Выяснить, где у него кнопка

Спецвыпуск
Москва, 11.03.2013
«Эксперт Сибирь» №10 (366)
Бизнес-школам предстоит исправлять недостатки высшего образования

Фото: Виталий Волобуев

Молодые кадры, приходящие на рынок труда, уже непредсказуемы для работодателя. Замотивировать их на производительность — проблема. Между вузом и производством лежит пропасть — выпускники не представляют, как им применить свои знания на практике. Казалось бы, эту проблему может решить сам бизнес, предложив студентам специальные кейсы. Однако эту нишу предлагают заполнить бизнес-школам.

Запрос на счастье

«Специфика работы бизнес-школы в Сибири, это когда руководитель компании говорит: мне нужно вот это. На вопрос, сколько это вам принесет денег, отвечает вопросом — что, разве обучение может принести деньги? Только пять процентов всего рынка могут оценить результат обучения в деньгах», — говорит владелец тренинг-центра «Статус» Михаил Зотов.

Не все участники круглого стола «Бизнес-образование Сибири. Итоги 2012 года», проведенного журналом «Эксперт-Сибирь», согласились с этим утверждением. Ряд спикеров считают, что сознательность бизнеса все-таки повышается, и многие руководители компаний приходят к аксиоме, что обучение должно приносить прибыль. Согласно их утверждению, сибирский бизнес (особенно в Новосибирске) интересуется готовым продуктом, а не кейсами для решения проблемы. «Массово, около 90 процентов руководителей просят выслать стандартные программы тренингов. А критериев для выбора между десятками схожих программ по формальным признакам нет. Мы, конечно, объясняем необходимость личной встречи с тренерами, чтобы выбрать того, кто в соответствии с ценностями компании поможет достичь результата. Ведь хороший бизнес-тренер, как хороший врач, проведет качественную диагностику и найдет нужные средства, инструменты для улучшения бизнес-показателей компании», — говорит директор Центра «СУПЕРКАДРЫ» Светлана Сигневич. Как правило, бизнес, заинтересованный в решении индивидуальной проблемы, концентрируется в промышленных регионах Сибири. «В Красноярске и Норильске спрос на такую форму обучения больше. В Новосибирске чаще спрашивают готовый тренинг. Приходится раскачивать руководителей HR-служб», — отмечает координатор проекта «АЛЕКСАГРУПП» Елена Долгополова. Пока бизнес раскачивается, возникают новые проблемы.

«Что может поменять рынок в течение трех-пяти лет? Сегодня люди после вузов приходят с другой ценностной системой — их не всегда мотивируют достижения, деньги, имя компании. Непонятно, как ими управлять», — ставит проблему Михаил Зотов. С тем, что на рынке возник такой тренд, согласны все. Сотрудников становится все меньше — причина понятна — демографическая яма. На рынок с каждым годом будет приходить все больше «странных» кадров, к которым нужно подобрать ключ. Поэтому, по прогнозам участников рынка, спрос на бизнес-образование будет увеличиваться, особенно в корпоративном формате. Хотя это теоретические предпосылки, сдвиг в сознании происходит крайне медленно, и новые форматы для корпоративного развития бизнес-школам приходится чаще внедрять «сверху», в форме просветительской миссии.

«Системы обучения в коммерческих структурах чаще всего нет. Обучают «кусочно» под разовые задачи, что, естественно, к положительным изменениям не приводит. Но бизнес не будет качественно развиваться, если не будет заинтересованности проводить изменения системно и по-настоя­щему! Вопрос остается открытым — как привить интерес к обучению? И не простой интерес, а такой, чтобы человек понимал, что новые навыки положительно влияют и на личные показатели, и на эффективность всей компании. Новый тренд для бизнеса — это ценностное управление. Сейчас управление сотрудниками возможно только через их ценности, приоритеты. Предыдущие системы мотивации перестают работать», — поясняет Светлана Сигневич.

В принципе такой формат обучения уже стремительно развивается. «Увеличились запросы на интеллектуально-командное образование. Это курсы через внедрение ценностей, через налаживание эффективных коммуникаций в больших коллективах», — говорит генеральный директор тренинг-центра «Статус» Татьяна Зотова. «Сегодня много запросов на предмет развития лидерства, наставничества. Это касается в основном производственных компаний. К примеру, у нас были подобные проекты с РЖД, Красноярской ГЭС, «Кузбасс­энерго», — говорит Елена Долгополова. При этом она добавляет, что «среди руководителей пользуется популярностью курс «Работа как источник счастья и энергии». Сегодня денег много, а счастья — нет, поэтому, руководители дают запрос на счастье — им нужно, чтобы у сотрудников горели глаза. Ведь успешные сотрудники — успешный бизнес».

Кроме того, появляются заказы на долго­срочные проекты, нацеленные на переформатирование молодежной аудитории. «Есть заказы на кадрово-молодежный, управленческий резервы. Но это долгосрочные проекты», — отмечает Татьяна Зотова. Такой подход меняет статус самих бизнес-школ. По сути, компаниям нужны уже не просто бизнес-тренеры, а консалтеры.

Как «полюбить» рыбу

Эта тема касается высшего образования в целом. Все понимают, чтобы что-то сделать хорошо, даже просто продать рыбу, нужно провести процесс через осознание, «полюбить» эту рыбу. Грубо говоря, то, что молодые кадры приходят на производство с непонятной системой ценностей и мотиваций или просто без малейшего намека на понимание практического механизма работы бизнеса — не позволяет им хорошо продавать ни рыбу, ни любой другой продукт. То, чему не могут научить студентов в вузах, а именно — применять теорию на практике, должны прививать выпускникам бизнес-школы. Они даже, по мнению самого бизнеса, должны проводить так называемую производственную практику и адаптацию молодежи. «Практически все бизнес-школы предлагают тренинги, основанные на общих принципах продаж. А нам необходима отраслевая специализация. Получать общие навыки по продажам для сотрудников, работающих в продажах два-три года, неинтересно. В Москве у бизнес-школ, специализирующихся на телекоммуникациях, нет отбоя от клиентов, потому что услуга востребована рынком. Это то, что бы мне хотелось иметь, не имея у себя специалиста HR. У меня нет возможности учить. Бизнес построен таким образом, что мне сразу нужен готовый сотрудник. Мы берем людей, которых можем ввинтить в нашу систему за пару месяцев», — декларирует позицию бизнеса коммерческий директор «РТКомм-Сибирь» Илья Семёнов. Видно, что на рынке бизнес-образования эту проблему уже ощутили и прочувствовали. «Вузы выпускают качественное тесто с необходимыми ингредиентами, наша задача — из него выпечь, чтобы компания получила нужного сотрудника», — отвечает на посыл корпората Татьяна Зотова. Но пока на рынке спектр подобных услуг не развит. По словам Семёнова, он готов покупать такие услуги, но их никто не предлагает.

Стоимость двухлетних программ МВА в Сибири

Казалось бы, это довольно странное делегирование полномочий корпората, ведь, по идее, сами отраслевые компании могли бы преподавать необходимые кейсы в отраслевых вузах. Но самим бизнесом это объясняется отсутствием времени.

«Что вам мешает сразу пойти в университет, на отраслевые кафедры, чтобы найти сотрудников?» — резонно спрашивает руководитель программы MBA между­народной бизнес-школы НГУЭУ Людмила Коява. «Теоретически подход правильный, но практически нет возможности этим заниматься», — отвечает Илья Семёнов. «Поэтому между нами барьер. Мы ищем работодателей. Вам нужны определенные специалисты, но дойти друг до друга мы не можем», — резюмирует Людмила Коява. Участники круглого стола в шутку советуют Илье Семёнову перекупать специалистов у конкурентов. Но ведь и конкурентов немного, и постоянно этим не будешь заниматься, это могут быть только разовые акции, фактически констатирует Семёнов актуальное положение дел на рынке. И с этим что-то надо делать… Поэтому как вариант все-таки внедрение специализации, которую могут предоставить бизнес-школы. «Специализация — будущее нашего рынка. Каждый из нас как букет из индивидуальных потребностей. А нам в магазине предлагают ширпотреб из Китая. И как только возникает задача важной покупки, мы не можем найти то, что нам соответствует — не тот размер, цвет, фасон... Мы все выбираем что-то эксклюзивное. Хорошо бы, чтобы и на рынке бизнес-образования мы не брали что-то усредненное. Если клиенты будут стимулировать бизнес-тренеров разрабатывать для него «цветочки и кружавчики», то будут появляться специализированные тренинговые компании», — образно представляет тему Светлана Сигневич.

Понятно, что этот формат не будет пользоваться массовым спросом в ближайшее время. Пока это единичные запросы такого рода, а самим школам производить такой штучный продукт не выгодно. «Специализация — это дорого, это надо понимать», — отмечает Михаил Зотов. «Что касается отраслевой специализации — она в Новосибирске невозможна, потому что то количество слушателей, которые приходят учиться на МВА, в среднем — 60 человек в год. Это не массовое обучение. У нас возможна только специализация МВА-маркет, МВА-финансы», — считает Людмила Коява.

Но, похоже, бизнесу и школам придется приходить к какому-то компромиссу, или корпоратив будет вынужден искать новые форматы получения желаемого продукта, поскольку отдельный бизнес ждать не может, когда явление примет массовый масштаб. «Просто курс по продажам я уже не куплю никогда. Это уже не работает. В последние двадцать лет, согласно официальным данным статистики, в нашей стране развивается только торговля, на которую приходится 27 процентов ВВП страны. И в ближайшее время этот тренд меняться не будет. Нам нужны только продавцы. Но продавцы со специализацией», — говорит Илья Семёнов. Сегодня, к примеру, из-за того что на рынке увеличивается дефицит кадров, не хватает хороших продажников, компании выводят опцию продажи на аутсорсинг. Поэтому для кадровых агентств скоро будет выгодно иметь при себе такой центр аутсорсинга продаж. Сам же бизнес не просто ждет от бизнес-школ курсов по специализации кадров, но и сам разрабатывает форматы бизнес-образования. Компания «РТКомм-Сибирь» представила на круглом столе инструмент автоматизации процессов обучения — систему дистанционного управления образованием «АМВОНЕТ».

Образование онлайн

«Дистант обычно дает просто знание. Если будет такой продукт, который позволит нарабатывать навык, позволит это сделать технически, то все тренинговые компании, безусловно, скажут, да, надо», — предваряя презентацию, озвучивает мнение всего образовательного сообщества Михаил Зотов. «Позволяет», — лаконично уверил присутствующих Илья Семёнов.

На настоящий момент представленные программы на рынке дистанционного образования обладают только ограниченным функционалом — в одной программе можно только получать знания, в другой — проходить тесты, в третьей — участвовать в вебинарах. По заверениям представителей «РТКомм-Сибирь», система «АМВОНЕТ» обладает всем набором необходимых опций.

«Внутри системы можно создавать и распространять любой образовательный контент. При этом его можно создавать не отдельно, а по ходу работы внутри системы. Тестирование также является частью «АМВОНЕТ». Кроме того, в программе интегрированы «живые классы», на рынке эта опция называется вебинарами. Но это лишь малая доля обширного функционала всей системы», — рассказывает технический директор «РТКомм-Сибирь» Денис Астафьев.

Рабочее место обучающего может быть дополнительно снабжено функцией администрирования. К примеру, в программе присутствует классическая механика тренинговых упражнений — разбивка по парам, группам. Это то, что отсутствует обычно в онлайн-форматах, ведь стандартный вебинар не позволяет перейти к групповой работе. «А в нашей программе администратор может лично в классе это сделать — условно говоря, одним нажатием кнопки», — комментирует Илья Семёнов. Кроме того, программа подразумевает интерактивность. Преподаватель может выкладывать тесты непосредственно в вебинар. У слушателя открывается окошко, в котором он видит варианты ответов. Дальше в зависимости от ответа, который он выберет, изображение «мотается» назад или вперед, то есть если не усвоил материал, то — назад, если все успешно, то переходишь на следующий этап. «Рабочее место обучаемого — это любой браузер. На рабочем месте не нужно ничего. Серверная часть располагается в Новосибирском дата-центре «РТКомм-Сибирь». От заказчика образовательного учреждения тоже ничего не требуется. Программное обеспечение предоставляется по модели SAAS как услуга, которая включена в абонентскую плату и зависит от количества пользователей. Стоимость лицензии — 100 рублей в месяц на одного активного пользователя вне зависимости от часов», — поясняет Денис Астафьев.

Все участники дискуссии продемонстрировали серьезную заинтересованность инструментом, поскольку дистанционная форма обучения в онлайн-режиме становится актуальной. Но есть опасения, что даже при продуманном интерфейсе обучаемые найдут способ воспользоваться традиционными инструментами при сдаче тестов — шпаргалками и «помощью друга». Но, как считает большинство, бизнес-образование — это все-таки осознанный выбор человека, цель которого получить реальные знания, а не корочки или сертификат. Хотя в системе предусмотрена защита от обмана. К примеру, всем обучаемым выдаются только индивидуальные тесты, преподаватель может дистанционно идентифицировать личность обучаемого и с помощью контрольного вопроса, и с помощью веб-камеры. Однако, конечно, все мы знаем, что изобретательность наших соотечественников не знает границ и на любую систему защиты найдется свой «взломщик». 

Новости партнеров

    Реклама