Уроки Краснова

P.S.
Москва, 04.02.2008
«Эксперт Юг» №2 (8)

Реабилитация атамана Краснова, к которой призвали руководители Всевеликого Войска Донского, они же по совместительству и не последние фигуры среди донских лидеров партии «Единая Россия», вызвала обвальную дискуссию. Не очень верится тому удивлению, которое выказывают представители войска, вынужденные по многу раз отвечать на одни и те же вопросы. Через две недели после начала обсуждения заместитель донского атамана Владимир Воронин подал в отставку: он признал, что неудачно выбрал время для дискуссии. Однако, хочется надеяться, дискуссия поспособствовала пониманию казаками некоторых содержательных моментов в отношении к Краснову.

Стержень спора очевиден: можно и нужно ли реабилитировать человека, у которого есть несомненные заслуги перед донским казачеством, но который был столь последователен в своей ненависти к большевизму, что не погнушался сотрудничеством с гитлеровцами в годы Великой Отечественной войны?

Главный аргумент Всевеликого Войска Донского в лице Владимира Воронина, от чьего мнения Войско теперь открещивается: Краснов был казнён за измену родине, хотя не являлся гражданином Советского Союза. Напомню, в 1945 году англичане выдали Краснова вместе с группой других представителей казачества советским властям, в январе 1947 года генерал был повешен. Донские казаки объявили о создании рабочей группы, которая будет изучать возможности для общественно-политической реабилитации генерала Краснова.

В августе прошлого года в станице Еланской под Вёшенской на средства местного помещика, как его называют земляки, был установлен мемориал, посвящённый памяти казаков, павших в борьбе с большевиками. Венчает мемориал памятник Петру Краснову. Открытие мемориала было торжественным, с освящением и казачьими народными песнями. Говорят, что некоторые жители Вёшенской были готовы провести демонстрацию против установления памятника, но разрешения на её проведение не получили. Действительно, мемориал — дело для сохранения местной истории нужное. Хотя в четырёхметровой фигуре Краснова вполне можно усмотреть не только скорбь по жертвам, но и героизацию этого человека.

Но если в мемориале эту героизацию можно было лишь усмотреть, то в намерении реабилитировать Краснова она видна невооружённым глазом.

Красновское время — это тот недолгий и сравнительно памятный период (1918–1919 годы), когда донские казаки были едва ли не главной силой на юге России. Они контролировали пространства от Воронежской и Саратовской губерний до Кубани, где сидел генерал Деникин со своей на тот момент более слабой Добровольческой армией. Первое, что сделал Краснов, став атаманом Войска, — выпустил свод законов, где из 50 пунктов девять очерчивали полномочия атамана. Уже тогда его упрекали в следовании принципу «государство — это я».

Для Краснова Россия исчезла с лица земли, как только в ней завелись большевики. В его воспоминаниях об этом говорится прямо. Мгновенно появились свои интересы, возникла идея Донского государства, которому Советская Россия ещё и должна была возместить ущерб — это требование Краснов формулирует в своём официальном обращении к германскому императору Вильгельму II, чьи — дружественные для казачества — силы стояли в 1918 году в Ростове и на соседней Украине.

Все заслуги, которые позволяют о Петре Краснове говорить особо, приходятся именно на период начального этапа Гражданской войны (в 1919 году Краснов бежит в Германию). Дальше начинается карьера публициста и весьма средней руки писателя, а под занавес жизни  — сотрудничество с фашистами. Как заявляет зампред Государственной думы Олег Морозов, для того, чтобы Краснова реабилитировали, Всевеликому Войску Донскому нужно доказать, что этого сотрудничества не было. Но я думаю, это не единственная проблема.

Ключевой вопрос таков: а могут ли быть герои в гражданской войне? Очевидно, что гражданская война оставляет только жертвы, а значит, донским казакам следовало бы позаботиться о том, чтобы нотки героизации в их речах об атамане Краснове не выпирали. А они выпирают.

Так, например, Владимир Воронин предпочитал говорить не о сотрудничестве Краснова с нацистами, а о том, как на склоне лет атаман «рискнул своей репутацией в надежде покончить с большевизмом». Однако очевидно, что Гитлер не столько воевал против большевизма, сколько стремился поработить, а то и просто уничтожить русский и другие славянские народы. Если Краснов этого не понимал, значит, он просто не понимал, с кем имеет дело, и жил ещё ценностями Гражданской войны.

А может быть, Краснов и понимал, что такое нацисты, но это его не пугало. Вот что пишет казачий атаман в своей книге «Всевеликое Войско Донское», посвящённой событиям 1918–1919 годов: «Большевизму атаман (Краснов пишет о себе в третьем лице. — В.К.) противопоставил шовинизм, интернационализму — яркий национализм». Неудивительно, что в дискуссии о Краснове ряд высказываний посвящён обсуждению проблемы русского национализма — это реакция на попытку героизации Краснова. Похоже, казаки до недавнего времени не видели этой проблемы.

Желание героизации Краснова вполне может объясняться уважением к человеку, который сплотил казачество в смутное время, дал ему возможность пожить самостоятельно, ощутить свою силу и способность к автономии. Всё  это — исторический материал, который, безусловно, нужно изучать. Несомненно и то, что Краснов не должен выпадать из истории Дона. Но даже когда смотришь на гражданский облик атамана, остаётся понятным, почему излишнее внимание к нему сегодня вызывает желание спорить.

Большая или меньшая автономность отдельных территорий — это давняя проблема России. На Юге вопрос стоит ещё острее, учитывая разнообразие народов, здесь проживающих. Краснов — символ автономного казачества. Он — мечта донских казаков о своей собственной культуре и своём государстве. Хочет того нынешнее казачество или нет, но в дискуссии о Краснове оно невольно предстало силой, имеющей свои собственные, отличные от российских, ценности. Да, если Краснов — герой, то вывод может быть только таким. Поэтому Воронин и ушёл в отставку.

Так что во избежание лишних смыслов не надо героизировать атамана, скорби о нём вполне достаточно. Героизация разобщает, скорбь — примиряет.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №2 (8) 4 февраля 2008
    Пищевая промышленность
    Содержание:
    Реклама