Губернаторские движения

Политика
Москва, 15.06.2015
«Эксперт Сибирь» №25 (455)
Фонд развития гражданского общества опубликовал очередной рейтинг эффективности губернаторов. Многие главы сибирских регионов оказались в самой «нерезультативной» группе

Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) публикует уже девятый по счету рейтинг эффективности губернаторов. Как отмечают авторы, при его составлении использовались данные Фонда «Общественное мнение», Федеральной службы государственной статистики, Нацио­нальной службы мониторинга, показатели социального самочувствия регионов России, оценки федеральных и регио­нальных экспертов. Пристальное внимание в девятом рейтинге было уделено экономической эффективности регио­нальных властей. Особенностью именно девятого рейтинга стало отсутствие «группы смерти» — именно так называлась группа губернаторов, имеющих рейтинг «ниже среднего». Однако, несмотря на отсутствие этого блока, выявить самых неэффективных регио­нальных управленцев несложно.

«Нужно иметь в виду, что все рейтинги, предусматривающие экспертную оценку, неизбежно включают субъективную составляющую, связанную с личным восприятием экспертом тех или иных явлений и процессов, поэтому добиться абсолютной объективности рейтингов просто невозможно, — замечает декан факультета политики и международных отношений Сибирского института управления — филиала РАНХиГС при президенте РФ Сергей Козлов. — Однако рейтинг ФоРГО отличается в выгодную сторону от многих других аналогичных рейтингов. Принципиальных отличий два. Первое состоит в том, что рейтинг помимо экспертной оценки включает в себя и количественные показатели, второе отличие связано с высокой квалификацией самих экспертов. Это делает этот рейтинг важным инструментом оценки деятельности губернаторов»

Что касается тех или иных мест в федеральном списке, то при всех плюсах рейтинга ФоРГО в нем присутствует и слабое место», — отмечает Козлов. «Дело в том, что для каждого из федеральных округов существует собственная группа регио­нальных экспертов, поэтому их оптика может оказаться неуниверсальной», — добавляет эксперт.

Заручились поддержкой

Согласно рейтингу, лидером среди сибирских губернаторов стал Аман Тулеев (Кемеровская область), заняв седьмое–восьмое места в общероссийском рейтинге (см. таблицу 1). Как отметил руководитель Новосибирского филиала Фонда развития гражданского общества Константин Антонов, в этом случае влияние на перемещение в рейтинговой таблице, скорее всего, оказал политический фактор. «В Кемеровской области в сентябре состоятся выборы губернатора, и Аман Тулеев сумел заручиться поддержкой президента Владимира Путина, что, конечно же, значительно повышает его шансы на избрание, — замечает Антонов. Их встречи с президентом, показанные «по телевизору», как раз и являются демонстрацией такой поддержки». Те же факторы, по мнению составителей рейтинга, повлияли на повышение в рейтинге на два пункта губернатора Омской области Виктора Назарова, однако, в отличие от Тулеева, омский губернатор занял только 69–71 место из 81, оказавшись в группе «средней эффективности».

Наибольшую динамику изменений в девятом рейтинге демонстрирует губернатор Томской области Сергей Жвачкин, перешедший из III группы (средний рейтинг) во II (высокий рейтинг). Константин Антонов объясняет это тем, что подготовка выборов в Городскую Думу Томска проходит в спокойной обстановке и без скандалов. «Коман­да губернатора демонстрирует стремление к поиску компромиссов в среде местной элиты, пытается сбалансировать интересы различных групп влияния, — считает Антонов. Кроме того, крупнейшие государственные компании «Газпром» и «Росатом» продемонстрировали поддержку важнейшим для Томска экономическим проектам, которые, в случае их реализации, окажут существенное влияние на экономику региона».

Не ушли от стихии

Эксперты обратили внимание, что уровень эффективности регио­нального руководства ярко проявляется в кризисных ситуациях, ставших причиной серьезных социальных проблем. Лесные пожары, бушевавшие в Сибири этой весной, существенно подпортили рейтинг главы Забайкальского края (минус четыре пунк­та) и Республики Хакасия (минус три пункта). Однако помимо последствий стихии на позициях Константина Ильковского и Виктора Зимина отразились действия регио­нальных властей по предотвращению пожаров и ликвидации их последствий, к которым у населения накопился ряд обоснованных претензий. «Если говорить о негативной коррекции, то это способность руководителей регионов справиться со стихийными бедствиями. Здесь у нас два субъекта, где были сильные лесные пожары. И они показали неготовность и федеральных, и муниципальных служб оперативно справиться с последствиями. Это тоже очень сильно повлияло (на рейтинг)», — подчеркнул председатель правления ФоРГО Константин Костин.

Помимо этого в Хакасии произошли аресты крупных чиновников. Последний случай — арест министра строительства и ЖКХ Сергея Новикова, которого подозревают в мошенничестве в особо крупных размерах. Фигурантами дела о мошенничестве стали также три бывших руководителя «Хакресводоканала», которые арестованы, как и бывший первый заместитель главы республики Александр Голышев. Понятно, что эпизоды, связанные со злоупотреблениями должностных лиц, свидетельствуют о соответствующей «эффективности» управления регионом.

К главе Забайкальского края Константину Ильковскому кроме «пожарных» претензий добавились еще и экономические — край признан регионом со сверхвысокой долговой нагрузкой, отмечают в ФоРГО. Так, на его рейтинге негативно сказалось заявление замминистра финансов РФ Татьяны Нестеренко о том, что ведомство намерено игнорировать просьбы региона о финансировании, пока власти не сократят расходы бюджета на 1,5 млрд руб­лей и не справятся с задолженностью 1,8 млрд. Кроме того, Забайкальский край занимает 73–76-е места в рейтинге состояния конкурентной среды Федеральной антимонопольной службы.

Растеряли нажитое

По два балла в рейтинге потеряли главы Алтайского и Красноярского краев — Александр Карлин (72–73 место) и Виктор Толоконский (69–71 место). Как считают в ФоРГО, на положении в рейтинговой таблице Александра Карлина сказались социально-экономические показатели региона и достаточно низкий индекс социального самочувствия населения. Так, например, реальная среднемесячная заработная плата на одного работника составляет 89,5% по отношению к январю–апрелю 2014 года. Численность официально зарегистрированных безработных в апреле 2015 года по отношению к этому периоду прошлого года составила 105,5%.

В Красноярском крае эксперты фиксируют наличие конфликтной ситуации «районно-городских» элит и краевой власти. К примеру, широкую огласку получил скандал с проведением публичных слушаний по отмене прямых выборов главы Красноярска.

Один балл в рейтинге потерял глава и губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий, оказавшись на 62–66 месте. Для Городецкого, согласно исследованию ФоРГО «часом испытания» стала ситуация в регио­нальном отделении партии «Единая Россия», ряд членов которой открыто выступили против идеи проведения праймериз с привлечением к участию в нем широкого круга общественников. Фактически часть местной элиты саботировала саму идею обновления властвующей элиты и выступила за сохранение статус-кво и своих позиций в системе власти. При более пристальном анализе мотивов этой группы элиты выясняется, что против обновления выступает как раз та часть претендентов на власть, которая является крупнейшими получателями муниципальных и государственных заказов. Такой демарш части регио­нальной элиты против областной исполнительной власти и руководства ЦК «Единой России» не остался незамеченным.

«В целом считаю рейтинг объективным, за двумя исключениями: рейтинг Виктора Толоконского, на мой взгляд, несколько занижен, а рейтинг Владимира Городецкого, напротив, завышен, — считает политолог Дмитрий Пучкин. — Фактор обострения элитных конфликтов в Красноярском крае заметно преувеличен, для региона это обыденность, поскольку противоречия в общественно-политической жизни края всегда имели место, и нередко куда более серьезные. Считаю, что опыт Толоконского, как модератора, позволит все эти проблемы нивелировать. Более того, увеличиваются шансы, что он и этот срок не доработает до конца».

Завышение места в рейтинге Владимира Городецкого Пучкин связывает с тем, что в его работе, помимо прочего, совершенно отсутствуют какие-либо экономические новации. «При этом в политической сфере де-факто введено внешнее управление, которое осуществляют глава избирательного штаба «Единой России» Сергей Неверов и председатель комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Виктор Кидяев. Это для региона беспрецедентно и вызывает сильное напряжение в местных элитах, считает Пучкин. — Тем самым Городецкий, который и так во многом выполнял роль «местоблюстителя», и вовсе превращается в номинального лидера. В его работе нет драйва, и все больше возникает ощущение, что это его первый и последний срок».

Кроме того, в области произошло несколько малообъяснимых историй, связанных с кризисом в аграрной отрасли: рост задолженности молочного завода в Купино перед поставщиками за молоко и публичные акции протеста селян, у которых в разгар посевной вдруг арестовывают семенной материал. Незадолго до этих событий губернатор отправляет в отставку министра сельского хозяйства Георгия Иващенко со словами благодарности за проделанную работу, и в то же время он отмечает, что при ежегодном увеличении выделяемых средств господдержки производственные показатели отрасли падают. До сих пор место руководителя ключевой для области отрасли остается вакантным, а Городецкий взял паузу, мотивировав это необходимостью пересмотра фундаментальных принципов формирования аграрной политики.

В свою очередь на позициях губернатора Республики Бурятия Вячеслава Наговицына сказалась история с избранием нового ректора местного университета, что вызвало резкое недовольство в среде нацио­нальных элит. Оно вылилось в митинг в Улан-Удэ, организованный инициативной группой Бурятского госуниверситета, с требованием отставки главы региона Вячеслава Наговицына и проведения независимых выборов ректора БГУ.

Степень влияния

Чтобы понять, насколько важен для губернаторов рейтинг ФоРГО, следует остановиться на статусе самого Фонда и назначении рейтинга. Как известно, Фонд возглавляет бывший начальник управления президента РФ по внутренней политике Константин Костин. Рейтинг подразумевает независимую оценку деятельности губернаторов. «Результаты рейтинга должны учитываться Администрацией президента при анализе положения в регионах, соответственно, могут оказывать влияние в числе прочего и на кадровые решения, принимаемые президентом РФ, — утверждает Сергей Козлов. — Поэтому губернаторы с большим пиететом относятся к этому рейтингу. Стоит особо подчеркнуть, что эксперты работают совершенно независимо от регио­нальных администраций, что придает их оценкам более весомую объективность».

Дмитрий Пучкин в свою очередь уверен, что результаты рейтинга мобилизуют губернаторов на исправление выявленных недочетов и резервов, но только тех, кто намерен продолжать свою карьеру в этом качестве, и показывают администрации президента на слабые места в кадровой системе, которые надо минимизировать перед выборами Госдумы и президента.

Рейтинг эффективности губернаторов*

Лидеры роста (TOP 10+)*

Лидеры падения (TOP 10-)*

У партнеров

    Реклама