Непривычная страна

Артем Попов
2 октября 2006, 00:00
  Сибирь

Государство еще не определилось, как развивать ИТ-рынок. За него принимают решения иностранные компании

О своих соображениях относительно перспектив отечественного ИТ-сектора «Эксперту-Сибирь» рассказывает президент корпорации Intel в России Стив Чейз.

Накануне интервью нас предупредили, что господин Чейз — бывший разведчик. Действительно, как настоящий агент, он задавал нам вопросов не меньше, чем мы ему.

— Господин Чейз, вы начинали работать в России еще в начале 1990-х, но потом уехали. Что изменилось на рынке с 2002 года, когда вы вернулись?

— Когда мы сюда пришли, был Советский Союз. Вопросами разработки и производства электронных компонентов занималось Министерство электронной промышленности. Они сказали: «Корпорация Intel — крупнейший производитель микрочипов, мы вас представим со всеми почестями». А представлять было некому, рынка не существовало. Вообще.

Мы решили подтолкнуть местный рынок к использованию современных разработок. А позже пришли к выводу, что потребители примут новую технологию, она будет ими востребована.

Со временем оборудование становилось все более сложным и производительным. Люди учились с ним управляться, применять в бизнесе. Прошло 15 лет, в России работают шесть тысяч интеграторов наших продуктов. В 2001–2003 годах произошел экономический скачок. Последние четыре–пять лет рынок бурно рос, увеличивался спрос на персональные компьютеры, сервера.

— То есть здесь рынок развивался так же, как и в других странах?

— В целом да. Но еще многое необходимо сделать, чтобы развитие ускорилось. Сейчас, образно говоря, у нас есть труба небольшого диаметра. Мы не можем сразу увеличить ее размер в несколько раз. Это должно происходить постепенно. Во многом ограничения связаны с доступом к капиталам, правительственной политикой по целому спектру вопросов. Пример: беспроводные технологии. Политика лицензирования и сертификации, многие другие моменты зависят от федеральных властей. С этим непосредственно связаны экспортные возможности западных компаний. Пока не понятно, желает ли правительство популяризировать технологии у населения, какие программы по этому поводу создает и, главное, какие деньги вкладывает в проекты. Кое-что, конечно, делается, но этого мало.

— А что именно сделано? Есть конкретные примеры?

— Организован Российско-американский инновационный совет по технологиям. В его рамках мы обсуждаем самые разные темы. Предстоит решить еще очень много вопросов.

— Представители ИТ-сектора считают, что для ускорения роста рынка нужна инвестиционная поддержка отрасли иностранными компаниями. Один из способов — создание венчурных и специализированных фондов. В настоящее время объем инвестиций в сектор российских информационных технологий в пять–семь раз меньше реальных потребностей. Intel намерен инвестировать в развитие российской ИТ-отрасли?

— Мы этим и занимаемся последние 14 лет. В прошлом году вложили в Россию 150 миллионов долларов. Сейчас нам интересно все, что связано с исследованиями и развитием отрасли. Тысяча четыреста человек работают на Intel в России. Большинство из них — технические инженеры. Мы вкладываем деньги в их подготовку и повышение квалификации. Кроме того, у нас есть программы в вузах, инвестируем в студентов, в преподавателей. Планируем организовать специальные программы для предпринимателей — курсы на базе высших учебных заведений.

Еще один пример инвестиций — современная наука. Конечно, вы можете поспорить и сказать, что это не индустрия. Но это помогает стране развиваться. Следующее направление — программа «Intel Capital». За последние четыре года мы инвестировали в пять различных компаний. В России около ста предприятий-сборщиков, которые технически готовы собирать и тестировать наши продукты.

Разумеется, если бы появились венчурные фонды, было бы просто замечательно. Но чтобы привлекать прямые западные инвестиции, правительству недостаточно просто об этом открыто заявить. Нужно заинтересовать инвестора.

— Вы сказали о том, что в компании Intel работают больше тысячи россиян. Насколько активно корпорация проявляет интерес к программистам из Сибири?

— А вы как думаете? В августе 2004 года мы начали с того, что открыли около двухсот инженерных позиций в Новосибирске. Сейчас приступили к работе с программами в вузах сибирского региона. Одна из них организована совместно с Новосибирским государственным университетом. Ребята, которые учатся в аспирантуре НГУ, имеют возможность проходить практику в нашем ИТ-центре. После этого у них есть шанс получить постоянную работу. Мы не стараемся их интегрировать, но в ходе практики они могут решать абсолютно реальные задачи в абсолютно реальных группах. Этот своеобразный экзамен проходят десять процентов, таким образом каждый год появляется 20 новых инженеров.

Когда мы размышляем о наращивании нашей деятельности в Новосибирске, мы думаем о новых специалистах. Будут ли это специалисты только из НГУ? Вряд ли. Мы хотим привлечь выпускников Томского университета, специалистов с Дальнего Востока, из Хабаровска и других городов, в которых тоже есть хорошие вузы и талантливые люди. Но Новосибирск для корпорации — центр всего Зауралья, и перед нами стоит вопрос: привозить сюда специалистов из Томска или из Саратова? Очевидно, легче привлечь людей, которые живут в Сибири, конечно, если у нас будут для них заманчивые предложения.

— А будут ли?

— Иначе мы не заинтересуем людей. Мы исследуем рынок, стараемся понять, что предлагают другие компании. Хотя до сих пор привлечение специалистов не было для нас проблемой, все-таки это Intel.

— Насколько высок потенциал именно регионального рынка Сибири?

— Здесь есть любопытные технологии и потенциал для их развития. Например, нефтегазовый комплекс: есть институты, работающие в данной индустрии. Для нас это интересно. Экосистема Сибири имеет большое значение не только для России, но и для всего мира. Здесь немало компаний, которые производят программное обеспечение, самый яркий пример — Центр финансовых технологий. Новосибирск и Академгородок — очень важные точки, которые потянут за собой весь ИТ-рынок региона.

— Большинство пользователей используют не более 15 процентов возможностей ПК. Есть ли смысл наращивать производительность и функционал процессоров, персональных компьютеров?

— Откуда вы взяли 15 процентов?

— Исследование проводила компания IDS.

— Всегда есть какие-то новые возможности, значит нужны и средства для их реализации. Сейчас мир переходит к использованию многоядерных технологий. Если мы только играем или набираем текст, я согласен, процессор загружается незначительно. Но есть пользователи, которые применяют компьютер для других целей. Для графики, анимации, моделирования нужны очень мощные вычислительные ресурсы. И потом, представить ситуацию, когда наша компания скажет: «Все, нам достаточно этой производительности», — невозможно. Это будет конец Intel.

— Может быть, есть какой-то вариант сегментирования процессоров в зависимости от группы пользователей?

— Пока мы не видим такого разделения. Просто нужно менять подход к использованию компьютера — это главное. Три года назад технология Intel Centrino была прорывом. Это стало новым витком развития отрасли. Теперь люди, которые находятся в постоянных разъездах, не расстаются с компьютером. На самом деле мы просто поменяли подход к использованию технологии. Раньше были стационарные компьютеры, теперь — мобильные.

— Насколько сложно управлять компанией в России?

— Можно и нужно постоянно тренироваться. Но привыкнуть нельзя никогда.

Корпорация Intel — мировой разработчик инновационных полупроводниковых технологий. Основана в 1968 году, в России работает с августа 1991 года. Доход компании в 2005 году составил 38,8 млрд долларов, чистая прибыль за 2005 год — 8,7 млрд долларов. Рост объемов дохода по сравнению с 2004-м составил 13,5%. Количество сотрудников во всем мире — 99 900 человек, в российском представительстве — 1 500 человек. Доля Intel на мировом рынке полупроводниковых систем по итогам второго квартала 2006 года (по доходам) — 11,4%. Ближайшие преследователи (Samsung Electronics и Texas Instruments) имеют в своем активе 7,2% и 5,1% мирового рынка полупроводников соответственно.