деловые люди и топ-менеджеры, политики и управленцы.

Сибирь в поисках имиджа

Владимир Супрун, доктор философских наук, директор Фонда социо-прогностических исследований «Тренды»

— Сибирь как регион размером с континент — от Урала до Тихого океана — нуждается в обретении нового имиджа. Это необходимо не из соображений моды и престижа, как может показаться, а потому что у каждой уважающей себя как страны, как и фирмы, должен быть пусть не бренд (знак фирмы высшего класса), но привлекательный имидж.

Не будет его — не будет инвестиций. Не будет его — другие более сообразительные и быстрореагирующие обойдут в конкурентной борьбе за благосклонность власти и преданность сограждан. Не будет его — пришествие мультинациональных корпораций и банков можно будет отложить надолго, а если они и придут, то после всех остальных регионов, по остаточному принципу.

Построение или обновление имиджа — задача не для имиджмейкеров. Их время придет позже, когда появится концепция или основная идея имиджа — несущие конструкции, каркас, на основе которого можно что-то строить.

Созидание имиджа — вызов для аналитиков и лидеров, которые обладают видением. Далеко не все эксперты, политики и топ-менеджеры имеют это бесценное качество. Интересно, что все современные гуру в области управления, как политического, так и делового (Питер Дракер, Френсис Хессельбайн, Джозеф С. Най), указывают на важность имиджа и видения.

Имидж должен быть обращен в будущее, без видения он теряет свою привлекательность, эффект полета в перспективные дали. Разработка какой-либо стратегии на основе только счетных моделей — вчерашний день. Современный мир — это мир быстроменяющихся ситуаций и игр переменных — политических, экономических, культурных. Слишком много игроков, слишком много вызовов, появление которых рассчитать невозможно, а предвидеть и уловить — желательно.

Позитивный имидж может позволить стране, региону или корпорации чувствовать себя более уверенно, действовать активно, не просто реагировать на проблемы, а созидать ситуацию, привлекать сторонников и партнеров.

Но чтобы определиться, выбрать имидж из веера альтернатив, необходимо провести аналитическую экспедицию в поле разных представлений, составить некий гербарий из этих растений-имиджей. Чтобы сделать это интеллектуальное путешествие более живым и интерактивным, лучше всего осуществлять его при помощи круглых столов, серию которых Фонд «Тренды» и проводит совместно с журналом «Эксперт-Сибирь».

Теперешние имиджи Сибири носят весьма расплывчатый характер, при этом они конфликтуют между собой. Хотя все-таки можно дать предварительную рабочую классификацию. Исторический имидж ассоциируется с дружиной Ермака и каторжниками, переселенцами эпохи Столыпина и вольницей сибирского крестьянства, бродягами и золотодобытчиками, ссыльными и охотниками. Географический имидж — бескрайние просторы, бесконечная зима с лютыми морозами, снег, тайга с медведями, могучие реки с жемчужным Байкалом и супермарафонская дистанция в тысячу километров как дорога к океану. Индустриальный имидж — бездонные запасы сырья: нефти, угля, золота; шахты и комбинаты, ГЭС, Транссиб, Турксиб, промышленно-развитые города и… загрязнение девственной природы. Модернистский имидж — вполне современный регион с развитой наукой и высокими технологиями, качественными университетами и уровневой культурой. Но этот имидж, как правило, связывают не со всем регионом, а с Новосибирском, Томском.

Возможны и другие классификации — как по базисному элементу (энергетическая мощь), так и по вектору развития (транспорт, коммуникации) или по эмоционально-образному восприятию (страна холода, мерзлоты и каторжников).

Совершенно очевидно, что регион нуждается в разработке позитивного имиджа и в его продвижении в восприятии людей, впечатывании его в современный культурный контекст не только в России, но и за рубежом. Сибирь должна проснуться от спячки, перестать жить старыми и навязанными представлениями и, как те первопоселенцы, снова отправиться в путь в поисках своего имиджа.

Владимир Ламин, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук, директор Института истории СО РАН

— Уровень имиджа России сегодня ниже некуда. Такого не бывало прежде, начиная с Великой Смуты, начала XVII века. Фундаментом российского имиджа во все времена являлись воистину астрономических масштабов территория и солидная численность населения. К негативным аспектам имиджа можно отнести технологическую отсталость от европейских стран, идущих по пути промышленного прогресса. Это последнее обстоятельство периодически искушало западные страны на войну с Россией. Плоды искушений всегда оказывались горькими для воевавших с Россией. Далеко не сладкими эти плоды были и для России, которая вынуждена была приносить больше жертв, отстаивая свою независимость. Причем эти исторические тенденции в конце XX века только усугубились. Территория бывшей Российской империи и СССР уменьшилась, численность населения с все возрастающей скоростью сокращается, оборонный потенциал как будто восстанавливается, но происходит ли это на самом деле — сказать однозначно весьма сложно.

При этом возродить государство в прежних пределах невозможно. Для положительного сальдо демографических процессов предпринимаются экстренные меры, но их эффективность и результативность сомнительны. Технологический прогресс декларируется в качестве генеральной цели, но целенаправленной государственной политики на пути овеществления, материализации этой идеи не наблюдается. Ожидание того, что саморазвивающаяся рыночная экономика выведет страну на путь технического прогресса, может растянуться на многие десятилетия. Как замечал еще Вольтер, «рыночная экономика государству полезна так же, как веревка повешенному».

Что касается имиджа конкретно Новосибирска, то его формирование проходило несколько стадий. Город возник как некая площадка, на которой на рубеже XIX–XX веков можно было заработать кое-какие деньги, с малым, подчас карманным, наличным капиталом.

В 1930-е годы Новосибирск — масштабная площадка для размещения индустриальных предприятий и подготовки квалифицированных инженерно-технических кадров. В годы войны — индустриальный арсенал страны, стратегический тыл. В послевоенные годы — промышленная база восстановления разрушенного хозяйства Европейской России. Начиная с конца 1950-х годов это центр научного сопровождения экстенсивного роста экономики с вектором ее развития на восток, а также одновременно одна из базовых точек военно-оборонного комплекса. Сегодняшний имидж города, как и всей страны, неясный, расплывчатый. Не только над Новосибирском, но и над другими городами России доминирует капитал мегастолицы, и это доминирование не имеет прецедентов в отечественной истории.

Виктор Суслов, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, заместитель директора Института экономики и организации промышленного производства СО РАН

— Во второй половине XVI века, когда началось активное проникновение российских пионеров в Сибирь, последняя воспринималась как некая пустая территория. Действительно, от Урала до Тихого океана здесь проживали лишь 200 тысяч человек, практически никого не было, но было много пушнины. И первая задача первопроходцев — обложить население ясаком (дань пушниной). Потом оказалось, что в Сибири есть не только пушнина, но и золото, серебро, медь, каменный уголь, железо, никель, лес, газ, нефть, но завоевательский подход не менялся: забрать эти ресурсы, обложить ясаком. Практически не развивались верхние этажи экономики. Только в самых крайних случаях центральные власти шли на то, чтобы создавать в Сибири обрабатывающие отрасли. В годы войны сюда перенесли машиностроение по необходимости, просто некуда было больше переносить.

Существенный фактор, способный изменить имидж Сибири к лучшему, — переоценка ее географического положения как транспортной сети, идущей с запада на восток и с юга на север. В то же время для значительной части элиты из центра Сибирь представляется не российской территорией, а некой колонией. И это отношение к Сибири на протяжении десятилетий остается неизменным. И пока восприятие людей, принимающих решения, будет строиться на этом колониальном имидже, мы — жители Сибири — вряд ли можем надеяться на позитивные сдвиги. Я не буду повторять страшилки, упоминать известное клише о сибирском проклятии, придуманное Фионой Хилл, хотя это и есть конструируемый негативный имидж, за которым стоят определенные корыстные интересы. Смысл этого имиджбилдинга: «Ребята, зачем вам Сибирь? Отдайте ее нам!»

Для людей неполитизированных, а просто информированных Сибирь — это ресурс развития будущей цивилизации мирового масштаба. И важны не столько нефть, уголь, лес, сколько территория как экономическая единица. Сама территория очень скоро станет важнейшим природным ресурсом, за который будут бороться цивилизации и отдельные страны.

Странный имидж

Николай Рычков, кандидат экономических наук, генеральный директор ОАО «Корпорация — Новосибирский завод Электросигнал»

— Поскольку я в Сибири живу всего 19 лет, то прекрасно понимаю восприятие Сибири со стороны, восприятие людей, живущих «снаружи» Сибири. Для меня она представлялась расположенной где-то рядом с Японией. Я был абсолютно уверен, что в Омске, Красноярске, Новосибирске товары должны быть японские, поскольку Япония рядом. Это было не самое плохое знание географии, учитывая, что юность моя прошла в Ташкенте.

Сибирь несамодостаточна. Она никогда не сможет отделиться, она не сможет жить самостоятельно. Да, богатства огромные. Но при этом мизерное население на огромнейшей территории. На поглощение этого региона будут направлены усилия разных эпицентров влияния. Если нас эта ситуация тревожит, если у нас есть желание жить в России, говорить на русском языке, если нам не хочется попасть под длань Китая или Америки, то мы должны побеспокоиться об этом сами.

Что необходимо, чтобы Сибирь получила инвестиции? Два фактора. Бизнесу должно быть выгодно (если в Мексике выгодно, в Китае супервыгодно) сюда идти и здесь оставаться, а не просто прийти, посмотреть и тут же уйти. Даже для нашей компании здесь не все благоприятно, есть опасность для бизнеса, поэтому мы рассматриваем вопрос о его диверсификации. Второй фактор — это численность населения. Без увеличения числа людей, живущих в Сибири, развитие невозможно. А пионерский дух угас. Русские из европейской части сюда не рвутся, да и сами сибиряки не стремятся здесь оставаться. Здесь условия жизни считаются более тяжелыми, особенно для людей слабых, но для сильных это место «в самую точку», где испытываются воля и характер. Чтобы люди хотели здесь жить, нужно об этом думать и заботиться, создавать специальные условия. Для этого требуются понимание, стратегия и деньги. Но все финансовые ресурсы в Москве, поэтому наша задача — достучаться до власти и доказать с помощью аргументов, бизнес-планов, расчетов, что если Россия потеряет Сибирь, то и Россия после этого скоро исчезнет, а власть держащих не станет у власти. Придут другие люди, дающие команды на другом языке, по-другому думающие и в другое верящие.

Александр Кычаков, член совета директоров ЗАО «Сибирский Берег Интернешнл»

— Слово «Новосибирск» вообще никто не понимает за границей, знают только Москву, Петербург. То, что это третий город России, — для иностранцев научная фантастика, даже для представителей бизнес-элиты. Хотя уже на слово «Сибирь» они начинают реагировать. В газетах, кино, литературе образ Сибири формируется как место для наказания неудачников и ссыльных. Живой пример. Будучи в Чехии, я просто шокировал одного молодого человека, когда сказал, что мы из Сибири. С ужасом в глазах он воскликнул: «А как вы смогли приехать сюда? Я вчера смотрел по телевизору, там у вас десять человек умерли то ли с голоду, то ли от морозов». Это то, что показывают по телевизору.

Но нам нужно думать о будущем. Каким же должен быть будущий имидж? Стоит посмотреть на опыт ряда государств, климатические условия которых достаточно суровы и сопоставимы с сибирскими и которые тоже когда-то были пустыми территориями. О плохом уже много говорили, но никто ни о чем конкретном не говорил. Общие слова о великом будущем. Даже в стратегии экономического развития Сибири.

Сибирь не должна ждать каких-то решений сверху или снизу. Имидж Сибири — в нас, в людях, которые здесь живут и принимают решения. Мне представляется, что это будет регион, воплотивший в себе уникальную комбинацию опыта собственных поисков и испытаний и лучших достижений мировой экономики последних 40–50 лет.

Дмитрий Орешин, председатель совета некоммерческого партнерства «Сибирская межрегиональная палата оценщиков»

— Выстраивание имиджа, пусть даже одного региона, — это государственная политика. Причем жесткая политика государства, находящегося под жестким вертикальным руководством. Например, знаменитые «азиатские тигры» — Сингапур, Тайвань, Таиланд. Как рождалось это чудо? При нормальных военных режимах, которые фактически управляли экономикой и гарантировали капиталу его сохранность. Китай — сумасшедшая по размерам, по человеческим ресурсам страна — гарантирует сохранность капитала. Кроме этого, во всех перечисленных странах очень дешевая рабочая сила. Даже если взять Объединенные Арабские Эмираты, откуда она там? Завозная. Импорт дешевой рабочей силы.

Что может гарантировать Сибирь? Дешевую рабочую силу? Нет. Мы задешево работать не будем. Что у нас сегодня есть, на чем мы можем подниматься? Новосибирская область — аграрная и торговая часть Сибири, мы сидим на торговых «шелковых путях» между Китаем и европейской частью России. И при этом продолжаем оставаться колониальной частью России. Выстраивать имидж Сибири, опираясь на то, что мы — сырьевой придаток России, а Россия — сырьевой придаток всего остального мира, — непродуктивная политика.

Владимир Карпов, заместитель председателя Новосибирского областного Совета депутатов

— Разговор о такой сложной проблеме в терминах образа, имиджа, а не в категориях жестких концепций интересен, он выводит нас из состояния равновесия. В этом противоречивом состоянии возможно появление новых идей, новых образов.

Есть известный психологический тест Роршаха. Испытуемый смотрит на пятна и говорит, что он видит. Эти образы говорят, конечно, не о пятнах, а о человеке, уровне его восприятия и ассоциативного мышления. Так и здесь, на круглом столе, выступающие говорили о себе и высказывали собственные суждения. Сибирь, по этим оценкам, — это не только не горница, но даже и не кладовка в доме, а просто лабаз, который находится где-то там на улице.

Несомненно, нам действительно необходимо изменить имидж Сибири, но самое главное в задумке организаторов проекта — выйти на более точные представления о том, что же нам делать с Новосибирском и в Новосибирске, в Сибири и в России в целом. До сих пор четкого понимания нет, мы бродим по меньшей мере с 1985 года. Пошли-то по направлению к маяку, социализму с человеческим лицом, а забрели в какую-то хлябь, и никто не может ясно и убедительно ответить, что мы собой представляем, а самое главное — куда и каким шагом нам нужно идти. Нам следует понять и осмыслить, кто мы. Город мира или город России? И в чем наша цель и наш смысл?

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №30 (126) 21 августа 2006
    Имиджи Сибири
    Содержание:
    Далеко не потерянная Сибирь

    Создание позитивного имиджа Сибири, необходимого фактора как в привлечении инвестиций, так и в формировании стратегически важного образа макрорегиона, — центральная задача властей, бизнеса и общества

    Реклама