Рынок оценил факторинг

Факторинг дорожает, но его популярность растет. Факторы все больше думают о клиентах из сектора малого и среднего бизнеса, прежде не проходивших через сито отбора. Меняться придется всем, поскольку на рынок заходит Сбербанк. Скоро всем станет трудно

Фото: picvario.com
Факторинг дорожает, но его популярность растет.

Рынок наконец-то признал факторинг в качестве одного из эффективных инструментов финансирования: по данным рейтингового агентства «Эксперт РА», в 2011 году рост оборота в этом сегменте в России составил почти 80%. В Сибири оборот факторинга за первое полугодие 2012 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 33%. Однако, по оценке исполнительного директора Ассоциации факторинговых компаний России Дмитрия Шевченко, рынки Москвы и Санкт-Петербурга растут быстрее. Таким образом, резервы у сибирских факторов еще остаются.

При этом рынок факторинга в 2012 году растет интенсивнее, чем кредитование и лизинг. Такой качественный прорыв этого финансового инструмента можно объяснить тем, что компании стали предпочитать факторинг традиционному кредитованию. Банки этот тренд почувствовали. «Факторинг стал привлекательным для банков из-за коротких сроков размещения, а для клиентов — из-за дополнительных сервисов при сопоставимой с кредитами стоимости», — отмечает заместитель генерального директора агентства «Эксперт РА» Павел Самиев.

Совсем недавно у факторинга была репутация продукта, доступного только для корпоративного сегмента. Но теперь сами банки понимают, что массовость даст больше прибыли. И спешат разработать предложения, интересные и для малого и среднего бизнеса (МСБ). В результате доля компаний МСБ, использующих факторинг, стремительно растет. Если в первом полугодии 2008-го эта доля составляла всего 8%, то в 2012 году она выросла до 18%. В структуре сделок по количеству клиентов доля сектора МСБ составляет три четверти рынка (см. графики 1, 2). «Ранее у нас в банке факторинг был продуктом для корпоративного бизнеса, в последние полтора-два года ситуация меняется, мы поворачиваемся лицом в сторону сектора МСБ. Количество корпоративных клиентов все-таки ограничено, их можно либо переманивать при помощи демпинга, что непродуктивно, либо заниматься сектором МСБ, где можно заработать», — говорит руководитель по развитию факторинга Сибирского филиала ОАО «Промсвязьбанк» Татьяна Михайлина.

Такое переформатирование рынка — концентрация финансовых институтов на малых и средних предприятиях — уже сложившееся явление в экономике. Банки ищут более маржинальные ниши кредитования, чем перекредитованный корпоративный сектор. Несмотря на то что пока в кредитовании доля корпоратива остается самой высокой, а рост кредитования — незначительный, динамика кредитования сектора МСБ выше в четыре раза (см. «Баррикады рынка» в «Эксперте-Сибирь № 42 за 2012 год). «В следующем году доля МСБ в сегменте факторинга будет еще выше. Возможно, увеличится до 50 процентов всего портфеля, — прогнозирует Павел Самиев. — Многие клиенты сектора МСБ, которые не использовали факторинг до кризиса, попробовали его в льготный период (тогда ставки были ниже, чем сегодня), и теперь даже при удорожании инструмента активно используют его и не собираются переходить обратно в кредитование».

Действительно, у факторинга и стандартных продуктов кредитования в 2011 году практически сравнялись ставки. Однако в текущем году факторинг стал дорожать, что позволило говорить о нем как о самом дорогом инструменте финансирования. В Сибири эффективная ставка по одному из самых популярных как на сибирском, так и на российском рынке факторингу с регрессом находилась в диапазоне 12–18% годовых, по безрегрессному — 2,5–3% от суммы поставки. Не так давно факторинговые компании начали поднимать ставки по действующим договорам на 0,5–3%. Для новых же клиентов ставки могут оказаться еще выше. Тем не менее это удорожание — чистая формальность. На самом деле, учитывая удорожание пассивов, общую конъюнктуру рынка и рост инфляции, можно сказать, что какого-то весомого ценового повышения в факторинге не случилось. Поэтому клиенты, по сути, оказываются в плюсе. «Несмотря на то что в первом полугодии 2012 года начался процесс удорожания факторинга по сравнению с кредитованием, возврата по клиентам, использующим факторинг как базовую услугу, не произошло, поскольку все уже оценили преимущества продукта», — комментирует Павел Самиев.

Доступ для «маленьких»

Возможности использования факторинга компаниями МСБ все-таки ограничены. Для этого необходимо либо стать поставщиком солидного ритейлера, либо иметь среди покупателей очень крупную компанию, пользующуюся хорошей репутацией у банка, либо просто осуществлять постоянные торговые операции и быть способным заплатить за факторинг в месяц минимум 3–5 млн рублей. Такой «порог» на входе, конечно, отсекает от услуги часть бизнеса. Чтобы увеличить количество клиентов факторинга, возможности доступа к инструменту будут расширены. На федеральном рынке предложения для МСБ с оборотом от миллион рублей в месяц уже есть. По мнению Дмитрия Шевченко, развертывание таковых в СФО произойдет в ближайшие два года.

Кроме того, эксперт отмечает, что пользоваться факторингом малый и средний бизнес может стимулировать не только низкая цена входа, но и рост технологичности продукта: скорринга и электронного факторинга, что приведет к снижению удельных издержек на обслуживание одного клиента. Ситуацию скорректирует и включение факторинга в региональные программы поддержки МСБ — путем субсидирования части ставки комиссии.

Однако от компаний требуется прозрачность. «Мы говорим, что поворачиваемся к предприятиям МСБ-сектора, но реально получить факторинг для этих предприятий возможно, когда компания является поставщиком крупных сетей, либо когда контрагенты фирмы — это суперкрупные компании, на которые в банке установлены лимиты. Мы устанавливаем лимит не на компанию МСБ-сектора, а на компанию, которая является ее покупателем. У нас в банке практически на все крупные торговые и неторговые сети установлены лимиты и есть лимиты на суперкрупные компании. Это наиболее проходная схема по предприятиям МСБ», — отмечает Татьяна Михайлина.

Смена лидеров

Тренд года — сегментация и специализация факторов. Усиливающаяся конкуренция на рынке заставляет факторов искать специфичные ниши, где они смогут работать с максимальной выгодой. Поэтому факторы разбились на группы. Есть крупные банки, которые предлагают факторинг в виде финансирования дебиторской задолженности, сопоставимый по стоимости с классическими кредитными продуктами. Целевой клиент этих факторов — компании, являющиеся поставщиками федеральных сетей и крупные промышленные предприятия. Это, по нашим оценкам,  60–70% от всего оборота рынка факторинга. Второй сегмент — факторы, финансирующие микро- и малый бизнес. Клиенты этих факторов испытывают  проблемы с доступом к классическим кредитным продуктам и  оплатой  на выходе 35–40% годовых, когда для них деньги фактора — единственный источник финансирования.  И третий сегмент –– это факторы, предлагающие решения для обслуживания всего товарного цикла — от момента закупки сырья, когда фактор финансирует поставщика, а клиент получает или увеличивает отсрочку,  до момента отгрузок, когда фактор или выдает поручительство на случай неоплаты, то есть фактически страхует торговый оборот, или просто покупает дебиторку своего клиента — так классифицировала игроков рынка факторинга директор по маркетингу ГК НФК Дарья Николаевская.

Однако скоро все может измениться, а специализация факторов станет разно­образнее.

В этом году на рынке факторинга произошла смена лидеров. Первым в авангарде стал «ВТБ-факторинг», обогнав лидера прошлого года, — Промсвязьбанк. На 1 января 2012 года общий объем портфеля российских факторов составил 171 млрд рублей — из них почти 36 миллиардов приходится на подразделение ВТБ. За год фактор нарастил портфель в три раза. Однако недавно свой выход на рынок факторинга анонсировал Сбербанк, что обещает еще более серьезные сдвиги в расстановке сил между игроками. Промсвязьбанк, Альфа Банк и «Петрокоммерц» почувствовали себя крайне некомфортно, когда на рынке появился ВТБ с его дешевым финансированием. Также некомфортно чувствуют себя все игроки, ожидая конкуренции со Сбербанком. «Это будут еще более дешевые деньги. И в этом случае сложнее будет также и «ВТБ-факторингу», — комментирует Дарья Николаевская.

Компаниям, которые работали с поставщиками сетей, придется переориентироваться на производственный сектор и так называемые «нефакторабельные» отрасли. «Пришел «ВТБ-факторинг», предложил более низкие ставки по финансированию поставок в адрес сетей, соответственно, факторам пришлось замещать выбывающую из  портфеля дебиторку компании,  принимая на факторинговое обслуживание диковинные ранее отрасли, например, тех же промышленных производителей. Появится Сбербанк, многим придется  начать работать с нефтянкой, со стройкой, то есть с традиционно нефакторабельными отраслями. Или же задуматься о создании дополнительной ценности и предложении ее действующим клиентам, чтобы сохранить текущую доходность факторингового бизнеса», — отмечает Дарья Николаевская. Однако компании, которые ориентируются на МСБ, испытывать дискомфорт не будут. Рынок расставит все по своим местам, опасаться серьезного прессинга со стороны финансовых монстров не стоит. Просто нужно искать свой путь развития. «Пока доля оборота факторинга в ВВП России ниже пять процентов, а количество обслуженных клиентов меньше 100 тысяч в год — ниш хватит на всех. Дело не в размерах экспансии ВТБ и Сбера, а в проникновении предложения и зрелости спроса», — считает Дмитрий Шевченко.

Директор представительства НФК в Новосибирске Александр Сыч:

 

Александр Сыч sibir_351_027.jpg
Александр Сыч

Почему факторинг становится популярнее банковского кредитования даже при своем удорожании?

— Иногда факторингом начинают пользоваться, когда нет других возможностей получить финансирование. Это может быть связано с отсутствием залога или уже имеющейся долговой нагрузкой перед банками-кредиторами. Однако уже через некоторое время к клиенту приходит понимание, что факторинг — это не просто деньги, а возможность оптимизировать свои денежные потоки. И даже с учетом того, что в 2011–2012 годах ставки по факторингу выросли, компании не отказываются от этого инструмента. И более того,  есть примеры, когда клиенты полностью отказываются от кредитных продуктов в пользу факторинга.

Традиционной отраслью для факторинга является торговля. По последним данным АФК оптовая торговля составляет более 65 процентов от всего оборота. Но с приходом на рынок крупных игроков с очень низкими ставками, факторы переключают свое внимание на другие отрасли, с которыми раньше никогда не работали. Все больше и больше производственных компаний стали использовать факторинговые схемы в своей работе. Причем не столько для получения дополнительного финансирования, сколько для снижения рисков неоплат со стороны покупателей.

Какой диапазон  ставок в Сибири?

— Если говорить про классический факторинг с регрессом, то ставки находятся в диапазоне 12–20 процентов годовых. При факторинге без регресса комиссия фактора находится в пределах 2–3,5 процента от суммы поставки.

Каким образом могут начать пользоваться факторингом местные производители товаров народного потребления и продуктов, предприятия МСБ-сектора?

— Такая схема уже существует на рынке более двух лет и в последнее время активно набирает обороты — это закупочный или реверсивный факторинг. В данном случае клиентом факторинговой компании выступает торговая сеть, и это позволяет производителям из МСБ-сектора получать финансирование на условиях, аналогичных тем, какие были бы для этой сети с учетом объемов ее бизнеса, поскольку весь риск в данном случае лежит на крупном покупателе. По истечении срока отсрочки, который он получает от своих поставщиков, именно он рассчитывается с фактором, который ранее профинансировал тех, кто его грузит.

Подготовила Ульяна Ольховская