Бренд по наследству

Николай Проценко
26 апреля 2010, 00:00
  Юг

Этнографический туризм имеет хорошие перспективы стать одной из визитных карточек Кабардино-Балкарии. В силу географического положения и исторической миссии республика способна стать главным этнокультурным центром всего Северного Кавказа и уже сегодня использует эти возможности

Двум коренным народам республики, расположенной в самом центре Северного Кавказа, в истории этого региона принадлежит особенное место, которое и определяет привлекательность Кабардино-Балкарии для развития этнографического туризма. «Этническая культура Кабарды носит чёткий отпечаток аристократического прошлого, — говорится в одном из современных исследований Кавказа. — Почти четыре столетия кабардинцы являлись элитным черкесским племенем, обеспечивавшим защиту прочим горским народам. Не столь уж многие из современных нам кабардинцев являются потомками княжеских родов, однако после уничтожения большевиками исторического дворянства и кардинального преобразования общества в советский период, элементы старого аристократического этикета были восприняты и продолжены бывшим простонародьем». Именно кабардинцы были первым кавказским народом, вступившим в контакт с Российским государством: в 1564 году кабардинская княжна Идархэ Гуашэней (в крещении Мария Темрюковна) стала второй женой Ивана Грозного. Этому событию посвящены памятник царице Марии на одной из центральных площадей Нальчика и парадная картина при входе в республиканскую администрацию.

Толерантность является одной из важнейших особенностей культуры и национального характера кабардинцев. Вот характерный кабардинский анекдот советских времён. Когда молодых кабардинцев отправляли по делам в соседнюю Северную Осетию, старшие давали им напутствие: соглашайтесь со всем, что вам будут там говорить. Будут говорить, что осетинские кони лучше кабардинских — соглашайтесь, что осетинские девушки красивее кабардинок — соглашайтесь. Не соглашайтесь только если скажут, что Казбек выше Эльбруса.

Что касается балкарцев — этноса тюркской языковой семьи, то это один из самых высокогорных народов в мире; на племенных балкарских землях находится Эльбрус — главная вершина Кавказа и Европы, символ Кабардино-Балкарии. Согласно некоторым гипотезам, горы современной Балкарии — один из древнейших очагов евразийской цивилизации, о чём свидетельствуют многочисленные каменные дольмены, которые исследователи сравнивают с английским Стоунхенджем. До сегодняшнего дня в высокогорье остались традиционные балкарские аулы, которые представляют бесспорный интерес для туристов, ищущих экзотических впечатлений. В одном из таких селений сохранился дом, где в 1917 году родился крупнейший балкарский поэт Кайсын Кулиев, — сегодня это одна из республиканских достопримечательностей.

Идейные вдохновители

В советское время понятия «этнотуризм» не существовало, но проблем с нехваткой туристов республика не испытывала. «Кабардино-Балкария была известна десятками туристических маршрутов всесоюзного значения, и раньше по дороге в Приэльбрусье нелегко было найти места для стоянки, — вспоминает профессор Кабардино-Балкарского университета Нина Шогенцукова. — Особенно запомнилось нашествие японцев в 80-х годах, они ехали вплоть до самого конца Союза, причём не только на Эльбрус. Когда Нальчик перестал быть закрытым городом, сюда сразу стало приезжать много иностранных групп». Сегодня этнографическая составляющая отдыха становится одним из значимых факторов возвращения сюда утраченных в начале 90-х туристов, а в перспективе должна стать самостоятельным видом туризма с собственной аудиторией.

 pic_text1

По мнению заместителя министра спорта и туризма КБР Юсупа Улакова, развивать этнографический туризм как отдельное направление, которое могло бы генерировать самостоятельный турпоток, пока неэффективно. Первоначальная задача состоит в том, чтобы создавать объекты показа, которые могли бы стать дополнением к основным видам отдыха в Кабардино-Балкарии: горным лыжам, альпинизму и лечению в санаториях. «Турист из Москвы или другого крупного города, который при­ехал к нам кататься или лечиться, может посвятить один день достопримечательностям республики, чтобы у него было представление о людях, которые здесь живут», — так формулирует г-н Улаков нынешнюю концепцию развития этнотуризма. Кроме того, существенная ставка делается на отдыхающих в здравницах Кавминвод, которые ездят на экскурсии в соседние Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию на выходных. В 2009 году, по данным министерства спорта и туризма КБР, республику посетило 173 тысячи туристов, из них более 50 тысяч человек — однодневные гости, приезжавшие на экскурсии с Кавминвод; ещё примерно в треть от общего числа зафиксированных визитов оценивается количество неучтённых посетителей.

На данный момент в республике готова всего одна этнографическая площадка, созданная в Приэльбрусье владельцем одной из местных гостиниц, которая сможет принять туристов уже в этом году. Она представляет собой строение в традиционном стиле, где туристы смогут ознакомиться с национальной кухней народов Кабардино-Балкарии и увидеть костюмированное шоу. Между тем, в республике разрабатываются и более масштабные проекты, направленные на развитие этнотуризма. Один из них — проект этнографического парка «Земля нартов» (нарты — легендарные кавказские богатыри, герои так называемого Нартского эпоса народов Центрального Кавказа) — был одобрен республиканским министерством туризма, внесён правительством КБР в реестр объектов, намеченных для перспективного строительства, и даже продемонстрирован на стенде Кабардино-Балкарии на одной из выставок MIPIM в Каннах, но так и остаётся на бумаге.

«Впервые идея возникла шесть лет назад, когда администрация Урванского района предложила мне создать проект этнического парка недалеко от Нальчика, — рассказывает автор проекта Альберт Ноткин, руководитель научного центра “Гамма” при нальчикском Доме архитектора. — Урвань — это знаковое место: здесь родился кабардинский просветитель Бекмурза Пачев, вокруг есть несколько населённых пунктов, названия которых связаны с нартами, в том числе административный центр района Нарткала. Начав работу над проектом, я пришёл к выводу, что в перспективе здесь может быть создан культурный центр адыгских народов или вообще всех народов Кавказа, включающий несколько функциональных зон». 

С точки зрения продвижения Кабар­дино-Балкарии как центра этнотуризма на Северном Кавказе наличие такого объекта было бы беспроигрышным козырем. Если нечто подобное будет построено в регионе Кавминвод, где новые проекты в сфере туризма анонсируются сегодня регулярно, то республика может потерять доходы как от внешних туристов, так и от собственных жителей, которые будут ездить за впечатлениями в соседний регион. Поэтому в свете активизации инвесторов на Кавминводах правительству республики стоит вновь поставить вопрос о возможности реализации проекта Ноткина.

Не менее необходима помощь республиканских властей и тем предпринимателям, которые делают вклад в создание привлекательного образа Кабардино-Балкарии. Нальчикское издательство Марии и Виктора Котляровых существует с 1992 года и за это время выпустило более двух тысяч книг — внушительное количество даже по столичным меркам (особенно если учесть, что в штате издательства всего шесть человек). Последние пять лет Котляровы в основном занимаются изданием книг о Кабардино-Балкарии — путеводителей, фотоальбомов, сувенирных изданий и научных исследований. Однако у этих книг, дающих исчерпывающую информацию о республике, нет сети распространения. Все силы издателей уходят на подготовку книг к печати, а крупные заказы, в том числе со стороны администрации, поступают редко, поэтому за пределы республики книги почти не попадают, не увидеть их и в точках продажи сувениров. Лишь в последнее время Котляровы стали получать определённую поддержку властей: администрация президента КБР закупила серию фотоальбомов, а президент Абхазии Сергей Багапш оказал финансовую помощь в издании книги о своей республике, которая продолжит серию, начатую двухтомниками «Балкария» и «Кабарда» с уникальными архивными материалами.

 pic_text2

«Наша цель — воссоздание единого культурного пространства Кавказа, которое существовало в советское время, — говорит Виктор Котляров. — После распада Советского Союза никакой межнациональной работы на Кавказе не велось, утрачен интерес к культурным ценностям проживающих здесь народов, в результате мы получили колоссальную безграмотность. Президент республики это понимает, но для него, к сожалению, это не единственная проблема».

Всемирный черкесский интернационал

Одним из главных факторов успешного развития этнотуризма может стать то, что кабардинцы сегодня являются крупнейшим этносом адыго-абхазской семьи языков, некогда преобладавшей в центральной и западной части Северного Кавказа. К этой семье также относятся черкесы, адыгейцы, абхазы и ещё ряд малых народностей; значительная часть адыгских племён эмигрировала после Кавказской войны середины XIX века, их потомки сейчас проживают в 50 странах мира (прежде всего в Турции) и проявляют большой интерес к исторической родине. Среди них есть и весьма влиятельные фигуры, например, мэр Лондона Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи. Пару лет назад Джонсон поведал публике, что его турецкий прапрадедушка женился на выкупленной из рабства черкешенке, и эта история активно обсуждалась в английской прессе.

Возможность приглашения в республику персон такого ранга — это ещё и эффективный инструмент преодоления западных стереотипов, связанных с ролью России в истории Кавказа, и эту возможность, конечно же, следует регулярно использовать. Кроме того, поиск и приглашение посетить республику людей, связанных с черкесской диаспорой, должен быть отдельным направлением не только развития этнотуризма в Кабардино-Балкарии, но и политики привлечения инвестиций. Первые подобные инвестпроекты уже запущены. В прошлом году в Нальчике была открыта фабрика «Борен Текстиль» в Нальчике, владелец которой является представителем кабардинской диаспоры в Турции и в общении со своими соотечественниками не испытывает языкового и культурного барьера. Другой совместный проект — фармацевтическое производство «Фарма Интернейшнл», созданное представителем кабардинской диаспоры в Иордании.

Регулярное проведение различных тематических мероприятий — это ещё один эффективный путь развития этнического туризма, который также используется в Кабардино-Балкарии. За последний год здесь состоялись такие события, как первый международный фестиваль этнического искусства «Алтын Майдан», приуроченный ко дню возрождения балкарского народа, II международный фестиваль молодёжного творчества народов СНГ, II международный фольклорный фестиваль «Танцы над Эльбрусом»;  в мае в столице республики пройдёт всероссийский фестиваль «Студенческая весна».

В 2012 году в Нальчике планируется проведение, возможно, крупнейшего в истории форума черкесских народов — Всемирных черкесских игр, или Черкесиады. В рамках двенадцатидневных игр предполагается проведение соревнований по двенадцати видам спорта (по числу звёзд на адыгском флаге), а также ряд научных конференций. Идея Черкесиады выдвинута представителями общественных организаций Кабардино-Балкарии и претендует на включение в состав расширенной программы Олимпийских игр в Сочи — последней черкесской столицы. Желание провести вторую Черкесиаду в 2016 году уже выразила Иордания. 

«В связи с Олимпиадой в Сочи адыго-черкесская тематика получает особую актуальность, поскольку игры будут проходить на исконно адыгских землях, — говорит Нина Шогенцукова. — Думаю, что российское правительство должно учесть опыт Ванкувера, где организаторы в знак памяти об индейских племенах использовали в оформлении олимпийских объектов этническую тематику. Гости Олимпиады обязательно будут спрашивать, что значит Красная Поляна. Не стоит ли заранее честно объяснить, что Красная она не потому, что красивая, а потому, что это место было залито кровью коренных жителей?» 

Традиция и модернизация

«Мы можем удивить гостей одним — самобытностью, а не красотами и сервисом, — убеждён архитектор Ноткин. — В Кабардино-Балкарии ещё живы те традиции, которые в России безвозвратно исчезают». Однако этнотуризм не сводится к старинным традициям, многие из которых существуют лишь в реконструкции. Тем интереснее для туристов оказывается современная история небольших народов, поставленных перед фактом глобализации. Задача сохранения самобытности небольших этносов в глобальном мире сформулирована в известном понятии «глокализация», образованном от слов «глобальный» и «локальный», и столица Кабардино-Балкарии Нальчик, — запоминающаяся иллюстрация этого термина.

Во время войны Нальчик был практически полностью разрушен, хотя оккупация длилась всего два месяца (28 октября 1942 — 3 января 1943 года). Поэтому после освобождения от немцев был построен фактически новый город, причём в соответствии с самыми передовыми веяниями архитектуры и урбанистики своего времени, в первую очередь идеями знаменитого француза Ле Корбюзье. Представление Ле Корбюзье о том, как должен выглядеть город, воплощено, например, в композиции московского проспекта Новый Арбат — важнейшей транспортной перспективе столицы. Аналогичную функцию несущей оси города в Нальчике выполняет центральный проспект Ленина, который из любой точки хорошо просматривается по всей длине, а сохранившиеся элементы исторической застройки, как и в Москве, скрываются за фасадами новых зданий. При этом центр Нальчика миновала точечная застройка, что сегодня на фоне столиц соседних регионов скорее приятное исключение из правил.

В переводе с кабардинского слово «нальцык» означает «подковка»: с трёх сторон город окружён горами, и эта особенность рельефа определила его пространственную схему. Главная улица Нальчика начинается от железнодорожного вокзала — памятника сталинской архитектуры — и уходит в сторону гор, которые на горизонте создают впечатление театральной декорации; высотность зданий постепенно повышается в направлении к горам, а за зданием республиканской администрации (ещё один примечательный объект в «сталинском» стиле) город постепенно переходит в курортную зону и далее в лесопарк. С поправкой на масштаб с точки зрения новаторства градостроительных решений при использовании окружающего пространства Нальчик можно смело ставить в один ряд с городом Бразилиа, созданным архитектором Оскаром Нимейером, — одним из примечательных символов всемирной модернизации второй половины прошлого века. Иными словами, Нальчик — это город, созданный по глобальным меркам, но сохраняющий при этом мощный этнический колорит. Эту идею также вполне можно использовать в формировании туристической привлекательности республики — архитектура и градостроительство в последнее время вызывают не меньший интерес «познавательных» туристов, чем традиционное посещение музеев.

Курортный парк — пожалуй, главная туристическая достопримечательность Нальчика — тоже является полноценным объектом этнического туризма, хотя сейчас и не используется в этом качестве. Фактически парк представляет собой живой музей садово-парковой культуры кабардинцев, и в таком качестве он замышлялся с самого своего основания в 1847 году силами местного князя и полковника царской армии Атажуко Атажукина. Парк, занимающий площадь 200 гектаров и вытянутый на 9 км, находится на территории старинных кабардинских поселений, в том числе крепости верховного князя Кабарды Асланбека Кайтукина, который считается основателем Нальчика (1724 год), и резиденций его подданных. «Вследствие такой концентрации населения данное место стало политическим и административным центром Кабарды, — пишет известный кабардинский учёный Баразби Бгажноков. — На берегах реки Нальчик проходили многие княжеские, княжеско-дворянские собрания — хаса. Вследствие этого был сформирован соответствующий данному назначению ландшафт с обилием культовых деревьев, — прежде всего, дуба, боярышника, грушевых и других плодовых деревьев, в окружении которых, согласно традиции, должны были проходить собрания и съезды народа». Все эти деревья в кабардинской культуре наделены особым смыслом: дуб является священным деревом адыгского бога грома Щыблэ, боярышник символизирует жизненную силу и мудрость, серебристый тополь — традиционный покровитель земли кабардинцев и т. д. За последние годы в благоустройство парка вложены значительные средства для сохранения его привлекательности и самобытности.