Докапитализация банков становится всё несвоевременней

Анна Филатова
19 декабря 2011, 00:00
  Юг

Решение Минфина увеличить с 2012 года капитал банков до 180 млн рублей сильнее всего ударит по региональным игрокам. Они в подавляющем большинстве непривлекательны для покупки, а сейчас стараются развиваться за счёт собственных акционеров. Между тем федеральные банкиры всё больше говорят о том, что курс на укрупнение банковского бизнеса надо ослаблять

Банки Юга наращивают капитал. Это связано с требованием регулятора — с 1 января 2012 года минимальный капитал банка должен составлять 180 млн рублей. На конец первого полугодия это требование уже выполнили 55 банков — около половины из общего числа зарегистрированных на Юге организаций. Ещё десяток вот-вот выполнит. Тридцати трём предстоит за оставшееся время найти от 70 до 90 млн рублей, а у четырёх капитал насчитывает от 8 до 25 млн рублей, и инструментов его увеличения пока не видно.

Событие года

В начале 2011 года Минфин представил в президиум правительства России новую стратегию развития банковского сектора на период до 2015 года, согласно которой все ныне существующие банки должны увеличить свой уставный капитал до 180 млн рублей. При этом если речь идёт о новообразованном банке, то его УК не может быть менее 300 млн рублей. Проект был одобрен довольно быстро, и аналитики отрасли сразу же стали вести подсчёты: сколько игроков уйдёт с рынка к началу следующего года? По усреднённой оценке, свою деятельность должны прекратить около 150 банков, а те, кто останется, с высокой долей вероятности начнут объединяться. Так или иначе, главные тренды, которые, без сомнения, создаст докапитализация, — общее укрупнение российской банковской системы и её качественное преобразование.

«Думаю, через пять лет в стране останется не более 500 банков, — размышляет председатель правления банка “Открытие” Василий Заблоцкий. — Правда, это связано не только с капиталом, а ещё и с тем, что банки всё сильнее конкурируют друг с другом, им приходится вкладывать много средств в техническую базу, переоформление офисов, банкоматы. Небольшие структуры просто не смогут позволить себе держать планку. Конечно, пока это не очень заметно, но уже через пару лет разница между технически оснащённым банком и банком, который развивается экстенсивно, станет особенно явственной. Проще говоря, если банк не может выпустить кредитную карту за пять минут, ему лучше закрыться или продать активы».

«Увеличение уставного капитала — важнейшее событие года в российской банковской отрасли, — говорит председатель правления Банка расчётов и сбережений Олег Барановский. — Это позволит переделить рынок, ведь многие непрозрачные банки, цель которых — разного рода “тёмные” операции, просто исчезнут».

Акционеры спасут

Федеральные банкиры постоянно говорят о том, что банкам в регионах стоит задуматься о консолидации, если они хотят остаться конкурентоспособными. Однако о намерениях консолидироваться пока не заявлял ни один банк Ростова или Краснодара. Да и объёмы поглощения регионалами местных банков очень невелики. «Крупные игроки не начнут массово скупать мелкие региональные банки, потому что в данном случае очень важен показатель инвестиционной привлекательности, — считает исполнительный директор ОАО “Банк «Петрокоммерц»” Павел Неумывакин. — Проще говоря, банк должен иметь что-то, что повышает рыночную капитализацию, в том числе покупателя. Что касается слияния столичных игроков с региональными, то тут речь идёт о разных корпоративных культурах, о разных IT-платформах. Статистическую успешность подобных проектов можно оценить в 50 процентов».

«На Юге пока очень стабильная ситуация, нет данных о том, что кто-то планирует продаваться или покупать», — говорит Василий Заблоцкий. Схема наращивания уставного капитала, судя по всему, применяется одна: дополнительная эмиссия акций в пользу действующих собственников. Необычно то, что аналитики пока не могут предположить, какие банки ЮФО и СКФО закроются. Пока ясно одно: малые кредитные организации юга России стремятся всеми силами сохранить самостоятельность.

«Банк будет постепенно наращивать уставный капитал до начала 2012 года, а на текущий момент у нас всего 60 миллионов рублей, — рассказывает член правления банка “Крыловский” Ольга Никулина. — Но мы не планируем брать кредиты, внешние средства нам не нужны. Акционеры “Крыловского” просто выкупят дополнительные акции». Аналогичной стратегии придерживается и Таганрогбанк, уставный капитал которого составляет всего 80 млн рублей. «Мы не будем кредитоваться или продавать активы, справимся за счёт дополнительной эмиссии, — комментирует председатель правления ОАО “Таганрогбанк” Татьяна Руденко. — Вообще небольшие банки ориентируются в первую очередь на акционеров, затем — на крупных клиентов. А будет ли банк убыточным или нет — всё зависит от его реального участия в экономике. Например, мы обслуживаем сельскохозяйственные и промышленные предприятия Таганрога, таким образом выполняя важную функцию».

Г-жа Руденко добавляет, что малые банки вообще очень удобны для сотрудничества — они мобильны и могут предлагать довольно специфичную тарификацию. Надо сказать, многие эксперты соглашаются с такой точкой зрения и отмечают, что стремление к самостоятельности — во многом оправданная стратегия.

«Если у банка небольшой капитал, это не значит, что его роль неважна, — говорит председатель совета директоров Банка расчётов и сбережений Александр Островский. — Например, есть организации, которые обслуживают один населённый пункт или одну промышленную группу. Разве это какой-то неправильный бизнес? Кроме того, согласно текущей градации, в России есть три формы: малые, средние и крупные банки. Фактически одна группа скоро исчезнет, и я считаю, что антимонопольные органы должны предотвратить это». Председатель правления Мособлбанка Виктор Янин также критически оценивает политику Минфина, отмечая, что в России ещё не сформировался здоровый банковский рынок. «Нельзя настолько жёстко избавляться от последних по размеру капитала 100–150 банков, они ведь наверняка играют важную роль в своем регионе, их функция в местной экономике может быть очень важна», — считает г-н Янин.

Крупнее банки — больше рисков

Бывший зампредседателя ЦБ РФ руководитель консалтинговой группы «Банки. Финансы. Инвестиции» Александр Хандруев убеждён, что докапитализация происходит в неподходящий момент ещё и потому, что главный источник опасности для бюджетной стабильности — это крупные финансовые учреждения, а ведь нынешняя макроэкономическая ситуация не вызывает оптимизма. «Акцент на докапитализации отвлекает банкиров от более важной задачи — просчитывания системных рисков, — отмечает г-н Хандруев. — Докапитализация неизбежно приведёт к ещё большему усилению роли госбанков». По мнению эксперта, требования к капиталу продолжат повышаться: сейчас УК довели до 180 млн рублей, к 2015 году он вырастет до 300 млн, а потом дойдёт до 1 млрд. «Это порочная методология — оценивать эффективность банковской системы через призму уставного капитала. Гранды мирового бизнеса представлены американскими банками — и у них УК уменьшился, то же самое произошло, например, в Германии, — продолжает Александр Хандруев. — А в России уже сейчас на долю первых десяти банков приходится 60 процентов совокупных активов — это ненормально. Докапитализация — не знаковое событие, это продолжение истории, которая ведёт нашу банковскую систему в тупик».

«Сейчас мы видим своего рода насилие над российской банковской системой, которую в рамках Садового кольца понимают неправильно, — говорит президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. — Мерилом служит Москва, и власти забывают о депрессивных регионах, о том же СКФО, где ситуация не соответствует текущим изменениям».

Василий Заблоцкий и Павел Неумывакин также не сомневаются, что в свете докапитализации роль госбанков существенно возрастёт, но видят в этом если не положительные, то вполне приемлемые стороны. Например, г-н Заблоцкий отмечает, что качественное преобразование банков пойдёт ускоренными темпами, поскольку сегодня госбанки уже являются технологическими локомотивами отрасли. «Именно Сбербанк сейчас служит образцом в части развития внутренних технологий, с ним смогут конкурировать только очень крупные коммерческие структуры с мощной IT-базой, — говорит Василий Заблоцкий. — Разумеется, за ними придётся подтягиваться другим игрокам».

Говоря о докапитализации, банкиры расходятся во многом, но удивительно единодушны в одном: проблемы в экономике в ближайшее время более чем вероятны, поэтому «оздоравливать» банковскую систему страны лучше не сейчас. Почти нет сомнений в том, что игроки ЮФО справятся с ситуацией, но финансовая система СКФО гораздо слабее — и перемены могут ослабить её ещё больше.

В подготовке материала принимала участие Евгения Кочетова