Модернизация от Адама

29 августа 2011, 00:00
  Сибирь

Редакционная статья

За спорами о закостенелости РАН и надеждами на то, что вузовское сообщество вытащит страну на путь инновационного развития, часто забывается другой очевидный факт — университеты в большинстве своем не менее инертны, чем академики пенсионного возраста. Университеты, которые, вообще говоря, сами должны формировать повестку дня развития общества, приспосабливаются к тому, что происходит вокруг. В 1990-е — к рыночной экономике, сегодня — к модернизации страны. «Они делают вид, что платят нам деньги, а мы — что работаем» — эта фраза обычного вузовского преподавателя хотя и родилась не сегодня, но в полной мере отражает ситуацию в российской высшей школе.

Хотя исторически главная роль университетов — преобразовывать общество. В свое время, когда в XII–XIII веках в Европе начали открываться первые университеты Парижа, Оксфорда, Кембрижда, они стали предтечей культурно-исторического сдвига от Cредневековья к Новому времени. От общества религиозной догматики — к обществу науки и многогранного образования. И хотя в первых университетах обычными темами научных диспутов были вопросы о том, почему Адам съел в райском саду яблоко, а не грушу, или «Сколько ангелов поместится на острие игольного ушка», в итоге система университетского образования сыграла едва ли не решающую роль в развитии западноевропейской цивилизации современного вида. Причем изменение социальных практик в обществе нельзя недооценивать, ведь именно смена мышления людей является критическим фактором успешности любой модернизации.

В Сибири есть живые подтверждения этого тезиса: это Томск, образование в котором университета в 1888 году стало судьбоносной вехой для города. И Красноярск, где современный Сибирский федеральный университет все очевиднее превращается в центр притяжения модернизационных идей как минимум со всей Восточной Сибири.

Вторая функция университетов — содействие международной коммуникации. Совсем недавно в Гарварде вышла «настоятельная рекомендация» студентам хотя бы один из восьми семестров бакалаврского образования проводить в каком-нибудь университете за границей. Это, по мысли местных профессоров, должно научить учащихся мыслить глобально, знать мировые практики, но работать для своей страны — в большинстве случаев за полгода студент не может стать «адептом» того государства, в котором он учился.

Нельзя сказать, что университеты сибирских городов не двигаются в этом направлении. Но движение по большому счету недостаточно смелое. В Сибири только два университетских центра, которые в той или иной мере можно назвать амбициозными — это Томск и в последние годы Красноярск. Вузы в остальных городах все больше предпочитают почивать на лаврах, а это, в свою очередь, ведет к медленной деградации — без смелых стратегических задач прорывное развитие невозможно.

Кстати, примером необходимого уровня амбиций для нас может служить соседний Казахстан. Здесь по инициативе президента Нурсултана Назарбаева началась организация Нового университета Астаны, перед которым сразу была поставлена задача стать одним из лучших вузов мира. Здесь будут работать иностранные преподаватели, в основе обучения лежать иностранные же программы, и вестись оно будет на английском языке. Правда, цену знаний обещают такую же, как Лондоне — не менее 18 тыс. долларов в год, что, впрочем, логично при таком же качестве образования.

Но в любом случае здоровая амбициозность вознаграждается — и пример СФУ, в который едут все больше студентов не только из Якутии и Тувы, но и из старейшего университетского центра Восточной Сибири — Иркутска, является лучшим тому доказательством. Быть самым старым неплохо, но в современном мире этого становится недостаточно. Нужно быть еще и самым заметным. И люди обязательно потянутся.