Быть столицей

Алена Седлак
11 мая 2009, 00:00
  Юг

Разработчики стратегии Ростова-на-Дону в рамках общественных слушаний первой редакции документа впервые прямо заявили о том, что город сможет сохранить статус миллионника, только если станет развиваться как столица Южного федерального округа

Развитие Ростова до 2025 года будет определяться стратегией, над которой сегодня работает московская компания «Финансовый и организационный консалтинг» (ФОК), в феврале выигравшая конкурс на разработку документа, объявленный городской администрацией. Окончательный его вариант должен быть готов к октябрю этого года. Пока же на суд ростовской общественности был представлен итог первого этапа работы — общие направления будущей жизни Ростова-на-Дону, основные цели развития и пути их достижения. Первый этап слушаний стратегии прошёл 29 апреля на заседании «Делового клуба юга России», проведённого Южным региональным комитетом Ассоциации европейского бизнеса в РФ и региональным деловым журналом «Эксперт ЮГ» совместно с ростовской мэрией. Пожалуй, сейчас самое ценное в Стратегии социально-экономического развития Ростова-на-Дону до 2025 года — впервые прописанная цель: городу предстоит развиваться в качестве столицы юга России.

Миссия-2025

Любая стратегия — это, прежде всего, постановка некой глобальной цели, сверхзадачи, которая будет решаться в определённый период времени. И, пожалуй, главная заслуга разработчиков стратегии «Ростов-2025» в том, что такая сверхзадача найдена. Главная идея стратегии — столичность Ростова по отношению к ЮФО. Кризис обнажил неадекватность нынешней городской стратегии, действие которой закончится в этом году: в её основу положен девиз «Ростов — социальный город». Социальные ценности — важный элемент стратегии, но это слабый фундамент для сценариев активного развития.

«Миссия города в среднесрочной перспективе — быть столицей юга России с приоритетами развития в сферах транспорта, инноваций и образования, обеспечивающего высокое качество жизни населения, — формулирует сверхзадачу для Ростова-на-Дону начальник отдела спецпроектов ФОК Олег Науменко. — Эти направления кажутся наиболее перспективными, особенно в свете необходимости увязывать концепцию развития города со стратегией развития региона, в которой особое внимание уделено транспортной составляющей, и с видением развития РФ в целом, где акцентируется ключевая роль инноваций».

Для реализации миссии, по словам г-на Науменко, предлагается выстроить чёткую логическую иерархию приоритетов и действий — иначе самые прогрессивные меры могут носить точечный характер и ни на шаг не приблизят город к заветной цели — сейчас подобная картина наблюдается во многих отраслях городской жизни. «В ходе бесед с руководителями профильных комитетов мы увидели, что мероприятия есть, они достаточно хорошо финансируются, но эффект от них — нулевой, — утверждает Олег Науменко. — Дело в том, что эти мероприятия носят характер “латания дыр” и не увязаны в логично структурированную систему, в которой выстроены приоритеты, прописаны целевые индикаторы, конкретные исполнители и, соответственно, горизонты».

 pic_text1 Фото: Андрей Бойко
Фото: Андрей Бойко

В предлагаемой разработчиками системе — четыре стратегические цели, достижение которых сделает Ростов полноправной столицей Юга. Это повышение конкурентоспособности экономики города, его пространственное развитие, повышение качества жизни и развитие человеческого потенциала, и, наконец, развитие городской инфраструктуры. «Каждая из этих целей представляет собой раздел, в рамках которого выделяются цели второго порядка. Далее прописываются непосредственно мероприятия, необходимые для реализации каждой из этих “подцелей”», — поясняет Олег Науменко.

По мнению эксперта ФОК Александра Панина, для превращения в полноценную южную столицу у Ростова-на-Дону уже сегодня есть если не всё, то очень многое. «Ростов — главный полюс роста экономики ЮФО, крупный научно-промышленный центр, самый большой на Юге центр концентрации финансового и человеческого потенциала, — говорит г-н Панин. — На идею столичности работают и его транспортно-географическое положение, и наличие развитых внешнеэкономических связей, и богатая ресурсная база региона, и даже фактор полиэтничности, который в данном случае можно и нужно понимать как сильную сторону. Данные опросов населения в южных регионах подтверждают, что люди уже воспринимают Ростов-на-Дону как столицу ЮФО».

В то же время по ряду объективных показателей Ростов не всегда отвечает столичному статусу. Так, в рейтинге городов-миллионников России, представленном в аналитическом отчёте ФОК, Ростов-на-Дону пока занимает последнее место. С этим, впрочем, решительно не согласны ростовские власти. «Ставить город в позицию аутсайдера всё же не следует. Возможно, дело в показателях, формирующих этот рейтинг, — заметил начальник управления экономики администрации Ростова-на-Дону Александр Толкачёв. — Там учтена среднегодовая температура воздуха, но не учтена, к примеру, бюджетная обеспеченность, а ведь в Ростове доходы городского бюджета превышают расходы — Ростов является донором для всей области».

Ростов и окрестности

Кризис обнажил неадекватность нынешней городской стратегии, действие которой закончится в этом году: в её основу положен девиз «Ростов — социальный город». Теперь этого мало

До сих пор идеология ростовской агломерации сводилась, в основном, к естественному «срастанию» территорий и формированию связей между ними. С 2002 года, когда началась работа по территориальному планированию Ростовской области, слово «агломерация» прочно вошло в употребление у областных чиновников, а на схеме территориального планирования появились шесть внутриобластных районов, в том числе Юго-Западный, он же — Ростовская агломерация. Её территория включает 4 городских округа, части 7 муниципальных районов, 43 сельских и 1 городское поселение.

Два года назад о Ростовской агломерации вспомнили в Минрегионразвития РФ — Ростов с окрестностями оказался одним из восьми «супергородов», которые должны стать основными точками роста для экономики страны. Идея ростовской агломерации сегодня считается неотделимой от судьбы Ростова-на-Дону. «Сейчас эта агломерация самая крупная в ЮФО, и одна из крупнейших в России: в ней проживает порядка трёх миллионов человек, и 35 процентов из них — в Ростове», — рассказывает Александр Панин.

Однако идея агломерации в недостаточной мере прописана в последнем генплане Ростова. Александр Панин признаётся, что увязка генплана и агломерации — это сейчас самый сложный вопрос для разработчиков стратегии. «В генплане много чего недоработано, причём именно в части агломерации, — говорит эксперт. — Мы будем предлагать поправки к генплану. А в стратегии стараемся в разных сценариях прописать возможности для наибольшей интеграции городов, входящих в агломерацию. Агломерация — это будущее Ростова, но для неё потребуются отдельные документы стратегического и территориального планирования». Это нужно будет делать, поскольку необходимо предусмотреть своеобразное «разделение труда» в рамках агломерации, при котором каждая территория специализируется на одном или двух направлениях. Так, например, Азову отводится роль транспортного и туристического центра, Батайску — транспортно-логистического центра, Аксай рассматривается как непосредственный пригород и источник трудовых ресурсов, Таганрог специализируется на инноватике, науке и образовании, а сам Ростов-на-Дону является собственно ядром агломерации. 

 pic_text2 Фото: Андрей Бойко
Фото: Андрей Бойко

По мнению экспертов ФОКа, для полноценного развития агломерации необходимо будет и создание координирующих органов для управления этой большой территорией. Вопрос этот, к слову, весьма дискуссионный — большинство местных чиновников не считают необходимостью создание отдельного «центра управления» агломерацией. «Возможно, слияние городов когда-нибудь и произойдёт — они превратятся в единый крупный мегаполис с единой администрацией. Но это возможно только эволюционным путём», — считает главный архитектор Ростовской области Александр Бояринов. Впрочем, в ЮФО уже существует прецедент подобной управляющей структуры — администрация Кавказских Минеральных Вод в Ессентуках. 

Между тем, одна из слабых сторон Ростова — демографическая. Согласно всем сценариям развития, город рискует к 2025 году потерять статус миллионника. Выходов два: либо продуманная миграционная политика, при которой город был бы в состоянии привлекать население, либо изменение границ города путём административного развития ростовской агломерации. Впрочем, Сергей Смирнов, начальник отдела инвестиционного кредитования банка «Центр-инвест», посчитал демографические прогнозы слишком пессимистичными, сославшись на высокие показатели рождаемости среди сотрудников банка. По его мнению, реализация оптимистического сценария развития серьёзно повлияет на этот показатель. 

Все дороги ведут в Ростов?

В Ростове пересекаются пути наземные, водные и воздушные, к тому же город имеет практически прямой выход к Азовскому морю. Следовательно, он должен стать транспортным узлом межрегионального, а то и международного значения, считают эксперты. Правда, придётся много строить. «Мы говорим не только о модернизации существующей сети, но и о создании новых логистических комплексов — нового аэропорта с высокой пропускной способностью пассажиропотока и грузопотока, универсального порта, мультимодального универсального транспортного узла и так далее», — поясняет Олег Науменко. При этом очевидно, что развитие Ростова как транспортного узла невозможно без модернизации городской инфраструктуры. Здесь, помимо строительства новых транспортных развязок и мостов через Дон, предлагаются строительство платного транспортного туннеля на направлении «Север-Юг», ограничение доступа легковых автомобилей в центр города, платный въезд для транзитного личного легкового автотранспорта из агломерации, а также воплощение давней идеи строительства метро на условиях софинансирования из федерального бюджета.

Инфраструктурные проекты в современных условиях логичнее всего реализовывать в формате частно-государственного партнёрства — убеждены разработчики стратегии. «Ситуация экономического кризиса оставляет всё меньше возможностей получить целевое финансирование, время заставляет изыскивать новые инструменты и новые подходы в реализации крупных инвестпроектов», — говорит Олег Науменко. Сделать инструмент ГЧП реально работающим предлагается за счёт бюджетной поддержки проектов со сроком окупаемости более 10 лет, законодательного стимулирования инвестиций в транспортную систему и ЖКХ, а также «общественной нагрузки» крупных пользователей инфраструктуры — например, рынков и супермаркетов — путём привлечения их к реализации инфраструктурных проектов. 

К амбициозным планам, однако, следует подходить с осторожностью — ведь, будучи оформлены в документ, они становятся как бы обязательством города на обозначенный срок, напоминает заместитель руководителя Совета промышленников и предпринимателей ЮФО Александр Потеряхин. «Все планы, которые сегодня вошли в противоречие с финансовыми, ресурсными, идеологическими и другими ограничениями, надо рассматривать заново — это и проблема аэропорта, и проблема мостов, и метрополитен, — считает г-н Потеряхин. — Этого всего будут ждать от нас, согласно нашей же стратегии развития, к 2025 году. И нам до этого срока на все вопросы так или иначе придётся отвечать». По мнению Александра Потеряхина, наиболее сложно будет при разработке стратегии согласовать позиции города, области и федерального центра в отношении транспортной системы Ростова. Это будет легче сделать, выработав особую миссию города.

Оправдание оптимизма

В Стратегии социально-экономического развития Ростова-на-Дону прописаны три сценария развития. Позитивный, при котором Ростов становится супергородом на юге страны; инерционный, когда всё остаётся на своих местах без видимого развития; негативный, когда город постепенно теряет свои конкурентные преимущества из-за пассивности местных органов власти в условиях экономического кризиса и прочих внешних угроз. Вероятность реализации последнего сценария оценена экспертами всего в 10%. «По инерции» город может жить с 40%-ной вероятностью. А вероятность оптимистического пути разработчики оценили в 50%. У участников дискуссии этот оптимизм вызвал наибольшее количество вопросов. Например, очевидно, что риск потерять статус миллионника должен оцениваться выше.

 pic_text3 Фото: Андрей Бойко
Фото: Андрей Бойко

«Социально-экономическое развитие Ростовской области позволяет быть уверенным в позитивном развитии. Но в положительном сценарии хотелось бы увидеть стратегические альтернативы, — считает ректор РГАУ “РИНХ” Николай Кузнецов. — Надо определить цель, которой мы должны достичь к 2025 году, прописать несколько путей её достижения и среди них выбрать наиболее эффективный». Кстати, нечто подобное сделано в Стратегии развития ЮФО, где представлены сразу три положительных сценария развития территории. Впрочем, стратегия так и не была принята, а тут ещё и экономический кризис внёс свои коррективы. Со стратегией Ростова такого не случится — уверены её разработчики. «Сейчас мы находимся в лучшем положении, чем те, кто начал разработку подобных документов два-три года назад, потому что можем учитывать последствия сложившейся ситуации», — говорит по этому поводу Олег Науменко.

Бизнесмены, принимавшие участие в обсуждении стратегии, предлагали уделить особое внимание развитию тех рынков, которые они представляли. Так, по мнению гендиректора компании «ЦТС-ЮГ» Михаила Монастырского, столичность Ростова непредставима без высокого уровня развития телекоммуникаций — следовательно, город мог бы упростить процедуру регистрации сооружений связи и предусмотреть дополнительные меры содействия серьёзным операторам.

Ни одна стратегия не реализуется без подготовленных кадров, напомнила ростовский директор группы «АНКОР» Елена Гринёва. По её словам, уже сегодня необходимо рассмотреть возможность привлечения к реализации Стратегии готовых профессионалов-управленцев из ростовской бизнес-среды. В качестве кандидатур г-жа Гринёва предложила менеджеров, отобранных в рамках реализуемого «Единой Россией» проекта «Кадровый резерв: профессиональная команда страны».

Впрочем, Стратегия развития Ростова до 2025 года — это пока рамочный документ, в котором обозначены векторы и намечены точки роста. Конкретика по­явится чуть позже, когда на месте нынешних прочерков в паспортах муниципальных целевых программ, предусмотренных для реализации стратегии, появятся цифры. Вторую сессию общественных слушаний планируется провести в июле — к этому времени конкретики уже будет побольше.