Кино имени Грозного

P.S.
Москва, 07.07.2008
«Эксперт Юг» №13 (19)

В декабре минувшего года Рамзан Кадыров пообещал, что в Чечне будет свой кинофестиваль, международный — так вдохновила его ретроспектива программы МКФ «Золотой минбар» 2006–2007 годов в городе Грозном. Показ фильмов исламского кинофестиваля шёл под красноречивым названием «Эхо “Золотого минбара”». Президент пообещал — и эхо откликнулось. Хором. Стройным и слаженным, лишённым, как и положено многоголосью, оригинальных примет. Не то чтобы «поющие» не имели собственного лица — в программе новорождённого МКФ «Ноев ковчег» есть несколько ярких кинокартин — но общий дирижёрский почерк мероприятия оказался до приторного узнаваемым.

С фестивалями, рассредоточенными по территории нашей необъятной и многонациональной, происходят странные метаморфозы. Многие праздники искусства, продержавшись год-другой-третий, бесследно исчезают, заставляя уже приручённую публику разочарованно вздохнуть. Удержать традицию, без которой невозможен любой ежегодный фестиваль, не позволяют то финансы, то разногласия в оргкомитете, то смена политических вех. Но сильнее всего сегодня другая беда — её можно назвать фестивальным клонированием. При тиражировании ведь гарантировано хотя бы качество первоисточника. А клонирование, аки селекция для неандертальца, вещь пока рискованная и слабопредсказуемая. Эксперимент, того и гляди, выйдет из-под контроля. Нынче не убывают, а обильно прибывают новые и новые фестивали, пребывающие в абсолютной одинаковости — концепций, лозунгов и даже участников.

По-видимому, чтобы не повторяться буквально, но допустить некоторые модуляции, концепцией «Ноева ковчега» провозгласили не пропаганду мусульманской религии, а «популяризацию духовных ценностей», веротерпимость и толерантность. Кстати, генеральный директор нового фестиваля Зауди Мамиргов — по совместительству директор МКФ «Золотой минбар». Возможно, этим объясняется и ряд перекочевавших с его первого детища персонажей. Иранская картина «Солнце светит для всех одинаково» попала в конкурсную программу «Ноева ковчега». Норвежский режиссёр Лина Халворсен, представлявшая на «Золотом минбаре» свой документальный фильм «США против Аль-Ариан», вошла в состав жюри «НК». Список стран-участниц тоже подтверждает намеченную фестивалем-предшественником ориентацию на кино если и не только мусульманских, то в широком смысле — с позиции некоего усреднённого Запада — восточных стран. Поэтому жители Грозного и немногочисленные гости смогли увидеть кино производства Египта, Алжира, Ирана, Грузии, Азербайджана, Хорватии, Вьетнама. Такой же геополитический принцип просматривается и в подборе жюри.

Россия оказалась представленной в нём до странного скудно — именно оказалась, потому что одного Виктора Матизена, президента Российской гильдии киноведов и кинокритиков, было бы вполне достаточно, но он смог приехать лишь к концу фестиваля. Вообще налаживание контактов с российским киносообществом у организаторов «Ноева ковчега» досадно не задалось: в качестве президента жюри ещё в апреле значился Андрон Михалков-Кончаловский, а вице-президентом числилась режиссёр и несколько подзабытая как актриса Елена Цыплакова. В результате жюри возглавил прогремевший аж в 1956 году в Каннах режиссёр Реваз Чхеидзе. Возможно, всему причиной неудачное время проведения кинофестиваля — как раз вдогонку «Кинотавру» и почти синхронно с московским МКФ. Переманить кинобомонд на событие без оформившейся репутации невозможно. Может быть, поэтому столь щедры были награды гостям фестиваля. Финальной кодой воистину кавказской щедрости стало вручение статуэтки ковчега Рамзану Кадырову за вклад в развитие духовности. В общем, никто не ушёл обиженным. Отсутствие в жюри актуальных фигур российского киноискусства и кинопроизводства восполняли светские гости, как несложно догадаться, во главе с Фёдором Бондарчуком, который поспел этим июнем на все три российских МКФ.

От состоявшегося в Грозном кинофестиваля веет некой непропечённостью. Однако потенциал у мероприятия — грандиозный. И это прежде всего потенциал геополитический. Правительство Чечни продемонстрировало умение использовать инструменты культуры для формирования привлекательного имиджа своей территории. Быть может, гораздо важнее убедить в этом умении даже не внешних наблюдателей — потенциальных инвесторов, но самих чеченцев, многонациональное население, которое всё ещё помнит эхо взрывов. Память о «мёртвом городе» жутко и искренне воссоздана в конкурсной документальной ленте «Собиратели теней» юной Марины Кравченко — уроженки Грозного. Герои её возвращаются в город детства, но перед ними — утраченный рай, обернувшийся «зоной конфликта». Выросло целое поколение детей, у которых вместо игрушек были пустые гильзы...

На фестивале показывалось кино, пребывающее почти без исключения вне мейнстрима и культовых западноевропейских канонов. И потому у «Ноева ковчега», объединившего на своей площадке египетский неореализм, алжирскую «новую искренность», грузинский наив, есть шанс стать противовесом глобализованному киноискусству, под предельно нескромное обаяние которого подпало и российское кино. Становящаяся, формуемая сегодня судьба Чеченской Республики настолько драматична, что настраивает на абсолютно актуальное искусство, на документальный, почти телесный контакт с жизнью. Город Грозный, как и вся республика, — символ места, где частный человек оказывается то баловнем, то жертвой исторического времени, идущего по головам — в радости и в горе. Non-fiction, а не салонная эстетика символизирует современное, пока ещё потенциальное, арт-пространство Чечни. Здесь можно показывать «другое», молодое кино, не имеющее за плечами векового и порядком истощившегося западного арсенала, кино тех стран, чьё искусство, как и жизнь, ещё не обросло потребительским жирком. А жирок этот — дело наживное и весьма скорое. Десять лет назад мир открыл «загадочную Азию» в кинематографе, и сегодня некогда пугавший своей экзотичностью Такеси Китано — уже фигура мейнстрима. Постиндустриальное присвоение «другого» происходит стремительно, и искусство снова и снова нуждается в топливе художественных идей. Грозный вполне подходит на роль кинофорума, где смогут загораться звезды с киргизской или вьетнамской пропиской. Но отделять зёрна от плевел, конечно, сподручнее киноэкспертам, а не улыбчивым и щедрым мужчинам из чеченской администрации.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №13 (19) 7 июля 2008
    Энергетика
    Содержание:
    Реклама