Оборона оборонки

Тема недели
Москва, 11.06.2007
«Эксперт Сибирь» №22 (164)

В конце 80-х — начале 90-х годов прошлого столетия зазвучало с разных трибун, замелькало в средствах массовой информации малознакомое слово «конверсия». Перевод предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК) на выпуск товаров народного потребления тогда многим виделся лучшим выходом из складывающейся в оборонке ситуации.

А ситуация была такова. После распада Варшавского договора бывшим союзникам стали не нужны поставки советского, а затем и российского вооружения. Сократился экспорт военной продукции и в другие страны. Некоторые видные политики тогда так и заявляли: «Торговать оружием — аморально». В результате, если в 1980-е годы на Советский Союз приходилось около 35% мирового военного экспорта, то в начале 90-х доля российской оборонки упала до 7%. В то же время неуклонно сокращались объемы государственных военных заказов. Но даже за изготовленную продукцию государство не спешило рассчитываться, а галопирующая инфляция сводила на нет все усилия оборонных предприятий. Надежды на конверсию тоже не оправдались. Возможно, потому, что, как часто у нас бывает, хотелось всего и сразу. При резком уменьшении госзаказа на продукцию военного назначения значительно увеличился заказ на товары народного потребления. Причем тех, кто «спускал» эти заказы, видимо, не интересовали ни потребности народа в этих самых товарах, ни возможности предприятий по их выпуску. Похоже, именно тогда стало крылатым выражение «забивать гвозди микроскопом» — так охарактеризовал идею производить на высокотехнологичных предприятиях кастрюли и сковородки один из руководителей военно-промышленного комплекса.

Общероссийские тенденции в полной мере проявились и в Сибири, где в период Великой Отечественной войны осели десятки крупных оборонных предприятий, эвакуированных из европейской части страны. В послевоенные годы эти предприятия бурно развивались — шла холодная война, активно строились новые. В 1990 году в Сибири на оборонку работали около 560 тыс. человек. К 1995 году число занятых в ВПК сократилось вдвое. Особенно неблагоприятно складывалась ситуация на предприятиях, производивших комплектующие или работавших на нестандартном специализированном оборудовании. Некоторые из них просто прекратили свое существование, как, например, Бердский радиозавод. Несколько лучше обстояли дела там, где выпускали готовую продукцию. Сумели пережить трудные времена омский «Полет», новосибирское НПО им. В. П. Чкалова, некоторые другие предприятия.

Особняком в этом ряду стоит Омский завод транспортного машиностроения, выпускавший танки Т-80. Его лихорадит добрый десяток лет, и конца этому не видно. На вооружении в Российской армии сегодня насчитывается около шести тысяч танков омского производства, но почти все они были поставлены более 15 лет назад. Затем Минобороны РФ довольно длительное время вообще не приобретало новую технику, а позднее, когда стали выделяться хоть какие-то деньги на перевооружение, предпочтение было отдано танку Т-90 производства нижнетагильского «Уралвагонзавода». Омским танкостроителям пришлось довольствоваться редкими и небольшими по объему экспортными контрактами и поставками запчастей. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что Минобороны РФ закупает нижнетагильские танки тоже почти в единичных экземплярах — 31 танк в 2004 году против более 300 отправленных на экспорт. Но программа технического перевооружения и модернизации Вооруженных Сил на период 2006–2015 годов дает определенные гарантии по увеличению госзаказа на «Уралвагонзаводе». А будущее «Омсктрансмаша» пока под большим вопросом. С начала 2000-х витает идея объединения этих двух заводов, однако руководство нижнетагильского предприятия постоянно выступало против, даже после того как в пользу создания танкового холдинга высказался бывший тогда министром обороны Сергей Иванов. С одной стороны, вполне понятно нежелание «Уралвагонзавода» объединяться с конкурентом, имеющим огромные долги. С другой — оба предприятия государственные и, по логике вещей, должны в первую очередь действовать на благо собственника. И вряд ли в интересах государства терять предприятие, способное производить современные конкурентоспособные танки типа «Черный орел».

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №22 (164) 11 июня 2007
    Оборонный комплекс
    Содержание:
    Банкротство против танков

    24 мая рабочие Омского завода транспортного машиностроения выставили пикет. Общая задолженность по зарплате на предприятии превысила полмиллиарда рублей

    Реклама