Итальянский акцент

Русский бизнес
Москва, 08.09.2014
«Эксперт Сибирь» №37-38 (428)
Как с нуля делать в Сибири модную женскую одежду, известную по всей стране, и зачем для этого итальянцы

Фото: Михаил Кичанов

Фабрика BIZZARRO. Ударение на второй слог. Бренд женской одежды, продающийся в магазинах по всей стране — от Калининграда до Южно-Сахалинска, а также в Казах­стане и Белоруссии. Их уже более полусотни. Удивительно, но шьют эту одежду в Новосибирске, еще удивительнее — разрабатывают ее дизайн тоже в Новосибирске. Правда, в процессе участвует итальянский модельер. Вклад его в развитие бренда существенный, но не более чем других, новосибирских, дизайнеров. Главную роль в компании BIZZARRO, как в организации бизнес-процесса, так и в определении модных трендов, все-таки играет ее владелец. И это тоже удивительно. Как человек с техническим образованием, инженер, смог организовать экзотический для Сибири модный бизнес, самостоятельно отбирая ткани и утверждая дизайн костюмов, платьев, пальто? Но Валерий Зеленов делает это с момента основания компании. Вот уже на протяжении 14 лет.

Инженер-модельер

Станционная — самая промышленная улица Новосибирска в самом промышленном его Ленинском районе. Валерию Зеленову было угодно, чтобы именно здесь, на площадях завода «НЛК», по соседству с тяжелым машиностроением, часовым производством и предприятиями по изготовлению алюминиевых и стальных конструкций, шилась модная женская одежда под брендом BIZZARRO (итал. «оригинальный», «своеобразный»). Компании принадлежат помещения на четырех этажах одного из производственных корпусов завода. Общая площадь недвижимости составляет порядка 2,5 тыс. кв. метров. Здесь располагаются швейные цеха, мастерские дизайнеров и конструкторов, склады тканей и готовых изделий. Но начиналось все, конечно, скромнее.

Валерий Зеленов 017_expert-sibir_37-38.jpg Фото: Михаил Кичанов
Валерий Зеленов
Фото: Михаил Кичанов

— Прежде чем заняться производством одежды, я работал инженером в СибНИА. Потом, волей случая, начал продавать итальянские ткани. Был представителем итальянской текстильной фабрики Rosati, производящей пальтовые ткани. Но быстро столкнулся с тем, что ткань лучше продается, если сразу показать изделия из нее. Тогда нанял специалиста, который с моих слов шила изделия. Увидев и оценив результаты моих трудов, хозяин фабрики предложил попробовать шить на продажу. Условия просты: он поставляет ткани, мы — шьем из них изделия. Дело пошло, — вспоминает Валерий Зеленов.

Изначально бренд создавался на паритетных началах и был в полном смысле слова российско-итальянским, но вскоре Зеленов выкупил долю партнера за 130 тыс. долларов.

Первое время одежда шилась в квартире, в комнате площадью 13 кв. метров, потом предприниматель арендовал 80 кв. метров производственных помещений, потом еще 80 квадратов. Бизнес рос быстро.

Стремительно менялся и ассортимент изделий. К пальто от BIZZARRO добавились жакеты, брюки, юбки, платья… В организации производства компания стала придерживаться концепции fast fashion — быстрое реагирование на изменение спроса и сменяемость моделей. Неудивительно, что кумиром для Валерия Зеленова и его команды была и остается ZARA — один из главных идеологов fast fashion.

— Наша героиня — молодая стильная горожанка 25–35 лет, представитель среднего класса — менеджер, банковский сотрудник, человек творческой профессии. Часть ассортимента — классика для работы, другая — для жизни вне офиса, — объясняет Валерий Зеленов.

Мониторинг целевой аудитории показал, что покупатель BIZZARRO взрослеет. Сначала коман­да Зеленова ориентировалось на молодую девушку в возрасте от 18 до 25 лет, но она, становясь старше, оставалась верна своему бренду. Это побудило компанию пересмотреть ассортиментную политику и сделать больший акцент на элегантность, классику, офисный стиль. Да и ориентиры для вдохновения сменились. К демократической ZARA добивалась более дорогая линия этого же производителя — Massimo Dutti. Также дизайнеры компании вдохновляются марками Max Mara, Hugo Boss, Prada.

— Легкая промышленность — это узаконенный плагиат. В фильме «Дьявол носит Prada» подробно об этом говорится. Мы даже можем не знать, под влиянием какой марки сделано то или иное платье, — замечает Валерий Зеленов.

Диктат ткани

— Я не ношу BIZZARRO. Как-то не сложилось, — улыбается 23-летний дизайнер компании Ирина Мамасова, выпускница НГАХА. — Меня директор ругает, но ничего с собой поделать не могу. Да, мы делаем красивую одежду, но когда работаешь над ней каждый день с утра до вечера, носить ее уже не хочется. Мне хватает этой красоты на фабрике.

Ирина — одна из трех дизайнеров, которые работают над эскизами коллекций BIZZARRO в Новосибирске. Еще один стилист — Марко Николи — трудится на компанию в Италии. Свою отдельную коллекцию он делает для каждого сезона.

— Для того чтобы создавать по-настоящему красивую одежду, нужно родиться и вырасти среди истинной красоты. Италия в этом вне конкуренции. Марко Николи — реально крутой специалист, фанат своего дела, работал и работает со многими известными марками, например с Trussardi, — объясняет Валерий Зеленов.

Помимо дизайна итальянец самое деятельное участие принимает в выборе тканей для будущей коллекции. На 90% одежда BIZZARRO делается из дорогих итальянских тканей, которые Зеленов лично выбирает на производствах в Прата и Комо. Всего около 20 фабрик. Для изготовления одежды BIZZARRO также используются ткани из Испании, Португалии, Германии и Франции.

Ткань — основа коллекции. Во многом именно она диктует стиль. Прежде чем дизайнер приступит к эскизу, он должен увидеть ткань, пощупать, понять ее фактуру и физические свойства. Поэтому неудивительно, что именно дизайнер участвует в выборе тканей. По словам сотрудников BIZZARRO, при выборе образцов тканей Валерий Зеленов всегда советуется со своими сотрудниками, но решение принимает, руководствуясь собственными представлениями о прекрасном, а также модными трендами и коммерческой составляющей.

— Мы ориентируемся на модные направления, которые транслируют европейские журналы для специалистов — дизайнеров, художников, стилистов. Появляются они примерно за два года до начала сезона. Сейчас начинаем работать над коллекцией осень-зима 2015–2016. То есть, работа над коллекцией начинается за год–полтора. Это тот срок, за который физически можно успеть выбрать ткань, заказать ее, нарисовать эскизы, сделать лекала, сшить одежду и доставить ее в магазины, — рассказывает Ирина Мамасова. Техническая работа над коллекцией обычно не превышает девяти месяцев. По словам дизайнера BIZZARRO, следующим летом модными станут пастельные тона, а осенью — грязный розовый и грязный бирюзовый цвета и расклешенные юбки. Мода — циклична. Виток с небольшим стилистическим и цветовым отклонением составляет около 10 лет.

Для Ирины Мамасовой производство одежды — это почти всегда вдохновение: 

— Иногда бывает очень сложно. Не рисуется. А бывает, вдохновение приходит в самый последний момент. Завтра нужно сдать эскизы — сядешь и за ночь сделаешь. Случается, за неделю можешь отрисовать всю коллекцию, — грустно улыбается дизайнер. Коллекция BIZZARRO — это 150 моделей каждый сезон.

Ирина Мамасова считает большой удачей работу в BIZZARRO. Сюда она пришла три года назад на производственную прак­тику и осталась. Ей нравится придумывать коллекции и быть в курсе модных течений. Именно она в компании отвечает за творческое сотрудничество с итальянским мэтром.

— Я курирую коллекции Марко, с которым мы работаем уже второй год. Слежу за тем, как его идеи воплощают в жизнь наши конструкторы и швеи. Стараюсь, чтобы все четко делалось по эскизам. Но, конечно, у Марко бывают сложные для наших покупателей модели. Очень творческий человек. Не все могут его понять.

Проверка советом

Основной костяк креативной команды BIZZARRO — это бывшие сотрудники развалившегося 12 лет назад «Новосибирского дома моделей». Во многом именно эти люди формируют сегодня производственные стандарты компании.

— Наш отдел — самый творческий на предприятии, — уверенно заявляет руководитель перспективной группы BIZZARRO Ольга Бондаренко. Ее отдел отвечает за изготовление лекал по эскизам дизайнеров. Здесь идут самые горячие споры о том, как будут выглядеть дамы, отдавшие предпочтение одежде от BIZZARRO. Каждая модель проходит так называемый художественный совет, на котором свое мнение высказывают и те, кто ее придумал, и те, кому предстоит ее шить, и те, кому надлежит ее продавать.

— Обсуждаем, спорим, доказываем. У нас свои аргументы, у торговли — свои. Мы лучше знаем модные течения, они — предпочтения покупателей на основе отзывов. Например, менеджер говорит: изделие с таким-то рукавом не продается, а художник в ответ: сегодня это самый модный рукав. Но решающее слово всегда за директором. У него свой взгляд. Первое время он даже пуговицы отбирал сам, — рассказывает Ольга Бондаренко.

Как результат, дизайнерам часто приходится идти на уступки коллективному мнению или владельцу компании.

— Сделать модель очень близко к эскизу — не так-то просто. Мы нарисовали юбку, а в конструкторском цехе нам говорят, что такую узкую юбку делать нельзя, потому что велик риск того, что она быстро порвется при носке. А бывает, что на бумаге все красиво и практично, а когда видишь готовое изделие, понимаешь: нужно переделать вот это и это, — объясняет Ирина Мамасова.

В среднем процесс разработки и утверждения лекал занимает один месяц.

Корейский штрих

За 11-часовую смену швея на фабрике BIZZARRO успевает сделать либо три–четыре пальто, либо шесть брюк или юбок. Это вдвое больше советских норм 018_expert-sibir_37-38.jpg Фото: Михаил Кичанов
За 11-часовую смену швея на фабрике BIZZARRO успевает сделать либо три–четыре пальто, либо шесть брюк или юбок. Это вдвое больше советских норм
Фото: Михаил Кичанов

— Посмотрите, как они хорошо работают, с каким настроением, спокойно без всякой суеты. Качество их работ очень высокое, — указывает на швей с азиатской внешностью руководитель производства компании BIZZARRO Татьяна Смагина. Работа в руках нерусских девушек и правда спорится. Швеи полностью погружены в свой процесс, не обращая внимания на происходящее вокруг.

Валерий Зеленов стал первым новосибирским предпринимателем, взявшим на работу сотрудниц из Северной Кореи. Сейчас здесь трудятся 20 кореянок из 70 швей предприятия. Сначала иностранки устроились на три года, потом попросились остаться еще на два года. Но срок пребывания их в Новосибирске уже подходит к концу.

— Для меня это первый опыт работы с иностранцами, но очень позитивный, — комментирует Татьяна Смагина. Прежде чем 12 лет назад прийти на работу в BIZZARRO Смагина 35 лет отработала в «Новосибирском доме моделей», сначала дизайнером, потом ведущим конструктором.

Выбор в пользу уроженок из Северной Кореи Валерий Зеленов объясняет просто — кадровый дефицит: 

— Нет желающих работать руками, все хотят водить мышкой по коврику. Кореянки обходятся дороже наших швей, так как еще есть расходы на проживание, питание, транспорт, оплату разрешительных документов.

Швеи, загружены работой в BIZZARRO на 120%, подчеркивает Татьяна Смагина. Рабочий график кореянок нарушают только праздники, причем, нацио­нальные — коммунистические.

— Если корейские праздники совпадают с нашими, мы стараемся отмечать их вместе, всем коллективом. Кореянки поют песни. Они вообще любят пять. Поют, когда готовят и когда посуду моют. Очень хорошие голоса, прекрасный слух. Слушать их одно удовольствие, — восклицает Татьяна Смагина. Как оказалось, гражданки страны Ким Чен Ына хорошо поют и российские песни, вернее, советские. Одна из любимых ими песен — «Подмосковные вечера».

— Мы с ними буквально сроднились. Поэтому очень тяжело было, когда умер их великий вождь [Ким Чен Ир]. Когда им сообщили об этом — все были в слезах. Конечно, отпустили всех домой, — тяжело вздыхает руководитель производства.

Острая кадровая проблема побудила руководство компании организовать обучение швей прямо на фабрике. Этот проект будет запущен в самое ближайшее время.

Сейчас на собственных мощностях BIZZARRO производит до 85% своих изделий, это притом, что компания постоянно расширяется.

— Просто не хватает рабочих рук. В Уфе есть уникальное для нашей страны производство, где можно не только сшить, но и «сварить» изделия. Поэтому мы и сотрудничаем с ними, — говорит Валерий Зеленов. В Башкирии компания шьет и «варит» джинсы, контролируя на месте весь процесс производства. Зеленов рад бы делать это в Новосибирске, но в городе на Оби таких предприятий просто нет, а их запуск сопряжен с необходимостью выполнения жестких экологических требований, покупкой дорогого импортного оборудования и решением все той же кадровой проблемы.

Каждый месяц под брендом BIZZARRO выпускается 10 тыс. изделий. Размерный ряд — от 40 до 48.

— Мы шьем весь гардероб, начиная от облегченных блузок и заканчивая пуховиками, — подчеркивает Татьяна Смагина. — Наш клиент — стройная горожанка. Мы хотели расширить модельный ряд до 50 размера, но поняли, что возможно это далеко не всегда. Мы не можем сделать юбку на 25–30 см выше колена в 50-м размере.

В BIZZARRO уверяют, что бракованные изделия в магазины не попадают. Несмотря на то, что в компании нет специального отдела технического контроля, каждое изделие проверяется на качество не менее трех раз.

— Швеи друг за другом проверяют, — объясняет Смагина.

Помимо новосибирского и уфимского производства небольшая часть коллекции под брендом BIZZARRO шьется в Италии. Как правило, это вещи, требующие сложных технологических процессов.

Понятная доходность

Рентабельность своего бизнеса Валерий Зеленов оценивает в 25–30% в год, притом, что на момент открытия компании она составляла 100%. Производство одной сезонной коллекции требует около 45 млн руб­лей, торговая розничная наценка составляет 120%. Этого вполне достаточно, чтобы расширять производство, закупая необходимое, как правило, импортное оборудование. Последнее приобретение фабрики — текстильный принтер стоимостью 25 тыс. евро, который глава BIZZARRO рассчитывает окупить за полтора года.

Из порядка 60 магазинов BIZZARRO в России, Казахстане и Белоруссии Валерию Зеленову принадлежат только пять торговых точек, на которых компания отрабатывает маркетинговые процессы. Остальные бутики открыты на условиях франчайзинга. В Новосибирске три магазина BIZZARRO, две из которых — в торговых центрах.

Сеть бредовых магазинов BIZZARRO ежегодно увеличивается. Летом прошлого года одежда новосибирской компании появилась в Санкт-Петербурге, а осенью — во Владимире. В зависимости от расположения бутика инвестиции в открытие торговой точки колеблются от 1,5 до 3 млн руб­лей. Площадь магазинов составляет от 50 до 100 кв. м. Средний срок окупаемости — 1,5 года. Средний чек составляет около 2,5 тыс. руб­лей, оборот магазина 20 млн руб­лей в год.

— Успешность торговли модной одеждой во многом зависит от месторасположения магазина и, главное, от понимания процесса его владельцем — франчайзи, — отмечает Валерий Зеленов. — С нашими торговыми партнерами мы работаем по классической схеме: предоставляем возможность работать под нашим брендом, разрабатываем интерьер, они закупают нашу одежду, но не платят ни роялти, ни паушальный взнос.

По словам владельца BIZZARRO, полностью угадать со спросом на новые модели удается далеко не всегда:

— Если вещь не находит покупателя, уценяем и продаем через тех, кто специализируется на стоках. Также есть аутлет в интернет-магазине, который компания запустила осенью прошлого года. Но процент таких изделий незначительный.

Парфюм для своих

Кроме рекламы и возможностей интернет-маркетинга, который включает присутствие бренда в социальных сетях, одним из инструментов продвижения BIZZARRO и повышения лояльности покупателей стал запуск в августе 2013 года собственного парфюма. Туалетная вода с нотами «мяты, лайма и свежестью моря» получила название Degno D’Amore (итал. «достойная любви»). Этот парфюм специально для компании изготавливают в Парме, на той же фабрике, где выпускаются духи марки Acqua di Parma. Туалетная вода распространяется только в сети BIZZARRO.

Как и производство одежды, создание туалетной воды — во многом личный проект Валерия Зеленова.

— Фирменные духи — это результат двухлетнего труда нашего директора. Он лично выбирал аромат, привозил из Италии пробники, которые мы все тестировали. В итоге получился парфюм, который нам нравится, — с гордостью подчеркивает Татьяна Смагина.

Говоря о ближайших планах, Валерий Зеленов полон оптимизма.

— Сейчас ситуация на рынке Италии дает нам хорошие возможности для развития. В Европе кризис. Мы хотим воспользоваться этим благоприятным моментом и увеличить свое подразделение в Италии. Честно говоря, нас вдохновляет пример коллег из Carlo Pazolini, которые успешно продаются в Европе и Америке.

Основанная почти четверть века назад российским предпринимателем Ильей Резником международная обувная компания Carlo Pazolini сейчас контролирует от пяти до семи процентов рынка обуви класса medium high в России и странах СНГ. Модному бизнесу есть к чему стремиться.

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №37-38 (428) 8 сентября 2014
    Итоги приемной кампании в вузы
    Содержание:
    «Я за здоровый снобизм, но против чванливости»

    Ректор СибУПК Владимир Степанов рассказал, почему он вводит анкетирование студентов по оценке качества работы преподавателей, как устроена экономика полноценного коммерческого вуза и как договор со студентами о предоставлении образовательных услуг меняет учебный процесс

    Реклама