Чего боится страховщик

В первом полугодии страховые компании на юге России собрали порядка 20 млрд рублей. Это на 25% больше, чем за тот же период прошлого года, однако страховщики не спешат радоваться — рост всего лишь компенсационный, основным локомотивом по-прежнему являются обязательные виды страхования. Ключевыми проблемами рынка остаются низкая капитализация и недобросовестная конкуренция

Количество страховых компаний, работающих на южнороссийском рынке, продолжает уменьшаться. Однако если в предыдущие годы с рынка уходило по 30–40 страховщиков в год, то за последний период потери составили всего 18 компаний. «Снижение количества страховых компаний — уж точно не беда, концентрация рынка — это нормальное явление, — говорит первый заместитель генерального директора компании “Росгосстрах” Дмитрий Макаров. — Из 616 страховых компаний на первые 50 приходится почти 80 процентов рынка, а реально занимаются страховой деятельностью не более 200 страховщиков. Большинство лишь “притворяются” страховыми компаниями, а на деле являются посредническими структурами».

Рост уровня концентрации рынка продолжается. На долю топ-10 страховых компаний по сборам в 1 полугодии 2011 года приходилось 57% собираемых премий (в 1 полугодии 2010 года было 55%, а в 1 полугодии 2009 года — 52%).

«Новички», впервые пришедшие на Юг из других регионов, никаких сюрпризов не преподнесли — их всего-то двое было и даже в топ-40 они не попали. Компания «Исла», существующая на рынке с 2004 года, на юг России пришла впервые и сразу заняла 43-е место. На 77-м оказалась молодая компания СК «ПБ» — лицензия от 2009 года, занимается, как и многие, страхованием всего подряд.

Из старожилов рейтинга наиболее растущей оказалась «Транснефть», которая очень сильно просела во время кризиса и теперь активно навёрстывает упущенное. На втором месте по темпу прироста — «Росагрострах», который с 19-го места перепрыгнул на 3-е, что неудивительно, учитывая специфику региона и предыдущие засушливые годы.

«Согласие», консолидировав свои активы, переместилось с 16-й на 8-ю позицию. Группа МСК продолжает начатое в прошлом году объединение и с 26-го места перешла на 10-е. Серьёзный рывок продемонстрировали Межбанковская региональная СК, «Ариадна» и «ВТБ страхование» — год назад они не вошли и в сотню лучших, а теперь замыкают первую полусотню.

В целом рынок существенных изменений не претерпел (см. таблицу). Первое и второе место по-прежнему занимают «Росгосстрах», на долю которого приходится более 10% рынка, и «Согаз», контролирующий 6%. Лидеры устойчиво окопались на своих позициях, оставив ближайших конкурентов далеко позади. Тем же «Росагростраху» и ВСК, чтобы подвинуть «Согаз», нужно увеличить свои сборы вдвое, а для выхода на уровень «Росгосстраха» — втрое. Сильнейшие становятся всё сильнее, вытесняя из сегмента небольшие компании или поглощая их. «Консолидация — это нормальное направление развития страхового рынка, — комментирует вице-президент “АльфаСтрахования”, директор Южного регионального центра компании Евгений Череменин. — Укрупняясь, компании увеличивают свою капитализацию, расширяют спектр услуг и, как следствие, становятся более надёжными. Тем более что на сегодняшний день их слишком много для ёмкости отечественного рынка».

Страховка поневоле

В совокупном портфеле страховщиков по-прежнему доминируют ОМС и ОСАГО (см. график). Среди добровольных видов лидирует страхование имущества и жизни, но назвать его полностью добровольным нельзя, поскольку двигателем данного сегмента выступают банки, требующие от заёмщиков покупать соответствующие полисы. Во время кризиса такой перекос в пользу «вменёнки» привёл к резкому ухудшению ситуации на страховом рынке, но кризис уже прошёл, а добровольности не прибавилось. По словам вице-президента дивизиона «Юг» группы «Ренессанс Страхование» Константина Городецкого, мощный импульс в развитии добровольного страхования даёт развитие обязательных видов (как это было с ОСАГО и каско). Например, президент Дмитрий Медведев декларировал намерение развивать сегмент страхования недвижимости. Обсуждаются варианты налоговых льгот и возможности софинансирования страховых взносов государством. Также на обсуждении находится возможность введения обязательного страхования ответственности собственников недвижимости.

«Доля Южного и Северо-Кавказского округов по собранным премиям в 2009–2010 году составляла 5,7 процента от общефедеральных поступлений, а в первом квартале 2011 года — 5,6 процента, — говорит директор краснодарского филиала ОСАО “Россия” Галина Щукина. — Такой низкий уровень сборов обусловлен малым присутствием в основных крупных сегментах добровольного рынка страхования: ДМС, каско, страхования имущества юридических и физических лиц. При этом в сегменте обязательного страхования — ОСАГО — доля этих федеральных округов по итогам первого квартала 2011 года достигает 12,5 процента. Такое положение вызвано, в частности, отсутствием в этих округах промышленных агломераций, где сложилась некоторая страховая культура как важный элемент стандартов солидного бизнеса, и скромным платёжеспособным спросом населения. Именно в крупных промышленных центрах формируются основные сборы по ДМС, имуществу и ответственности. Северо-Кавказский округ относится к слаборазвитым регионам с высоким уровнем безработицы и низкими доходами населения. ЮФО экономически достаточно развит и стабилен. Однако здесь есть характерные особенности, связанные с аграрным сектором, где уровень охвата страховыми услугами остаётся крайне низким. Агрострахование у сельхозпроизводителей, как правило, ассоциируется с необходимостью страхования залога и получения кредита».

Надежда на опасных

Но, пожалуй, главная новость следующего года — это вступление с 1 января в силу закона № 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте». Это в некотором смысле радикальный шаг, на который правительство было вынуждено пойти после ряда крупных техногенных катастроф. Особенность закона в том, что к пострадавшим от аварии теперь относятся и работники производства, на котором она произошла, и физические и юридические лица, чьё имущество и/или они сами пострадали в результате чрезвычайной ситуации. Предшествующим законодательным актом (№ 116-ФЗ) компенсация работникам производства и юридическим лицам не предусматривалась. К опасным объектам будут причисляться не только промышленные производства, но и АЗС, строительные площадки и объекты, на которых эксплуатируются лифты, котельные, эскалаторы. Возросли суммы выплат и штрафы за нарушение законодательства.

Закон № 225-ФЗ, безусловно, благоприятно отразится на объёмах регионального страхового рынка, даже при существующих ограничениях на осуществление этого вида страхования. Страховщиками опасных объектов могут быть компании, входящие в СРО и Национальный союз страховщиков ответственности, с опытом работы не менее двух лет и с обязательным пулом перестрахования. Уставный капитал для тех, кто перестрахует риски, должен составлять не менее 480 млн рублей, для простого страхования предпринимательских рисков — 120 млн рублей.

По оценке компании «Альфа-страхование», расходы на страхование владельцев опасных объектов со вступлением закона в силу в среднем возрастут в 8–10 раз. Однако некоторые специалисты отрасли отмечают, что страховщики, возможно, преждевременно радуются новому виду обязательного страхования, не учитывая, что ситуация с изношенностью производственных мощностей сейчас очень тяжёлая; соответственно, наступление страховых случаев будет происходить чаще, чем об этом сегодня сообщается в новостях.

Евгений Череменин говорит, что объём рынка в Ростовской области в настоящее время составляет порядка 21,5 млн рублей, и после вступления закона в силу прогнозирует шестикратный рост. «В настоящее время недострахование в целом на рынке составляет 70 процентов, — рассказывает г-н Череменин, — при этом средняя цена полиса составляла три тысячи рублей. С 2012 года при значительном возрастании страховых сумм минимальная премия вырастает до 10 тысяч рублей. Картина убыточности сейчас недостоверная — о многих убытках мы не знаем в силу либо отсутствия заключённых договоров страхования, либо замалчивания аварий. Но, исходя из общемирового опыта страхования подобных объектов, уровень убыточности должен составить не менее 30 процентов».

Детская болезнь посредничества

Одновременно с сокращением числа страховых компаний увеличивается количество брокеров, которые выступают посредниками между страховщиками и клиентом. Если не вдаваться в подробности, то процесс этот для рынка положительный, и большинство страховщиков его только приветствуют. Однако в нашей стране рынок страховых брокеров находится в зачаточном состоянии. А вот тут и начинаются трудности.

«В настоящее время брокеры выполняют скорее функцию агентов — выступают посредниками продаж, — говорит Евгений Череменин. — А в своём классическом виде они должны осуществлять предстраховую экспертизу, послепродажное обслуживание, участвовать в урегулировании убытков. У нас, к сожалению, таковых единицы». Согласны с этим и другие страховщики. Основную проблему они видят в отсутствии правового регулирования данного сегмента рынка. «К сожалению, до сих пор деятельность посредников не регулируется; исправить ситуацию может разграничение деятельности агентов и брокеров, — считает Дмитрий Макаров. — Это принципиально разные виды посреднической деятельности: агент представляет конкретную компанию, выступает от её имени и по её поручению и за оказание этой услуги получает от страховой компании вознаграждение. Брокер, в свою очередь, является представителем страхователя, оказывает для него услугу по поиску наилучшего предложения от страховых компаний и за это получает своё вознаграждение от страхователя».

По мнению г-на Макарова, недостаточное правовое регулирование деятельности страховых посредников, заложенное в 90-е годы, привело сегодня к появлению большого пласта неуправляемых агентов и брокеров. Главные принципы работы значительного количества посредников — выбор страховщиков, платящих наивысшие комиссии, и полное безразличие к интересам страхователей. На практике это выглядит следующим образом: недобросовестные брокеры и агенты, выполняющие функцию брокеров, при подборе предложения для клиента ориентируются не на реальные его потребности, а на агентское вознаграждение, которое компания платит им за каждый проданный полис, то есть на свою собственную выгоду. Это приводит к тому, что компании вынуждены повышать комиссионное вознаграждение для посредников.

В результате рынок получает целый букет проблем. Взвинчивание посредниками комиссий порождает искажение тарифной ставки, повышение тарифов как в обязательных, так и в добровольных видах страхования, рост издержек и падение рентабельности бизнеса страховщиков. Кроме того, всем хорошо известны случаи откровенно криминальной деятельности посредников — вывод на чёрный рынок бланков полисов ОСАГО, невозврат страховщикам денег от продажи полисов, создание страховых пирамид из аффилированных страховщиков и брокеров.