Национализация бренда

Ольга Юрченко
21 января 2008, 00:00
  Сибирь

Китай постепенно приступает к переоценке репутации производимой им продукции, но ему мешает все еще сохраняющаяся политика необходимости обеспечения работой большого числа жителей страны

Всознании миллионов потребителей во всем мире есть стереотип, который позволяет оценить качество товара, не покупая его. «Порвется, сломается, развалится», — выражения, которыми обильно потчуют китайский товар покупатели. Однако меры по снижению влияния этого стереотипа на потребительское сознание начаты, и начаты они в самом Китае — на каждом производстве, на каждой линии, в каждом цехе.

Китайская мануфактура

В большинстве случаев китайская производственная компания — это множество схожих между собой, но независимых друг от друга цехов с полным циклом операций. В одном цехе товар производится для одного или двух клиентов одновременно.

Автоматизация производства, совмещенная с большим объемом ручного труда, и есть главная отличительная черта современного китайского производства. Обе составляющих настолько важны, что не могут существовать друг без друга, и непонятно, за счет какой из них достигается большая эффективность производства. Можно даже сказать, что симбиоз машин и человеческих ресурсов служит подтверждением эволюции бизнес-процессов, происходящей в производственном сегменте экономики Китая.

Предприятия по выпуску транспортного оборудования (грузовые тележки, тачки), на которых нам удалось побывать, можно разделить на два типа. Первые представляют собой полностью автоматизированное производство, оснащены дорогостоящими немецкими станками с числовым программным управлением, реже встречается китайское оборудование. Примерная численность рабочих на таких предприятиях варьируется от одной тысячи и больше, что отличается от мелкой полукустарной мануфактуры, где работают не более двухсот человек.

Большинство — выходцы из бедных слоев общества. Приезжают на заработки — шесть дней в неделю работают, а на выходной едут домой или остаются сверхурочно (китайцы привыкли много и усердно трудиться, а на заработанные деньги кормить семью в деревне и растить детей — сберегать нечего, а приобретать «роскошные» вещи почти недоступно).

Заводы, как правило, имеют автономную систему водоснабжения, на территории размещены общежития и столовые для рабочих. Обычно это большая огороженная территория, на которой располагаются офисное здание и ряды цехов. Некоторые подобные мощности построены не без технической помощи европейцев, но со временем грань между уровнем национального и европейского производства стирается.

 pic_text1 Фото: Александр Тарасов
Фото: Александр Тарасов

Цены на фабриках выше, чем у кустарных изготовителей. И все равно они стремятся не пропустить ни один, даже самый маленький заказ, предлагая потенциальным партнерам выгодные условия — например, готовность выпустить принципиально новую модель продукции «под клиента», руководствуясь логичными соображениями — раз она понадобилась одному заказчику, то может пригодиться и остальным.

Второй тип предприятий — полумануфактурный — довольно сильно отличается от первого. Небольшие заводики, в цехах грязно, общежитий для рабочих или нет, или они находятся в ветхом или аварийном состоянии, территория не огорожена, численность сотрудников не превышает 200 человек.

Используются простые станки, в основном китайского производства. Именно на таких заводах многие детали изготавливаются кустарным ручным способом. Зачем использовать еще один производительный станок, когда можно поставить десяток рабочих? Руками делают все, на что неспособны имеющиеся станки, особенно в области мелкой обработки. Изделие, выточенное на станке, зачастую портится на этапе мелкой доделки вручную. Неудивительно, что, допустим, резьба при таком изготовлении часто имеет неодинаковый шаг и вследствие этого возникает несоответствие деталей. Те места, которые не закручиваются легко, всегда можно подкрутить с помощью простого гаечного ключа. Китайцы удивляются: зачем иностранцы считают, что все должно само легко вкручиваться и выкручиваться? Товар, изготовленный таким полукустарным способом, не сломается, он и дешевый, и служить будет долго. Но мелкие и досадные дефекты при использовании ручного труда доставляют неудобство в эксплуатации и являются типично китайским почерком производства. Питательной средой тех самых стереотипов.

Однако часть ответственности лежит и на российских компаньонах нерадивых китайцев — компании могут сознательно заказывать в Китае продукцию низкого качества, а продавать по цене высокого.

«Нам жаль, что так происходит. Российские фирмы заказывают у нас плохой товар и просят маркировать его, как товар более высокого класса, и мы это делаем», — говорит Джуди, менеджер по коммерции одного из завода в городе Нингбо.

Переломить потребительские установки крайне сложно, они не всегда оберегают нас от некондиционной продукции, а зачастую лишают возможности покупать дешевый, но по-настоящему качественный товар. Казалось бы, выгоднее приобретать более дорогие, но гарантированно более надежные вещи. Однако не всегда. Директора китайских компаний отмечают, что торговые и производственные фирмы из Европы уже давно заказывают у них продукцию под чужими, не китайскими, а европейскими марками. Подделка ли это? Китайцы объясняют: у завода есть легальные права использовать разные бренды на товаре и продавать той или иной европейской фирме.

Скоростная внимательность

Хуань Датун, директор завода по выпуску запасных частей для транспортного оборудования, искренне пытался нас убедить в том, что половина всего мирового производства находится в Китае и, соответственно, половина всей мировой продукции выпущена в Китае. И неважно, какая страна указана как производитель: «мы можем выпустить любую продукцию, любой марки, размера, формы».

Действительно, китайцы с легкостью идут на уступки, делают новые чертежи, образцы. Директор и инженер одной китайской компании после того, как стало понятно, что производимая ими продукция не соответствует нашим требованиям, в течение пары дней придумали оптимальный вариант решения проблемы. Накануне отъезда они пригласили нас на ужин и вручили готовый исправленный образец. «Спасибо, что научили нас, что вам важно наше хорошее качество, — сказали они. — Мы готовы работать с вами и улучшать свою продукцию, ведь для других клиентов это тоже важно».

Каждый завод, как и каждый китаец, зарабатывает деньги всеми возможными способами. Китайские компании стремятся не потерять ни одного своего клиента, предлагая более интересную цену, работая над качеством изделий.

 pic_text2 Фото: Александр Тарасов
Фото: Александр Тарасов

Впрочем, так бывает не всегда. Наша поездка в Китай была запланирована для того, чтобы объяснить одному из производителей его технологические ошибки и поработать вместе над их устранением. Выяснилось, что этого не получится — завод большой и вопросам повышения качества внимание уделяется минимальное: товар штампуется быстро и дешево продается по миру. Там не держатся за клиента. На одном предприятии выпускается однотипный товар, но разного качества, которое само руководство условно делит на «хорошее», «средне плохое» и «очень плохое». Соответственно, «хорошее качество» продается в Италию, Испанию и другие европейские страны под разными брендами, «плохое» — в том числе в Россию.

«Если вам нужна продукция хорошего качества, то мы готовы сообщать, когда будет крупный европейский заказ, чтобы в этой же партии сделать товар для вас», — не смущаясь, сообщил нам директор завода.

Отголоски прошлого

Некоторые принципы устройства старой экономической и социальной системы в Китае, такие, как «железная миска риса», отошли в прошлое. Но в Китае все еще слышны отголоски прошлого — там массово используется ручной труд, которым управляют владельцы с более-менее современными представлениями о ведении бизнеса.

Тем не менее, китайцы быстро осваивают новые технологии, выпускают новые товары, реагируют на малейшую динамику своего сегмента рынка. И многие предприниматели здесь уже стремятся ставить национальные интересы выше своей выгоды. Можно предположить, что в недалеком будущем китайские товары перестанут прятаться за европейскими брендами, создав собственные национальные, и тогда окончательно произойдет смена стереотипов в работе с китайскими производителями.

В 2007 году товарооборот между Сибирью и Китаем превысил 8 млрд долларов. Но официальные сведения являются заниженными — во-первых, значительная часть импорта китайской продукции, поступающей в российские регионы, оформляется не в зоне ответственности сибирских таможен, а по месту «прописки» фирм-импортеров, в частности, московских. Во-вторых, инвойсная стоимость контрактов на импорт зачастую занижается участниками внешнеэкономической деятельности на 25–30% — таким образом занижается таможенная стоимость поставок, а значит и пошлины. Ну а что делать — импортировать «вбелую» — невыгодно. Возможно ли создание условий для прозрачности экспортно-импортных операций с Китаем? Наверное, нет. И не следует пенять только на «нечистоплотных» предпринимателей — при выравнивании условий, при которых скрывать реальную стоимость поставок станет невыгодно, они могут свободно перейти на честное оформление.

Доктрина железной миски риса

Поддержание жизненного уровня народа в пределах физического выживания или, другими словами, политика «железной миски риса» в период культурной революции, привела к тому, что в Китае во второй половине XX века от голода погибли несколько десятков миллионов человек. Возродить сельское хозяйство страны помогли реформы конца 1970-х, когда земля стала крестьянской собственностью, передаваемой из поколения в поколение. Через несколько лет, в середине 1980-х, страна смогла накормить свой народ, и китайское государство сложило с себя почти все социальные обязательства и ответственность за события культурной революции. Но, несмотря на то что сам принцип «железной миски риса» был уничтожен, эти слова глубоко проникли сознание китайского народа.

Китай получил выгоду от реформ и открытости, он их поддерживает и стимулирует. Понимание социальных нужд со стороны общества стало более целостным. Сейчас не все родители хотят, чтобы дети стали государственными служащими и имели «железную миску риса». Кое-кто считает, что способные дети могут создать собственное дело либо работать в сфере негосударственного сектора экономики. Это тоже хороший выбор. Трудно представить, что это могло возникнуть в прежнюю эпоху «культа чиновников».