Французский гамбит

Русский бизнес
Москва, 24.09.2012
«Эксперт Сибирь» №38 (346)
Первый год работы иностранного оператора водоснабжения в Томске — французской Veolia — пока не принес ожидаемых результатов

Фото: Виталий Волобуев

Достаточно сложное вступление французской компании Veolia Voda в наследство на имущество томского городского водоканала (см. «Поле битвы — водоканал» в «Эксперте­-Сибирь» № 9–10 за 2011 год) не лишило город некоторых иллюзий относительно будущего системы водоснабжения. Однако через год после пришествия нового оператора взгляд на работу Veolia стал более трезвым и отчасти лишенным былого воодушевления.

Напомним, что ООО «Веолия Вода Томск» (дочерняя компания Veolia Voda SA) в начале декабря 2010 года стало победителем международного конкурса по передаче в аренду до 31 декабря 2040 года объектов водоснабжения и водоотведения Томска. Согласно конкурсной документации, с 2011­-го по 2040 год компания должна вложить в томский водоканал 6,63 млрд рублей. Veolia приступила к управлению сетями весной прошлого года. По сути, в стране был создан прецедент — впервые одна из ключевых инфраструктурных систем крупного города оказалась отдана в управление иностранному инвестору. Но очередное плановое повышение тарифов на услуги ЖКХ в Томской области и в том числе на водоснабжение и водоотведение, случившееся с 1 сентября, не оставило и следа от остатков прошлогодней эйфории. Стало очевидным, что с приходом французов изменилось только содержание системы. Но, по сути, она осталась тем, чем и положено быть любой предоставляемой за деньги услуге — бизнесом. Основным обсуждаемым вопросом текущей хозяйственной деятельности оператора стала тарифная политика.

Водоканальные рифы

«Очередное плановое повышение тарифов произошло с 1 сентября 2012 года, — сообщила начальник департамента тарифного регулирования и государственного заказа Томской области Елена Бушманова. — Наиболее высокими темпами будут расти тарифы на воду (водоснабжение и водо­отведение) в городе Томске. При среднем росте тарифа в 5,5 процента рост по Томску составит с 1 сентября 6,7 процента». Как отметила Бушманова, основная причина повышения — включение в тариф инвестиционной надбавки в соответствии с принятой городской Думой инвестиционной программой по реконструкции систем водоснабжения ООО «Томскводоканал», которое с весны 2011 года находится в аренде у французской Veolia. Инвестиционная надбавка с 1 сентября составит 30 копеек за 1 кубометр воды по водоснабжению и 22 копейки — по водоотведению (без НДС). В итоге холодная вода для томичей будет стоить 26 рублей 44 копейки за кубометр, а водоотведение — 18 рублей 14 копеек. Однако при этом по темпам роста тарифов на услуги ЖКХ область не превышает предельных показателей, установленных федеральной службой по тарифам.

Основное заблуждение относительно приходов французов в томское водоснабжение можно напрямую связать с завышенными инвестиционными ожиданиями. Действительно, молниеносной модернизации системы не произошло, инвестиции не полились рекой, и вода не подешевела. Не трубя в фанфары, ООО «Томскводоканал» приступило к эксплуатации водопроводно­канализационного хозяйства Томска в мае 2011 года, став преемником договора аренды между мэрией Томска и ООО «Веолия Вода Томск», заключенного по итогам публичного международного конкурса. Имущество, представляющее собой совокупность объектов водоснабжения и водоотведения на территории Томска, было передано предприятию мэрией города во временное возмездное владение и пользование до 2040 года. Учитывая это, компания без суеты подготовила инвестиционную программу до 2015 года. В ней, в частности, зафиксировано, что общий объем финансовых потребностей с учетом налога на прибыль и без НДС на этот период составит почти 1,2 млрд рублей, в том числе за счет надбавки к тарифам — 637,33 млн рублей, а за счет платы за подключение — 558,9 млн рублей.

Программа предусматривает модернизацию существующих сооружений очистки воды, канализационных насосных станций, замену как минимум 20 км аварийных водопроводных и пяти аварийных канализационных сетей. Кроме того, предполагается реконструкция 20 скважин подземного водозабора. По расчетам раз­работчиков программы, к 2015 году доля потери воды в сетях Томска должна уменьшиться с нынешних 44% до 38%. Предполагается, что аварийность на водопровод­ных сетях снизится минимум на 10%, а на канализационных — на 7%. При этом «Томск­водоканал» сразу же предложил в 2012 году увеличить тариф на услуги водоснабжения и водоотведениия. Экономический эффект от программы за пять лет, по расчетам компании, должен составить 366,5 млн рублей. Вопрос неоднократно рассматривался на заседаниях гордумы, и каждый раз их участники подолгу высказывали свои мнения относительно инвестиционной программы «Веолии». Однако на момент голосования из 21­го депутата против инвестиционной программы высказались только двое, а воздержались пятеро.

Одним из основных оппонентов программы стал депутат Александр Деев, в свое время проигравший Николаю Николайчуку во втором туре выборов мэра Томска. Основной вопрос, которым он задавался, — почему сама французская компания не инвестирует в проект, закладывая в программу деньги томичей и местных предприятий? Однако «Веолия» парировала — обязательно будем вкладывать в модернизацию сетей и собственные средства, и привлеченные за счет кредитов. Но инвестиции, — отмечала компания, — это такой механизм финансирования, который всегда предполагает возврат вложенных средств. Делаться это будет как раз за счет повышения тарифов и платы за подключение. «На настоящий момент видимых прорывов в работе «Веолии» я, честно говоря, особо не вижу, — констатирует Деев. — Да, они частично заменили систему очистки питьевой воды, перешли на гипохлорид натрия, сейчас вода не хлорируется как раньше. Но в то же время эта компания не выполнила многие другие конкурсные обещания. Я почему­то в большей степени рассчитываю на нового губернатора, который все­таки является мощным хозяйственником. Я полагаю, что если в деятельности «Веолии» ничего не изменится, то Сергей Жвачкин постарается навести здесь порядок. И если французы и их поддерживающие местные коммунальные бароны не поймут, что ситуация довольно взрывоопасна, дело «Веолии» закончится так же, как и с ТКС (дочерняя компания ОАО «Российские коммунальные системы», в 2007 году ушла из Томска с большим скандалом. — Ред.)». По мнению Деева, «более нормальным и цивилизованным» стал бы механизм, при котором «Веолия» взяла бы кредит в банке, вложила эти деньги в модернизацию водоканала, устранила многочисленные протечки и снизила бы потери воды в сетях. «Сэкономленные средства — эти честно заработанные денежки — «Веолия» могла бы спокойно положить к себе в карман. Но этого прозрачного механизма, который существует во всем цивилизованном мире, нам сегодня ждать не приходится», — сетует Деев.

Позиции французов в деликатных вопросах инвестирования хотя и не выглядят абсолютно убедительными, но тем не менее незамысловаты и ясны. По информации директора ООО «Томскводоканал» Елены Яворской, французская Veolia Voda SA за год аренды томского водоканала вложила в его модернизацию только 15 млн рублей. Она уточнила, что средства были направлены на создание гидродинамической модели водо­про­водно­канализационного хозяйства Томска, аналогов которой в России нет. «Я надеюсь, никто не думал, что придет Veolia, принесет и подарит чемодан денег? При реализации инвестиций должен был быть решен вопрос их возврата, но немножко этот вопрос подвис в воздухе», — отмечает Яворская. Вместе с тем, несмотря на отсутствие гарантий возврата инвестиций, деньги в модернизацию водоканала все же начали вкладываться. В частности, в сентябре 2011 года «Томскводоканал» привлек 50 млн рублей на один год в банке «Глобэкс» на модернизацию оборудования и трубопроводов. В настоящее время компания планирует перекредитоваться, выбирает между «Глобэксом», Номос­Банком и ВТБ.

Еще одну кредитную линию с лимитом 60 млн рублей планируется открыть в ВТБ на два года под 13% годовых. Эти средства будут направлены на установку в жилых домах приборов учета воды. Предполагается, что жители будут оплачивать установку приборов учета в течение пяти лет, ежемесячно внося в среднем по 15–20 рублей на одну квартиру. Яворская напоминает, что в 2011 году Дума Томска утвердила пятилетнюю инвестиционную программу «Томскводоканала», которая предусматривает инвестиции со стороны французской компании в размере 300 млн рублей и привлечение еще 1,2 млрд рублей за счет роста тарифов. Однако при вступлении в томcкую систему водоснабжения, как уже упоминалось выше, компания озвучивала объем инвестиций в размере 150 млн евро на срок до 2040 года. То есть примерно 200 млн рублей в год. Эти цифры несколько не соотносятся с низким стартом Veolia и нынешним объемом инвестиционных вливаний.

Куда приводят мечты

«Мы ждали очень серьезного инвестирования в наши гнилые трубы: ежегодно в пределах 200 миллионов рублей до 2015 года, потом сумма немного меняется. И его пока нет. Это самое большое разочарование, — констатирует мэр Томска. — Инвестиций нет по разным причинам. Одна из них — это жестокий кризис в самой Франции. И там Veolia переживает не лучшие времена. Упала очень серьезно капитализация, сокращены все программы развития. При этом французы продолжают все­таки работать в тех странах, которые считают приоритетными, в том числе и в России. Но управленческие технологии Vеolia принесла. Если посмотреть по ежедневным рапортам, количество неустраненных аварий снизилось в разы. Сегодня таких в день не более десятка, а еще пару лет назад их бывало по две сотни. Потому что у них по­другому организована система устранения аварий. Ужесточилась финансовая дисциплина на предприятии. При этом трубы­то остались наши — старые, гнилые».

Учитывая, что экономические реалии оказались сильнее радужных ожиданий, городу в настоящий момент остается одно — терпеливо ждать, пока компания не начнет принимать серьезные инвестиционные решения. В текущем режиме водоснабжение Томска работает стабильно, и поводов для беспокойства деятельность Veolia пока не внушает. К повышению тарифов население за последние годы привыкло, и некоторое раздражение — в большей степени психологический фактор, нежели результат неверной тарифной политики оператора. В любом случае Томску приходится набираться терпения. В конце концов, до 2040 года далеко, и времени у французов для выполнения своих конкурсных обещаний еще много. Так что ситуация может измениться в течение нескольких ближайших лет. И вполне вероятно, в лучшую сторону. Таким образом, считать эксперимент по приходу иностранного инвестора в российскую коммуналку провальным не стоит. Но радужных надежд в будущем при подобных начинаниях больше питать не стоит — бизнес за рубежом давно работает по определенным законам, в России к этому еще не все привыкли.

Новости партнеров

Реклама