Из студентов в резиденты

Наука и технологии
Москва, 18.06.2012
«Эксперт Сибирь» №24 (336)
Бизнес-инкубаторы, созданные при университетах Томска, стали весомым элементом инновационной инфраструктуры студенческого города. Их задача проста — они отбирают тех, кто способен заниматься бизнесом и соответственно останется жить и работать в городе

Основа томского «инновационного лифта», как известно, университеты. Здесь рождаются большинство идей, которые путем долгих и зачастую мучительных трансформаций попадают спустя некоторое время в офисы коммерциализации, бизнес-инкубаторы, инновационно-технологи­чес­кие центры и центры трансфера технологий. Некоторым идеям удается добраться до вершины инновационной пирамиды — особой экономической зоны (ОЭЗ). «Инновационная инфраструктура в Томске чрезвычайно развита и сложна, — говорит исполняющий обязанности заместителя губернатора Томской области по научно-технической и инновационной политике и образованию Алексей Пушкаренко. — Сегодня в нее входят более сорока элементов. Студенческие бизнес-инкубаторы — один из них».

О создании таких инкубаторов при вузах в регионе задумались еще в 2002 году, когда в университетах начали появляться офисы коммерциализации. Уже в 2004 году появился первый межвузовский инкубатор «Дружба» Томского университета систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР). Сейчас в городе действуют пять студенческих бизнес-инкубаторов, располагающих разветвленной системой поддержки проектов и коммерциализации научных разработок. Вслед за ТУСУРом, еще в 2006 году, такую структуру создал Томский государственный университет (ТГУ), в 2008 году — Северский технологический институт Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ» (СТИ). Затем появились бизнес-инкубаторы в Томском государственном архитектурно-строительном университете (ТГАСУ) и в Томском политехническом университете (ТПУ). Все они имеют много общего, но одновременно обладают собственной спецификой.

Науки пользуют везде

Появление инкубаторов не было бы возможным без развития глубоких взаимо­связей между субъектами инновационных процессов, способствующих «выращиванию» бизнесов. Об уровне интеграции говорит хотя бы тот факт, что с 2004 года томичи в рамках программ, проводимых Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (фонд Бортника), создали 137 фирм. 25 компаний из этого списка стали резидентами томской ОЭЗ; среди них, в свою очередь, немало предприятий, которые выросли в бизнес-инкубаторах, открытых при университетах.

Нынешние реалии инкубаторов таковы, что отбор проектов приходится проводить три раза в год — все из-за огромного числа желающих попасть в стены инновационных фабрик. Только отборочная сессия продолжается три дня. В прошлом году в студенческих бизнес-инкубаторах разместились 259 проектов, а в целом за четыре последних года — 711. По итогам 2011 года на базе студенческих бизнес-инкубаторов было создано двенадцать малых предприятий, в том числе восемь в рамках известного ФЗ № 217. Шесть «инкубированных» проектов стали резидентами и участниками Сколково. «И тем не менее многие говорят, что в России инновационных проектов нет, — сетует Алексей Пушкаренко. — Проекты есть, только с ними надо работать. Проблемы других территорий в том, что у них нет инфраструктуры, которая взяла бы сырую научно-техническую разработку и попыталась ее превратить в коммерческий продукт».

Ведущим томским инкубаторам уже давно удается превращать даже фантастические идеи студентов в готовую продукцию. Например, резиденты первого в России студенческого бизнес-инкубатора «Дружба» по итогам 2011 года выпустили готовой продукции на 50 млн рублей. А компании, которые вышли из него почти за восемь лет существования и которые формируют сегодня так называемый инновационный пояс ТУСУРа, произвели продукции на 250 миллионов. При этом общий объем финансирования всех студенческих бизнес-инкубаторов составил 23 млн рублей, из которых областные средства составляют всего 2,78 миллиона. Остальное — внебюджетные источники и федеральные средства.

В инновационной интеграции участвуют и три технологических бизнес-инкубатора, которые тесно связаны со студенческими. Это конструкторско-технологический инкубатор на базе приборного завода, управляющей компанией которого выступает Политех. Плюс бизнес-инкубатор инновационной направленности в Северске, работающий совместно с СТИ, а также бизнес-инкубатор «Аккорд» на базе ТНЦ СО РАН. «И хотя идет мощная генерация проектов, которых сегодня уже сотни, остается основная проблема — отсутствие рынка инновационной продукции, — говорит Алексей Пушкаренко. — В России нет такого рынка. Только два процента предприятий интересуются новыми разработками. Поэтому мы стараемся вывести продукцию инновационных компаний за пределы страны».

Антон Титков: «Бизнес-инкубатор — это не стены, это среда» sib_336_025-1.jpg
Антон Титков: «Бизнес-инкубатор — это не стены, это среда»

Выход «за пределы» уже давно не запретный плод для томских студентов и выпускников вузов. Примеров тому достаточно много. Один из наиболее известных проектов функционирует с 2002 года. Выпускники ТУСУРа создали в центре Силиконовой долины — городе Купертино в США — компанию Tomsk Inc, занятую разработками программного обеспечения. В свою очередь в студенческом бизнес-инкубаторе «Дружба» был организован международный центр «Калифорния – Томск». В Сибири находится его российская часть, а основная — в США. Опыт работы центра показал, что функционирование подобных «мостов» может и должно быть двунаправленным. «Многие выпускники, которые уехали, в том числе за рубеж, поддерживают с нами связь, и мы стараемся использовать их возможности, — говорит директор межвузовского студенческого бизнес-инкубатора «Дружба» Антон Титков. — Начало данному проекту положили два наших выпускника, один из которых остался в Томске, а другой уехал в Калифорнию. И этот мост дал поразительный результат». Головной офис компании Tomsk Inc обеспечивает заказами на разработку томскую компанию «ТомскСофт» со штатом более 60 человек, входящую в инновационное окружение университета и расположенную в студенческом бизнес-инкубаторе ТУСУРа. Подавляющее большинство работников компании «ТомскСофт» — выпускники и сотрудники университета. Объем научных исследований, проводимых в Центре по заказу из США, в 2011 году составил порядка миллиона долларов.

Другой пример — компания-резидент студенческого бизнес-инкубатора ТГУ «МЦЦ Томск» успешно работает на западный рынок, занимаясь разработкой алгоритмического и программного обеспечения в области сомнологии. «Инкубаторы, конечно, способствуют тому, что многие студенты остаются в Томске, но студентов у нас больше, чем может потребить томская экономика, — говорит директор инновационно-технологи­чес­кого бизнес-инкубатора ТГУ Наталья Кичко. — По­этому наша молодежь работает на зарубежную экономику. Но это не томская проблема. Экономика России не может потребить столько подготовленных специалистов».

А что же юношей питает?

Спрос на места в бизнес-инкубаторах среди студентов можно считать прямым результатом проводимой вузами политики выращивания молодых предпринимателей. Если молодой человек готов отстаивать и продвигать свою идею или разработку — инкубатор примет его и поможет всем необходимым. «Но в то же время бизнес-инкубатор — это не стены, — считает Антон Титков. — Это, скорее, среда, связи, каналы информации, партнеры, много неформальных и неосязаемых вещей, которые помогают «упаковывать» проекты».

Первый в России студенческий инкубатор, созданный при ТУСУРе, работает уже более семи лет. На его площадях когда-то размещалась даже администрация томской ОЭЗ — в период своего становления. На счету инкубатора более 100 реализованных проектов и более 30 созданных компаний. И сегодня «Дружба» работает практически со всеми институтами развития, которые есть в стране — РВК, «Роснано», фондом Бортника и так далее. Некоторые резиденты бизнес-инкубатора одновременно являются резидентами томской ОЭЗ или Сколково. Объем привлекаемых средств только по линии РВК — около 3 млн долларов в год. По линии фонда Бортника ежегодно поддерживаются две-три компании, находящиеся в инкубаторе.

В созданной здесь среде начали появляться серийные предприниматели, которые не только ведут свой собственный проект, но и создают сопутствующие. Есть примеры, когда совокупный оборот бизнеса у таких студентов достигает миллиона долларов. «Через стены инкубатора прошли порядка 800 студентов, — говорит Антон Титков. — Многие из них создали свои компании. Многие работают в компаниях-резидентах ОЭЗ, таких как «Микран» (см. «Бизнес в СВЧ-диапазоне» в «Эксперте-Сибирь» № 6 за 2012 год), «Элекард» (см. «Инновационное по всем признакам» в «Эксперте-Сибирь» № 44 за 2011 год). «ЭлеСи»... Некоторые — сами резиденты. Скажем, компании «Медицинская электроника» и «БиоТок» одновременно являются резидентами нашего инкубатора и ОЭЗ. Вся внутривузовская система построена так, что студенты, обучаясь в университете, уже с третьего курса работают в каких-либо компаниях — у резидентов, в инновационном поясе. И деятельность бизнес-инкубаторов очень сильно влияет на то, что студенты здесь остаются».

Не менее значимыми выглядят достижения студенческого бизнес-инкубатора ТГУ, созданного в 2006 году. «Запускаем примерно 20–26 проектов в год. В среднем из них получается две-три компании, — говорит Наталья Кичко. — Поток идей большой, но до финиша доходят не все. Кроме того, существует определенная специфика. Мы являемся подразделением классического университета, и у нас много социогуманитарных факультетов. Соответственно такие проекты в инкубаторе у нас тоже есть. Несмотря на все трудности, социогуманитарные инновации успешно развиваются».

Один из таких проектов бизнес-инкубатора ТГУ — сенсорный сад. По сути, это специально организованная природная территория с использованием определенного ассортимента растений и искусственных элементов ландшафтного дизайна, способствующих активизации органов чувств, восполнению дефицита общения с природой и улучшению эстетических качеств окружающей среды. Площадку под этот проект уже выделила мэрия Томска. Что касается технологических направлений, то, очевидно, самый успешный проект инкубатора связан с производством глиоксаля — это компания «Гликсаль-Т» (см. «Короли глиоксаля» в «Эксперте-Сибирь» № 21 за 2012 год). Хорошо известен и другой резидент инкубатора — «Ингеотех», разрабатывающий инновационные ГИС-технологии для экспертно-консалтингового обеспечения крупных проектов природопользования. Наиболее удачным проектом в сфере биотехнологий руководство инкубатора называет производство биоэнергетических напитков на основе фитоадаптогенов (в качестве сырья используется родиола розовая, она же золотой корень). «Мы нашли промышленного партнера — компанию САВА, и создали совместное малое инновационное предприятие, — говорит Наталья Кичко. — Продукт уже разработан, сейчас регистрируется торговая марка. Кроме того, есть проекты, связанные с производством натурального мыла, производством семенного безвирусного картофеля и другие. Многие из них неоднократно поддерживались фондом Бортника, один из проектов стал резидентом Сколково».

В инкубаторе «Дружба» студенческий бизнес успешно сочетается с образовательным процессом sib_336_025-2.jpg
В инкубаторе «Дружба» студенческий бизнес успешно сочетается с образовательным процессом

«Пока у нас нет таких выдающихся результатов, как у коллег, — говорит директор архитектурно-строительного бизнес-инкубатора ТГАСУ Геннадий Мамонтов. — За три года мы подготовили два проекта. Многие идеи умирают и не превращаются в малые предприятия, но мы решаем и другую качественную задачу — формируем инновационную среду в нашем строительном комплексе, готовим специальные учебные программы и обучаем студентов. Например, у нас есть хорошо разработанный проект, связанный со строительной отраслью, но его нельзя коммерциализировать, потому что наша установка требуется всего двум строительным предприятиям в Томске. Говорить, что это прорыв, сложно, но это законченная разработка. У нас нет достижений в ИТ-технологиях, но мы неплохо обучаем этим технологиям. Например, организовали проект по 3D-модели­рованию в архитектурно-строительной отрасли. Мы сделали проект «ИТ-дети» и обучаем новым проектным решениям детей со второго класса. И это тоже инновации».

Нацеленность отдельных бизнес-инкубаторов на разработку инновационного обучающего продукта тоже большой шаг вперед. Например, в ТПУ создали систему перманентной инновационной среды. «Мы начинаем работать со школьниками нашего лицея при ТПУ. Сначала это лаборатории «Робототехника», «Занимательная физика», «Учебная фирма», — говорит начальник студенческого технологического инкубатора ТПУ Александр Казаков. — Потом подключаем их к выполнению проектов. Когда они вырастают до абитуриентов, включается система элитного технического образования. Плюс проектно-ориентированное обучение. И на этом этапе подключается бизнес-инкубатор. Здесь мы даем основы знаний по ведению инновационного бизнеса. У нас работает одиннадцать консультационных центров по разным направлениям. Однако все, что происходит в инкубаторе — это точечная работа. А нужна массовость. А для этого необходимы кадры, которые будут генерировать инновации и выводить их на рынок. По­этому работа инкубатора строится с учетом возможностей университета как полигона инженерного предпринимательства».

Студентов также привлекает и глубокая интеграция вузовских инкубаторов. Сегодня они не конкуренты, а партнеры. В инкубаторе ТУСУРа есть проекты из других вузов. Да и вообще в Томске, по мнению руководителей бизнес-инкубаторов, не может быть конкуренции между университетами. Ее нет, и одна из причин — масштабность образовательного комплекса. «Очень много междисциплинарных проектов, связанных с медициной, строительством, — поясняет Антон Титков. — Например, компания «СибМакет» — это ребята, которые из ТГАСУ пришли в ТУСУР, потому что здесь были технологии для выпуска продукции. Это нормальная интеграция».

«Когда мы создавали особую экономическую зону, то ставили задачу — оставлять в Томске элиту, — говорит Алексей Пушкаренко. — У нас 15 тыс. человек заканчивают вузы ежегодно, из них 1 300–1 400 с красными дипломами. Так вот, если краснодипломники будут оставаться в Томске, то таких компаний как «Микран», у нас будет не две-три, а десятки. «Микран» в свое время вел простую политику — принимал на работу многие годы только краснодипломников. Это не показатель, но это база. Они собирали не яйцеголовых, а элитных яйцеголовых специалистов, которые создали системы, которые государство создать не смогло даже за безумные деньги. Так вот, у бизнес-инкубаторов похожая функция — они отбирают тех, кто способен заниматься бизнесом. И тех, кто решил стать бизнесменами, нужно оставлять в Томске, они и есть наше конкурентное преимущество. В этой части бизнес-инкубаторы свою задачу выполняют».      

Показатели деятельности студенческих бизнес-инкубаторов в 2011 году

Новости партнеров

Реклама