Туры не без риска

Тема недели
Москва, 15.09.2008
«Эксперт Юг» №19 (25)
Крупнейшие туристско-рекреационные проекты Северного Кавказа изначально разрабатывались с расчётом прежде всего на российских, а не зарубежных инвесторов, поэтому неоднозначная политическая ситуация вокруг этого региона, скорее всего, не отразится на сроках их реализации и суммах инвестиций

У экспертов нет единого мнения по поводу того, насколько возросли инвестиционные риски в горнолыжных туристско-рекреационных комплексах северокавказских республик в связи с событиями в Южной Осетии. Одни считают, что риски выросли существенно, поэтому могут быть при­остановлены и начатые проекты, и приток частных инвестиций. Другие утверждают, что эти опасения относятся прежде всего к потенциальным иностранным инвесторам, более чувствительным к любого рода политическим рискам, а без них осуществление этих масштабных и амбициозных проектов будет весьма затруднительно. Третьи уверены, что всё будет зависеть от того, как поведёт себя главный на нынешнем этапе инвестор этих проектов — государство. Официальная позиция государственных структур сводится к тому, что никакой угрозы для инвесторов нет и быть не может, и все проекты будут развиваться своим чередом. По свидетельствам с мест, пока ни на одном из проектов работы не приостановлены, а переговоры с потенциальными инвесторами не прекращаются ни на один день.

В расчёте на своих

На самом деле большинство экспертов склоняется к тому, что Северный Кавказ с точки зрения политических рисков никогда не был идеальным местом для любого рода инвестиций, а иностранцы и вовсе всегда относили его к территориям с экстремальными политическими рисками. Андрей Уманский, президент группы компаний «РВБ Алеан», председатель Российской ассоциации туроператоров, уверен, что разработчики проектов эти факторы учитывали, поэтому изначально рассчитывали, прежде всего, на российских инвесторов и существенное участие государства, единственно способного эти риски на себя принять и дать, как минимум, самим фактом своего участия некоторые гарантии для частных инвесторов. Он также напоминает, что все проекты включены в Федеральную целевую программу «Юг России», что подразумевает существенное вложение государственных инвестиций, а генеральными инвесторами начатых проектов выступают крупные российские компании: в проекте «Архыз» (Карачаево-Черкесия) — ГК «Синара», а в горнолыжном курорте на северо-восточном склоне Эльбруса (Кабардино-Балкария) — «Интеррос». Каждый из них готов вложить в горнолыжные курорты более 1 млрд долларов.

Опасения, что и российские инвесторы могут приостановить свою активность, охотно опровергает Юрий Старков, генеральный директор ОАО «Архыз-Синара»: «Во-первых, мы не собираемся приостанавливать работы в комплексе “Архыз”. Во-вторых, изначально весь проект был рассчитан на российских соинвесторов, а с их стороны пока никакого беспокойства мы не наблюдаем».

Пока не определился генеральный инвестор для горно-рекреационного комплекса «Мамисон» в Северной Осетии, но Олег Карсанов, председатель комитета по туризму и курортному делу республики Северная Осетия-Алания, уверяет, что с момента объявления этого проекта представители регионального и российского бизнеса не перестают консультироваться на предмет участия в нём своим капиталом. Более того, в департаменте только из одной Осетии насчитывается порядка шестидесяти обращений от инвесторов, намеревающихся купить серьёзные лоты; они ждут с нетерпением, когда, наконец, начнётся раздел курорта на лоты и аукционы. «У нас в первую очередь государство взяло на себя обязательство превратить “Мамисон” в курорт федерального значения, включило проект в ФЦП “Юг России”, уже строит здесь мощную инфраструктуру, — объясняет повышенный интерес к проекту г-н Карсанов. — Сейчас идёт акционирование и создаётся управляющая девелоперская компания с контрольным пакетом у государства, которая будет вести строительство от начала до конца. Неужели в России и в республике мало желающих вложиться в столь грандиозный и перспективный проект с таким солидным участием и гарантиями государства? Тем более что по мере создания пула инвесторов государство готово свою долю продавать — оно не намерено сохранять у себя контрольный пакет».

Виртуальные инвестиции

Конечно, легко предположить, что идейные вдохновители и организаторы проектов, когда представляли их на всевозможных инвестиционных форумах и выставках в России и за рубежом, надеялись, что эти проекты заинтересуют иностранцев. Эта надежда сквозит и в каждом слове Эльзара Алпакова, руководителя администрации туристско-рекреационного комплекса «Домбай-Архыз»: «Подобного масштаба проектов с подобными перспективами по окупаемости и прибыльности в мире вообще не так много, дряхлеющий Старый Свет и вовсе почти полностью освоен. Так что Россия в этом отношении остаётся сегодня одной из наиболее привлекательных площадок для профильных международных инвесторов».

Андрей Уманский сомневается, что эти надежды оправданы: «К декларациям о намерениях некоторых иностранных инвесторов я отношусь скептически. Для них Кавказ — чересчур рисковое место. Гипотетически можно, конечно, рассуждать о том, что если бы действительно были конкретные договорённости, то можно ожидать приостановки или даже отказа от действий, но насколько мне известно — и экспертные данные это подтверждают — такой поворот событий не произойдёт ввиду отсутствия договорённостей».

Юрий Старков считает, что пока рано прогнозировать, как повлияют события в Южной Осетии на интерес потенциальных иностранных инвесторов, так как проекты пока находятся в стадии развития инфраструктуры, а до того, как начнут возводиться собственно туристско-рекреационные объекты, многое может измениться и в политических оценках, и в степени напряжённости в регионе.

Ахмед Устаев, заместитель председателя правительства Чеченской Республики, почти уверен, что даже компании, которые уже объявили о своих намерениях и подписали об этом договоры и меморандумы, сядут за серьёзнейшие перерасчёты и вернутся к этому вопросу не ранее, чем через два-три финансовых года. «Иностранный инвестор пуглив как лань, — предупреждает г-н Устаев, — и придаёт едва ли не первостатейное значение именно политическим рискам, особенно в такой уязвимой отрасли, как туризм. Кроме того, учтите, что очень многие иностранные бизнес-структуры проявляют высокую степень лояльности к политическим решениям своих правительств, и если, грубо говоря, их президент или премьер не захотят иметь дел с Россией и открыто осудят позицию России, то не исключено, что уже заключённые реальные договоры будут разорваны».

Существенно прибавил оптимизма после такого высказывания Эльзар Алпаков: «Показательно повела себя американская финансово-инвестиционная компания “Эксим”, один из наших якорных инвесторов, который в конце прошлого года объявил о намерении вложить в развитие туристско-рекреационных зон Карачаево-Черкесии два миллиарда долларов. С весны они уже начали строить в посёлке Домбай отель-кондоминиум категории “пять звёзд” стоимостью 200–240 миллионов долларов. Когда начались трагические события, они не только не приостановили свою деятельность и не заявили об уменьшении планируемых инвестиций, но активно участвуют в оказании гуманитарной помощи Южной Осетии и готовы уже сегодня сесть за стол переговоров, чтобы начать строительство в Теберде ещё одного комплекса на 500 апартаментов».

Олег Карсанов не скрывает, что надежда на иностранные инвестиции всё-таки есть, хотя специально такая задача никогда не ставилась. Однако гораздо больше, чем денег, от иностранцев ожидают вклад совсем иного рода. «Мы ждём с распростёртыми объятиями управляющие компании — австрийские, французские, канадские,— говорит г-н Карсанов, — которые принесут нам свои современные стандарты управления и сервиса на горнолыжных курортах. И мы, и инвесторы готовы привлекать иностранных подрядчиков, имеющих специальный опыт в строительстве таких объектов и курортов. Мы им ещё и платить будем за это, мы под их стандарты изначально стараемся подстроить и весь проект в целом, и отдельные объекты. Это так называемые виртуальные и интеллектуальные инвесторы, которые несут не деньги, а свой опыт и стандарты качества».

Справедливости ради следует отметить, что вклад иностранцев в проекты Северного Кавказа уже весьма существенен. Концепции, мастер-планы проектов разрабатывали французы и австрийцы, канатные дороги в Домбае строили канадцы, консультантами выступали швейцарцы и американцы. Одно перечисление иностранных фирм и компаний, принимавших и принимающих участие в подготовке и осуществлении этих проектов, заняло бы полстраницы. Несомненно, этот вклад кажется нематериальным только на первый взгляд, ведь именно от грамотной проработки, качественного строительства и профессионального управления зависит, оправдают ли курорты финансовые ожидания и республик, и инвесторов.

Нет лиха без добра

Ахмед Устаев не видит ничего катастрофического в том, что в ближайшие несколько лет Северный Кавказ вынужден будет обходиться исключительно своими внутренними и российскими вложениями. Он подчёркивает, что нередко активная экспансия крупных иностранных финансовых структур приводит к удорожанию и самих проектов, и земельных участков. Такая ситуация практически не оставляет возможности неокрепшему региональному бизнесу участвовать в конкурентной борьбе за инвестиционно привлекательные участки и проекты, органически расти и развиваться.

Эльзар Алпаков уверен, что самое главное в сегодняшней ситуации — сохранять внутри самих регионов спокойствие и уверенность в правильности своих планов и с кавказским красноречием приводит образное сравнение: «Это как в самолёте — если возникает опасная аварийная ситуация и один пассажир начинает паниковать, то панике поддаются все. И наоборот, если, несмотря на панику, кто-то ведёт себя спокойно и уверенно, то и остальные начинают успокаиваться. Конечно, в первую очередь уверенно и спокойно должен действовать экипаж. Так и в нашей ситуации: если мы сами будем говорить только об опасностях, то это неизбежно отразится и на уверенности инвесторов. Если будем продолжать созидательную деятельность, то и инвесторы будут совсем иначе оценивать риск для себя».

Неожиданную оценку влияния на инвесторов событий в Южной Осетии высказал Олег Карсанов. И, пожалуй, этой оценке можно верить, так как именно «Мамисон» расположен ближе всех к зоне конфликта. Г-н Карсанов уверен, что агрессивные действия Грузии в отношении Южной Осетии помогли вскрыть тот нарыв, который зрел уже много лет и угрожал миру и стабильности в этом регионе. Он так обосновывает свою позицию: «До последних трагических событий и до момента признания независимости Южной Осетии, на мой взгляд, риски для инвесторов были намного выше. “Мамисон” находится на границе Северной и Южной Осетии, а все политические угрозы сводились для инвесторов в первую очередь к нестабильности отношений с Грузией. Были затяжные, небольшие локальные конфликты и напряжённость, о которых немало говорили и писали. Была полная неясность, как будут развиваться события, где и когда они “выстрелят”. И это настораживало больше всего наших будущих партнёров, аналитиков и консультантов, о чём они прямо говорили и спрашивали при неоднократных посещениях и переговорах. Теперь, я надеюсь, точка поставлена, и уверен, что на срок гораздо больший, чем жизнь любого курорта».

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№19 (25) 15 сентября 2008
Инвестиии в туризм
Содержание:
Впечатляющий результат неоконченной работы

Анализ крупнейших инвестиционных проектов региона показывает, что в ближайшую пятилетку ЮФО имеет все шансы стать округом с самой быстрорастущей экономикой. Правда, золотой дождь инвестиций прежде всего выпадет на и без того благополучных территориях

Реклама