Москвичи несут потери на Волге

Политика
Москва, 04.04.2011
«Эксперт Юг» №13-14 (151)
Снятие мэра Волгограда Романа Гребенникова стало сигналом к консолидации для местной политической элиты, оттеснённой от ключевых постов в обладминистрации столичными назначенцами из команды губернатора. Конфликт в регионе пока развивается без вмешательства Кремля — возможно, в Волгограде тестируются новые модели взаимоотношения местных политиков и делегированных в регион столичных чиновников

29 марта Центральный суд Волгограда отказал отправленному в отставку мэру Роману Гребенникову в удовлетворении иска о неправомерности его отрешения от должности постановлением губернатора Анатолия Бровко. Однако на фоне событий, развернувшихся в Волгограде несколькими днями ранее, это лишь один из эпизодов масштабного конфликта между губернаторской командой и её оппонентами — в числе последних прежде всего депутаты областной думы, давно вынашивающие идею ограничения полномочий главы области. Новая стадия противостояния началась 22 марта, когда о своем решении выйти из фракции «Единой России» заявила Наталья Латышевская — один из самых авторитетных политиков области, глава комитета по здравоохранению, физической культуре и молодёжной политике регионального парламента. Несколько дней спустя её примеру последовали депутаты Андрей Попков и Дмитрий Лунёв, ранее исключённый из ЕР. Все трое сопроводили свое решение резкими заявлениями о деятельности партии в регионе. Демаршу теперь уже бывших единороссов предшествовала отставка вице-губернатора по внутренней и информационной политике Фёдора Щербакова, который для местных политиков был олицетворением столичных нравов.

Творец сомнительной «Победы»

Отставка Щербакова бросила тень на главный проект, затеянный в регионе Анатолием Бровко вскоре после того, как в январе прошлого года он возглавил Волгоградскую область. Речь идёт о создании в городе-герое патриотического центра «Победа» с целью формирования «новой концепции российского патриотизма как технологии капитализации национальных ценностей». За этой формулировкой, явно рождённой трудами столичных пиарщиков, скрывается вполне здравая идея появления в Волгограде современных мемориальных объектов (а также сопутствующей гостиничной и развлекательной инфраструктуры), которые возродили бы былой интерес к городу туристов. Курировать проект и было поручено Фёдору Щербакову, который в свои неполные 32 года успел поработать пресс-секретарем Дмитрия Козака в бытность того полпредом ЮФО, в Минрегионе и Олимпстрое. Правда, авторитета у местных политиков г-н Щербаков не снискал. «Крайне высокомерный, заносчивый, склонный к авантюрным действиям в бизнес-проектах человек. Профессиональный уровень недостаточно высокий, отсутствуют способность и навыки в проведении информационной политики, малокреативен», — говорится о нём в досье экспертно-аналитической сети Polit:Rus.

Непосредственным поводом для отставки Щербакова стали опубликованные в начале марта результаты проверки проекта патриотического центра областной Контрольно-счётной палатой. Выяснилось, в частности, что реализация проекта была возложена на областной комитет по делам молодёжи, не имеющий права заниматься инвестиционной деятельностью. По результатам проведённого конкурса контракт на сумму 8 млн рублей получил его единственный участник — некоммерческая консалтинговая организация «Институт региональной политики» (IRP), которая занимается также продвижением ещё одного нового крупного проекта на юге России — горнолыжного кластера Северного Кавказа. Директор IRP Булат Столяров, как и Фёдор Щербаков, является выпускником журфака МГУ и считается хорошим знакомым теперь уже бывшего вице-губернатора. А приятельницу г-на Щербакова — соучредительницу московской фирмы «Ивент Тим» Татьяну Дворникову — подозревают в махинациях со средствами облбюджета при организации празднования в Волгограде прошлогоднего Дня Победы. После того, как г-жа Дворникова оказалась в волгоградском СИЗО, Щербаков тут же написал заявление об уходе «по собственному желанию».

На момент сдачи номера пост, покинутый самым молодым волгоградским вице-губернатором, оставался вакантным. По информации волгоградского политолога Александра Стризое, главным кандидатом на пост «идеологического» зама является Олег Матвейчев — одиозный политтехнолог, известный своим высказыванием о том, что определённых представителей оппозиции нужно наматывать на танковые гусеницы. При таком подходе надежды на компромисс с местными элитами невелики, да и выдающимся управленцем г-на Матвейчева считать не приходится. Работая в администрации президента, Матвейчев курировал Калининградскую область и фактически провалил эту работу — тогдашний калининградский губернатор-«варяг» Георгий Боос тоже не смог выстроить отношения с местными элитами, и после ряда протестных акций граждан ему пришлось уйти. Матвейчев, которого уволили из администрации президента после десятитысячного митинга в Калининграде, стал вице-губернатором Вологодской области, но и там у него, видимо, не сложилось. В любом случае, кто бы ни занял вакантное место в Волгограде, это будет назначение с прицелом на грядущие думские выборы.

«Варяжский» десант

Отсутствие продуктивного диалога с местными политиками — это действительно самая уязвимая сторона позиции губернатора Бровко, который за первые месяцы пребывания у власти убрал с ключевых должностей в обладминистрации почти всех ставленников своего предшественника Николая Максюты и заменил их в основном выходцами из федеральных структур. К «варягам» можно причислить шестерых из девяти вице-губернаторов команды Бровко. Первый замгубернатора Геннадий Чуриков ранее работал в структурах РЖД и ТПП, а в начале 90-х был коллегой Анатолия Бровко в нескольких московских коммерческих фирмах. Вице-губернатор по промышленности и торговле Александр Быкасов много лет занимал посты в различных федеральных ведомствах, вице-губернатор по транспорту Юрий Коваль и ушедший в отставку Фёдор Щербаков работали в полпредстве ЮФО и Минрегионе. Из Минрегиона же в Волгоград прибыла нынешняя управделами обладминистрации Оксана Демченко, а заместитель по образованию, науке, спорту и молодёжной политике Виктор Максин долгое время был вице-губернатором Костромской области. Наконец, сам губернатор Бровко также является фигурой скорее федерального, чем регионального масштаба — он закончил Государственную академию управления в Москве, работал в столичных бизнес-структурах, а в 1999 году был направлен в Волгоградскую область руководить Волжским трубным заводом, входящим в Трубную металлургическую компанию. И вскоре оказался в структурах региональной власти. Похожая карьера и у спикера облдумы и лидера волгоградских единороссов Владимира Ефимова, который родился и учился в Москве, однако в 2002 году возглавил Волгоградский алюминиевый завод (структура «Русала»), а год спустя начал политическую карьеру как депутат облдумы. Неудивительно, что именно Ефимов является сегодня главным союзником губернатора в коридорах законодательной власти.

Такой столичный десант в Волгоградскую область, ранее закрытую для «варягов», вызвал естественное недовольство местных групп влияния. Регионалам в структуре администрации губернатора Бровко после снятия ставленников Максюты досталось всего три места — замов по строительству и ЖКХ (Николай Дубенко, занимавший аналогичную должность в мэрии Волгограда), сельскому хозяйству (Александр Тарасов, бывший глава Урюпинского района области) и здравоохранению (Нина Черняева, руководила областной клинической больницей). Именно поэтому оппозиция местной элиты сконцентрировалась в областной думе.

Суть поправок в устав области, предложенных депутатом Роландом Хериановым, состоит в разделении функций администрации губернатора и вновь образованного правительства, решающего хозяйственные задачи. Сегодня такое разделение, поясняет г-н Херианов, реализовано почти в 70 субъектах РФ, где высшим исполнительным органом государственной власти являются региональные правительства — таким образом, Волгоградская область оказывается в числе отстающих. Однако подобная мотивировка — лишь формальный повод. Важнейшей деталью предлагаемых Роландом Хериановым изменений в устав области является согласование кандидатов на должности региональных министров с законодателями. Тем самым облдума могла бы поставить под свой контроль функции, сегодня осуществляемые вице-губернаторами. По словам депутата, на хозяйственные должности надо назначить авторитетных местных руководителей, которых в области хорошо знают и которым доверяют. Коллеги г-на Херианова высказались ещё более резко. В частности, председатель комитета облдумы по социальной политике и заместитель руководителя фракции ЕР Ирина Гусева заявила, что «губернатор сформировал свою команду из приезжих людей, не знающих и не понимающих наш регион. Но мы — не пыль на их ботинках, мы готовы помочь и разделить эту ответственность с губернатором».

Молчание Кремля

Однако, убеждён Александр Стризое, в данном случае «вряд ли можно говорить о каком-то контрнаступлении: оно предполагает наличие единой или согласованной позиции и организацию наступающих сил. Этого пока нет. Есть группа депутатов, инициировавшая процесс обсуждения проекта создания областного правительства. Подобные инициативы были и раньше; результат их оказался более чем скромным». Мнение политолога подтверждает история с выходом из фракции «Единой России» депутата Андрея Попкова. «Я выхожу из фракции по идейным соображениям. Это связано с грядущими выборами в Госдуму, — заявил г-н Попков 25 марта. — Нам опять пришлют московских “варягов” и велят нам им помогать в предвыборной кампании. Фракция в областной думе мне, опытному депутату, не даёт возможности реализоваться. Я используюсь фракцией исключительно в качестве “кнопки” для голосования, а сама фракция используется Москвой как механизм для проведения каких-то своих решений. Считать нас роботами и местными аборигенами считаю неприемлемым». Правда, уже четыре дня спустя состоялось возвращение Попкова в ряды единороссов — по некоторым сведениям, в обмен на предложение войти в список ЕР на выборах в Госдуму. Если это действительно так, то региональная власть продемонстрировала требующуюся в сложившейся ситуации гибкость и готовность к кадровым компромиссам.

Показательно, что конфликт в Волгограде развивается при отсутствии какой-либо публичной реакции Кремля. Интерпретировать это можно как угодно, однако стоит взять на заметку недавнее высказывание столичного политолога Александра Кынева по поводу происходящего в Волгограде: «После введения системы назначений глав регионов федеральный центр превратился в заложников губернаторов». В качестве исторической аналогии можно привести слова одного французского политика о специфике режима, сложившегося до революции 1789 года: «Знайте, что французское королевство управляется тридцатью интендантами. У нас нет ни парламента, ни штатов, ни губернаторов; счастье или несчастье провинций, их процветание или нищета зависят от тридцати сборщиков податей, направляемых в провинции». Как и в России, подобная система сложилась в результате борьбы королевской администрации с региональным сепаратизмом — знаменитая книга Алексиса де Токвиля об истории Великой французской революции содержит множество рассказов о наступлении центра на права регионов. Чем это кончилось — хорошо известно. Если вернуться в сегодняшний день, то Кремль, похоже, осознал, что слишком жёсткая вертикаль власти несёт в себе системные риски, и нащупывает новые схемы взаимодействия местных элит и подчинённых центру губернаторов. Возможно, происходящее в Волгограде и рассматривается Москвой как поиск такой модели, рождающейся в публичном поле, — а именно публичность и является важнейшей чертой пока не завершённой «второй Сталинградской битвы». 

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №13-14 (151) 4 апреля 2011
    Социальные инвестиции
    Содержание:
    Это уже происходит с нами

    По нашим оценкам, большая часть участников рейтинга крупнейших компаний Юга уже сегодня занимается социальными инвестициями. Исторически так сложилось, что в России стандарты этой деятельности задаёт именно бизнес, обладающий наибольшими финансовыми и управленческими ресурсами. Впрочем, дискуссия о стандартах работы в этой сфере, похоже, только начинается

    Реклама