Уроки мэрских выборов

Политика
Москва, 25.06.2012
«Эксперт Сибирь» №25 (337)
Кандидаты от «Единой России» предсказуемо избрались градоначальниками в Красноярске и Омске. Главный урок из прошедших кампаний — оппозиционным силам стоит поискать новые и сильные лица

17 июня кандидат от «Единой России» (ЕР) Вячеслав Двораковский с результатом 49,35% победил на досрочных выборах мэра Омска. Действующий спикер Горсовета и бывший главный инженер НПО «Мостовик» изначально выглядел фаворитом кампании. Все бы ничего, да только за Двораковского отдали голоса всего лишь 77,8 тыс. избирателей — для города с населением более 1,1 млн человек результат более чем скромный. Тем более что в Омске же 17 июня был поставлен и антирекорд по явке избирателей — чуть более 17%. Неделей ранее аналогичная кампания в Красноярске завершилась победой кандидата от ЕР Эдхама Акбулатова, при явке в 21% (см. «Красноярск провалил явку» в № 24 за 2012 год). Получается, жителям двух сибирских миллионников оказалось не до выборов градоначальников?

Омская кампания начиналась громко. Местная интернет-оппозиция, воодушевленная грядущей в Прииртышье сменой эпох (досрочные выборы мэра почти совпали с уходом правившего Омской областью с 1991 года Леонида Полежаева — в конце мая к обязанностям губернатора приступил выходец из «Газпрома» Виктор Назаров), провела сетевые праймериз. Победителем проекта «Гражданин мэр» стал московский блогер Илья Варламов. Он приехал в Омск, подал документы в горизбирком, но вскоре заявил, что не сможет «по-честному» собрать подписи, и потому участвовать в выборах не станет. Кандидатом в мэры попытался стать известный экономист и представитель демократических сил Вячеслав Иноземцев. Он собрал необходимое количество подписей, но их забраковали в избиркоме. И москвич улетел несолоно хлебавши. В итоге Омск, прогремев на всю страну благодаря столь забавным событиям, вернулся к привычным предвыборным реалиям.

Они вылились в противостояние ЕР и коммунистов. Последние, при Полежаеве на пост мэра Омска не претендовавшие, сделали ставку на малоизвестного бизнесмена Виктора Жаркова. Фаворитом оказался Вячеслав Двораковский, которого поддержали и Полежаев, и Назаров, и особенно «Мостовик», крупный холдинг, занимающийся строительством объектов инфраструктуры по всей стране. Кампания сильно «приземлилась», наполнилась местным содержанием и прошла в традиционных для подобных действ декорациях. В итоге Жарков, получив всего 28,97% голосов, занял вполне заслуженное второе место. Еще меньше набрала представительница «Справедливой России» Ирина Оверина — 6,4%. «Яблочник» Александр Коротков, вокруг которого после вылета Иноземцева сплотились демократические силы, получил 4,3% голосов, самовыдвиженец Сергей Масленков — 3,82% избирателей. Независимый кандидат Игорь Антропов и представитель ЛДПР Ян Зелинский не смогли насобирать и трех процентов.

Второе место главного оппозиционного визави Двораковского — своеобразное достижение Омска. Неделей ранее в Красноярске кандидат от оппозиции Александр Коропачинский занял всего лишь третье место, несмотря на все усилия по объединению критически настроенных против действующей власти сил, предпринятые его штабом в ходе избирательной кампании. Таким образом, первый вывод из двух муниципальных кампаний — ЕР в двух городах сделала ставку на персоны, обладающие солидным ресурсом для победы. Выборы мэра — это прежде всего голосование за личность, а не за партию. Несмотря на то что и Акбулатов, и Двораковский в своих кампаниях пытались максимально отстраниться от партийной принадлежности, единороссы итоги выборов без сомнений могут записать себе в актив.

Тем не менее верность тезиса нивелируется низкой явкой, продемонстрированной что в городе на Енисее, что в городе на Иртыше. Это дает оппозиционным политикам право радостно кричать о том, что в абсолютном выражении поддержка ЕР снижается. Конечно, в слабом интересе горожан к выборам своих градоначальников виноваты объективные факторы. Это и летняя жара, и то, что досрочные выборы не проводились одновременно с другими кампаниями, и то, что многие избиратели предпочли уехать на дачи, в отпуска или просто за город, на природу, а не исполнять свой гражданский долг. Тем не менее если в Красноярске мандат, выданный Акбулатову даже при низкой явке, но с большим процентным отрывом от оппонентов (почти 70%), можно расценить как вполне легитимный, то победа Двораковского настолько же абсолютной не выглядит. По сути, слабый выиграл у еще более слабых — доверие большинства новому мэру придется завоевывать уже в ходе работы. «Честно говоря, то, как шла сама кампания — отсутствие нормальной конкуренции, интересных лиц среди этих семи, передергивание административного ресурса одного из кандидатов, тоже сказалось на явке, — считает политолог Инна Ветренко. — Сформировалась апатия к выборам: «Чего идти, если и так все ясно». Это главная проблема, о которой говорили заранее и которая сейчас дает о себе знать».

В Омске к тому же вышло так, что административный ресурс для мобилизации электората просто не использовался. Достаточно сказать, что приглашение на выборы омичам были доставлены только в субботу, когда многие уже разъехались по дачам, а не неделей ранее, как это делается обычно. Прежде эту функцию выполняли в основном агитаторы от комитетов территориального местного самоуправления, подчиненных мэрии Омска. Но на этот раз городская администрация не работала на Двораковского, поскольку в ней остались преданные прежнему мэру Виктору Шрейдеру люди, ожидающие увольнения после прихода нового градоначальника (Шрейдер ушел на работу в Госдуму после затяжной информационной войны с Полежаевым). Дачников (вокруг Омска — более 100 тыс. дачных участков, на которых по выходным отдыхают до 300 тыс. омичей) на выборы вообще не завлекали. Разве что зачем-то организовали продажу хоз­инвентаря у въезда в садоводческие товарищества (осталось неясным, как избиратель должен был увязать грабли и лейки с урнами для голосования). «Казалось бы, все было понятно: один кандидат был намного сильнее других. Именно это вызвало определенную апатию у остальных кандидатов и ощущение того, что все решено. На самом деле практика показывает, что у коммунистов в городе достаточно было избирателей для победы. Вопрос в том, как они провели избирательную кампанию, насколько они смогли наладить коммуникацию со своими избирателями», — считает политолог Сергей Старовойтов.

В связи с этим итоги выборов в Омске отличаются от красноярских. Там оппозиция (точнее, те кандидаты, которые себя к ней относили) реально билась за победу (хотя Коропачинский после выборов и признал, что свой результат считает нормальным). А потому низкая явка, по сути, сыграла на руку именно власти — ее противники мобилизовать протестный электорат не сумели. В желание же омских коммунистов в действительности заполучить в свои руки власть верится труднее. «Считаю, что партия КПРФ и не ставила себе задачу одержать победу на выборах мэра, поэтому не усердствовала в мобилизации своего электората, что и помогло Двораковскому, — уверен руководитель компании ГЕПИЦЕНТР-2 Вадим Дрягин. — Оппозиция не объединилась в Омске, как это было в Красноярске, потому что у нас она не носит организованный характер. Ее у нас нет в таких масштабах, в каких она проявляется в Санкт-Петербурге, Москве».

Но, наверное, главный урок двух муниципальных выборных кампаний — слабость и отсутствие реальных конкурентов провластным выдвиженцам. В Омске эта ситуация выглядит закономерной — за два полежаевских десятилетия политическая поляна в области и ее административном центре оказалась зачищена до блеска. В Красноярске же противники Акбулатова просто не смогли объединиться. «Ряд кандидатов изначально баллотировались не с целью победить, а преимущественно с различными пиар-интереса­ми (в частности, раскрутка на будущих выборах в Горсовет). Поэтому выборы в Красноярске оказались не только личной победой публичного наследника Пимашкова, но и поражением всей нынешней краевой партийной системы (точнее, демонстрацией ее видимости). Урон понесли и ЕР с новыми расколами, и aвляпавшаяся в публичные скандалы с неразборчивостью с выдвижением кандидатов КПРФ, и некрасиво поступившая с рядом местных активистов ЛДПР. Вне скандалов оказались, пожалуй, только «эсеры» и «прохоровцы», но не факт, что они воспользуются этим бонусом», — отмечает политолог Александр Кынев. Он считает, что оппозиции стоит сделать выводы: «Игра в поддавки, взаимные скандалы и неспособность выдвигать единого кандидата — это сейчас, очевидно, ее главные проблемы на персональных выборах. Уже не говоря о том, что так называемые праймериз между оппозиционерами (попытки которых были и в Омске, и в Красноярске) должны быть не пиар-игрой, а осмысленным, политически, юридически и организационно прозрачным мероприятием».

В 2014 году выборы мэра пройдут в Новосибирске — крупнейшем городе Сибири. Действующий градоначальник Владимир Городецкий на четвертый срок, очевидно, выдвигаться не будет. Это значит, что кампания станет серьезным испытанием как для местных единороссов, так и для их противников. Извлекут ли они уроки из выборов в Омске и Красноярске? Пока о намерении бороться за посты в исполнительной власти региона и города заявила только КПРФ. Официального преемника Городецкого еще не видно. Впрочем, до конца текущего года он должен проявиться — ставки слишком высоки.

У партнеров

    Реклама