Горячая штучка

Русский бизнес
Москва, 27.05.2013
«Эксперт Сибирь» №21 (376)
Новосибирская группа компаний «ЭЛСИ» построила Завод горячего цинкования для того, чтобы замкнуть свой технологический процесс и избавиться от необходимости возить конструкции ЛЭП через всю страну

Фото: Михаил Кичанов

«Только к ванне с цинком не подходите близко, а то наше руководство и акционеры начинают нервничать. Это она обманчиво кажется безопасной, температура расплавленного в ней цинка 450 градусов», — инструктирует журналистов специалист компании перед тем, как начать экскурсию.

Технология горячего цинкования довольно проста. Прежде чем стать стильной и блестящей, металлическая конструкция проходит почти тот же путь, что и герой сказки Ершова «Конек-Горбу­нок» — попадая из одной емкости в другую, каждый раз в содержимое более агрессивной среды. Сначала конструкция будущей опоры ЛЭП поступает в герметично закрытый цех химической подготовки. За этой стадией производства наблюдать можно только через стекло. В помещении установлено около десятка ванн с пропорциями: длина 13 метров, ширина 1,8 метра, глубина три метра. Температура содержимого емкостей от 18 до 60 градусов.

Новенькое, похожее на ангар здание Завода горячего цинкования ГК «ЭЛСИ» расположено в индустриальном Искитимском районе в непосредственной близости от Линевского завода металлоизделий, который также принадлежит холдингу. Живописное соседство предприятию составляет «Сибирский антрацит», производственные здания которого органично вписываются в постоянно меняющийся «горный» ландшафт из отменного угля. Здесь «ЭЛСИ» и будет покрывать свои опоры цинком — то, ради чего части ЛЭП раньше нужно было везти на Урал и в европейскую часть страны. «На самом деле это не столько завод, сколько цех — финишный этап процесса производства металлоконструкций», — развенчивает едва возникший миф от «ЭЛСИ» министр промышленности, торговли и развития предпринимательства Новосибирской области Сергей Семка.

Ближе к делу

«Почему возник наш Завод горячего цинкования? — сам себе ставит вопрос и отвечает на него брат одного из основателей холдинга, управляющий компанией «ЭЛСИ Стальконструкция» Вячеслав Гунгер. — Вот уже 22 года мы разрабатываем и производим стальные опоры для воздушных линий электропередачи (ЛЭП). Но из-за недостаточного количества в Сибири предприятий горячего цинкования — наиболее надежного сегодня способа защиты стальных конструкций от коррозии, все это время мы вынуждены были пользоваться услугами сторонних подрядчиков. Помимо сложной логистики и финансовых издержек нас подчас не устраивало качество. Теперь весь цикл производства опор в наших руках. Это главное». По его оценке, открывшийся завод на 30% улучшит экономику производства.

В сегменте стальных опор для ЛЭП «ЭЛСИ» занимает 50% российского нефтегазового рынка. Это тысяча металлоконструкций в месяц, что позволяет протянуть ЛЭП на расстояние около 225 км. Среди основных заказчиков — ФСК ЕЭС, МРСК, «Транснефть», «Газпром».

По словам Вячеслава Гунгера, кроме еще одного предприятия в Новосибирске («Контактные сети Сибири» (КСС), 30 тыс. тонн оцинкованной продукции в год) в СФО больше нет заводов, на которых можно оцинковывать крупногабаритные металлические конструкции. Еще в 2011 году масштабный проект производства опор для ЛЭП с цехом горячего цинкования анонсировало новосибирское НПО «Элсиб», но вскоре отказалось от него как от непрофильного. Нереализованным остался и проект Восточно-Сибирского завода металлоконструкций, выпускающего опоры ЛЭП, металлоконструкции для тепловых и атомных станций. В 2009 году предприятие приступило к строительству Восточно-Сибирского завода горячего цинкования (ВСЗГЦ) в Назарове (Красноярский край), мощностью 40 тыс. тонн продукции в год. Вскоре ВСЗГЦ было признано банкротом, и завод не был построен. Мощности по оцинковке металлоконструкций КСС были способны обеспечить частично. В это же время в европейской части страны уже построено восемнадцать таких предприятий. Ближайшее — в Екатеринбурге.

Он — наше главное преимущество

Путь от принципиального решения о строительстве завода до его физического появления, по словам Гунгера, занял полтора года. Главные сложности были не в организации строительного процесса, а в поиске оборудования оптимального по соотношению цена-качество. На это компания потратила около года. «Мы проехали Италию, Австрию, Францию, Германию. Посмотрели много производств в России. И сделали для себя вывод, что немецкое оборудование нам подходит больше всего. Речь не столько о качестве, сколько о немецком подходе к делу. Хотя это оборудование дороже итальянского», — рассказывает управленец. По его словам, в Германии действует около 180 заводов горячего цинкования, в то время как в России их не более 20.

А немецкий подход заключался в том, что еще до появления оборудования на строящийся завод приехал подданный Германии, бывший советский гражданин, много лет руководивший заводами цинкования в Германии и Австрии. «Вот он, наше главное конкурентное преимущество! — управляющий Завода горячего цинкования Сергей Пеньковский указывает на невысокого мужчину старше пятидесяти, в котором безошибочно угадывается «наш человек». — Мы очень рады, что Виктор Винтер не только принимал участие в выборе оборудования, контролировал его монтаж, но и возглавил производственный процесс на нашем заводе. Учитывая, что первое подобное предприятие появилось в России всего около двадцати лет назад, по инициативе Черномырдина, который в те годы возглавлял «Газпром», специалистов в области горячего цинкования в стране единицы, а в Сибири их вовсе нет. Для нас Виктор — большая удача».

Среди прочих, перед Виктором Винтером встала задача адаптации немецкой технологии под российскую сталь, свойства которой отличны от европейской и требуют особых рецептур цинкования. Продемонстрированный гостям нового завода процесс цинкования наглядно показал, что русский немец со своей задачей справился.

В строительство Завода горячего цинкования ГК «ЭЛСИ» вложила более 600 млн рублей, из которых 250 млн — кредит банка «Глобэкс». «Срок окупаемости цинкового проекта не более четырех лет. Да, мы заняли очень хорошую нишу», — улыбается Вячеслав Гунгер. Открытием Завода горячего цинкования «ЭЛСИ» создал 160 новых рабочих мест со средней заработной платой 25–30 тыс. рублей.

Шесть миллиметров — тонна

Первый этап процесса цинкования — обезжиривание металла в ванне со щелочью. «По своему составу наполнение ванны напоминает стиральный порошок», — поясняет Сергей Пеньковский. После промывки конструкцию опускают в емкость с десятипроцентной соляной кислотой. Травление превращает гладкую поверхность металла в пористую, что обеспечивает лучшую сцепку железа с цинком. В зависимости от качества, металл здесь может находиться десятки минут. Несмотря на присутствие в производстве тонн едкого и токсичного реагента, он совершенно не чувствуется за пределами цеха химической подготовки.

«Сотрудники предприятия полностью защищены от воздействия кислоты. Эта часть технологической линии полностью изолирована от людей. В закрытом цехе поддерживается определенный уровень давления, а воздух проходит специальную очистку, что делает его безвредным для окружающей среды. Более того, система обеспечивает возвратность кислотосодержащих выбросов. Экологически производство абсолютно безвредно», — уверяет Виктор Винтер. За процессом травления в «ЭЛСИ» следят только женщины. «Это работа глазами. В каждой ванне конструкция должна находиться строго определенное время. Только женская скрупулезность, аккуратность и внимательность позволяет достичь идеальных результатов. Мужчинам мы эту работу не доверяем», — объясняет роль женщины в процессе горячего цинкования Сергей Пеньковский.

После промывки и сушки изделие наконец отправляют в ванну с расплавленным цинком — последнее технологическое звено процесса. В цинк металлическую конструкцию погружают очень медленно. Предварительно двое рабочих специальной «шваброй» снимают нагар оксидной пленки с зеркальной поверхности расплавленного цинка, чтобы та не прилипла и не испортила внешний вид изделия. В цинке конструкция находится около пяти минут. Все это время рабочие неустанно работают «шваброй». Когда изделие начинает подниматься из цинковых глубин, к процессу подключаются еще двое человек. Задача — при помощи нехитрого инструмента оперативно собрать капли цинка с элементов поверхности будущей опоры ЛЭП, прежде чем те успели навсегда застыть.

Для безопасности персонала процесс опускания опоры в расплавленный цинк проходит при опущенных защитных экранах. Это отличительная особенность немецкой технологии: окись цинка фильтруется и утилизируется для дальнейшей переработки. Взаимодействуя с кислородом и углекислым газом, цинковое покрытие образует на поверхности слоя карбонат цинка — прочное и непроницаемое для внешней среды покрытие, обеспечивающее защиту стали от коррозии не менее чем на 50 лет. Технология позволяет цинковать изделия с промежутком шесть минут. Это примерно семь–восемь опор в час.

Где-то через час, после того как изделие полностью остынет, процесс цинкования считается завершенным. Толщина цинкового слоя на изделии составляет около 55 мкм. «Дедовский», как его с уважением называет Сергей Семка, метод горячего цинкования, который применяется на «ЭЛСИ», позволяет наносить цинковый слой как на внешнюю, так и на внутреннюю поверхность изделия, а также покрывать труднодоступные участки при сложной конфигурации металлоконструкции.

Каждое утро до начала производства в емкости томится 440 тонн металла, который поступает с Челябинского цинкового завода. К моменту открытия предприятия «ЭЛСИ» закупило 550 тонн цинка на 1,5 млн евро. Средний расход материала — 50–54 кг на тонну металлических изделий. «Цинк добавляется в ванну в зависимости от дневных объемов производства. От ее краев до поверхности расплавленного металла должно быть ровно три сантиметра. Количество необходимого сырья рассчитывается очень просто. Одна тонна цинка — это шесть миллиметров в ванне», — говорит Винтер.

В бассейне с цинком всегда поддерживается одна и та же температура, не позволяющая металлу остывать. Если он все-таки остынет, его уже там не разогреть. Застывший огромным куском материал нужно будет резать на небольшие фрагменты и плавить уже в другой ванне.

Надежда на РЖД

«Мощности завода горячего цинкования — 2,5 тыс. тонн в месяц. При трехсменной работе можем делать до 3,5 тыс. тонн в месяц. Поэтому будем работать с внешними заказами, которые планируем набирать на рынке ближайших регионов Западной Сибири. Наши потенциальные клиенты — это все заводы металлоконструкций, которые работают на строительство и энергетику», — объясняет Гунгер. Он рассчитывает всего за полгода вывести производство на проектную мощность.

Сейчас Завод горячего цинкования «ЭЛСИ» работает в тестовом режиме, идет отладка оборудования и технологических процессов. Большая часть металлоконструкций по-прежнему оцинковывается у подрядчиков. «У нас нет желания одномоментно загрузить производство на полную мощность. Сначала нужно добиться стабильного качества, научить персонал. Мы на это отводим ближайший месяц. Тогда сможем брать и сторонние заказы», — комментирует Сергей Пеньковский.

В ближайших планах «ЭЛСИ» — удвоение объемов производства стальных опор. В 2015 году компания намерена построить еще один завод металлоконструкций. «Открываются новые рынки. Сейчас активно работаем с РЖД, для государственной монополии разрабатываем опоры контактной сети. Вместе с новым производством расширим спектр наших продуктов, добавится новая номенклатура изделий», — делится планами компании Вячеслав Гунгер. Общий объем инвестиций составит еще около 600 млн рублей. Вероятно, к этому времени существующие мощности Завода горячего цинкования смогут обеспечивать лишь потребности собственного производства «ЭЛСИ».

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №21 (376) 27 мая 2013
    Нефтегазовое будущее России
    Содержание:
    Реклама