Кедровое болото

Повестка дня
Москва, 11.11.2013
«Эксперт Сибирь» №45 (397)

Фото: Сергей Чернышов

«Сибирская карандашная фабрика» в Томске потеряла основного поставщика сырья, оставшись с недельным запасом кедрового кругляка.

Сырья на «Сибирской карандашной фабрике» (единственное подобное предприятие за Уралом и одно из двух в России) осталось всего на неделю работы производства — то есть, всего около 290 кубометров кедрового кругляка. Критическая ситуация сложилась из-за того, что основной поставщик фабрики — компания «Санджик Лес» — прекратил свое сотрудничество с карандашным производством. Ситуация для фабрики не нова: в силу сезонности лесных поставок в болотистой Томской области (они в основном идут в холодное время года по зимникам) основной поток кругляка на производство в самом Томске пойдет только через несколько месяцев. Но, по всей вероятности, это стало последней каплей в сложных отношениях переработчика с поставщиками леса: отчаявшись искать сырье на «сером» лесном рынке, фабрика заявила о готовности самостоятельно разрабатывать кедровые деляны.

Карандашное производство в Томске открылось еще в 1912 году по одной причине — в те времена не было другого крупного города, столь близкого к сырью — сибирскому кедру. Эта древесина идеальна для изготовления карандашей — кедр одновременно и крепкий, и мягкий, легко режется во всех направлениях, что позволяет делать идеально ровные изделия. В советский период никаких проблем с поставками не было, несмотря на то, что они были куда более объемными, чем нынешние. Силой убеждения Госплана на фабрику гарантированно поступал кедр. Например, в 1982 году было переработано 129 тыс. кубометров кедра и выпущено 200 млн карандашей. Хорошая новость: с тех пор заметно выросла эффективность производства. Например, в 2012 году было выпущено в четыре раза меньше карандашей, но при этом и потрачено в 21 раз меньше сырья. Плохая новость: поставки перестали быть гарантированными. «Сейчас мы уговариваем заготовителей сразу по двум вопросам. Первый — вообще поставить нам лес, второй — поставить его по цене, близкой к себестоимости», — говорит директор фабрики Анатолий Лунин. После того как в поза­прошлом году Лунин был назначен директором, первые несколько месяцев работы он провел в лесах у заготовителей. И это понятно — стоимость кедра составляет от 60 до 80% себестоимости готового карандаша (см. «Карандаши заточены на борьбу» в № 21 за 2013 год).

Убеждать заготовителей приходилось потому, что у карандашной фабрики в последние годы появился сильный конкурент — деревянное домостроение. Производители домов из кедра готовы платить куда больше, чем производитель карандашей (в тому же, большая часть покупателей кедра — московские компании), и оперируют куда большими объемами. Упомянутая компания «Санджик Лес» в этом смысле — уникальный поставщик. Дело в том, что теоретически они могли поставлять в Томск кедр в круглогодичном режиме, поскольку деляны заготовителя находятся неподалеку от поселка Белый Яр, в 300 км на север от Томска. К тому же этот поселок является конечной станцией железнодорожного тупика, соединяющего регион с Транссибом. То есть, он частично независим от замерзших болот и сезонности поставок. Лес, конечно, могут поставлять летом почти все — только цена его будет в полтора раза выше, что для балансирующей на грани рентабельности карандашной фабрики означает уход всех финансовых показателей в крутое пике.

Сама «Санджик Лес» при этом — довольно «серая» компания. В последние несколько лет она была постоянным объектом критики местных лесников, а ее стиль заготовки леса на местных форумах называют не иначе как «тактика выжженной земли». Что случилось сейчас с компанией — неизвестно, но, по словам коммерческого директора карандашной фабрики Евгения Аникина, у «Санджик Лес» закончилась заготовленная в прошлом сезоне древесина. Это помимо остановки собственного производства означает и срыв обязательств «Сибирской карандашной фабрики» перед своими акционерами — известным чешским производителем карандашей премиум-класса KOH-I-NOOR Hardtmuth a.s. Известно, что 40% карандашной дощечки (брусков-заготовок, из которых делаются карандаши) уходит на заводы в Чехию.

Повторимся: исчерпание запасов кедра в конце осени — ситуация, в общем, нормальная для карандашной фабрики. Если сейчас на ее складах лежит только 290 кубометров леса (а к выходу этого номера запасов останется еще меньше), то в апреле объем древесины на площадке составит около четырех тысяч кубометров кедра — дерево привезут по зимникам более сознательные компании. Интересно другое — впервые за всю историю подобных ежегодных авралов в процесс активно включилась местная администрация. Так, в переговоры фабрики с лесозаготовителями включился вице-губернатор по АПК Андрей Кнорр. На совещании под его руководством было объявлено, что карандашная фабрика готовит инвестиционный проект «по созданию в своей структуре лесозаготовительного подразделения». Фабрика рассчитывает получить в аренду деляны для лесозаготовок, провести реновацию и модернизацию лесопильного и карандашного цехов и, как следствие, увеличить объем переработки в два, а то и в два с половиной раза — до 2,5 тыс. «кубов» леса в месяц. Если администрация региона (и, что немаловажно, сам «серый» лесной рынок) пойдет навстречу фабрике хотя бы в вопросах льготных поставок леса, здесь обещают выпускать в год до 250 млн карандашей. Это почти 30% отечественного рынка и гарантия здоровой наглости в работе с остальными поставщиками.     

У партнеров

    Реклама