Мы входим в период малых дел

11 февраля 2013, 00:00
  Юг

Редакционная статья

Главный факт, перед которым ставит юг России последний рейтинг инвестиционной привлекательности регионов от «Эксперт РА», заключается в том, что нас в целом оттирают от лидерства. Тезис о том, что конкуренция между регионами становится всё мощнее, наконец получил своё статистическое выражение. Фактор предолимпийского ажиотажа, в общем, перестал наблюдаться — Юг вошёл в полосу будней. Это значит, что даже привычно благополучные территории не воспринимаются со стороны как инвестиционные оазисы. Такие регионы, как Ростовская и Волгоградская область, Ставропольский край — это, скорее, крепкие середнячки, которым ещё нужно суметь обратить на себя внимание. В лидерах пока держится только Краснодарский край.

Однако предпосылки для экономической активности на местах сегодня не назовёшь благоприятными. Риторика региональных политиков за последние пару лет претерпела серьёзные изменения — она стала социально ориентированной, а иногда и откровенно популистской. Слово «модернизация» сегодня в медиапространстве уже ассоциируется не столько с заменой старого оборудования на новое или с инновациями, сколько с решением проблем образования, работой правоохранительной системы, здравоохранения. Губернаторы, которых несколько лет назад едва ли не заставляли привлекать инвестиции, сегодня отчитываются введёнными в эксплуатацию детскими садами и бассейнами. И в этом можно уловить историческую логику даже с точки зрения бизнеса. Нам не раз приходилось слышать мнение, что в широком смысле инфраструктурная среда страны в её нынешнем состоянии сильно сопротивляется производству конкурентоспособных продуктов. Отсутствие садиков, текущая водопроводная труба, непригодные кадры, разбитая дорога — всё это факторы увеличения себестоимости. И долгое время у нас это увеличение принималось по умолчанию, без попыток вмешаться в саму среду. С этой точки зрения и в долгосрочной перспективе нынешний социальный поворот не вызывает желания спорить: он верен стратегически. Но тактические последствия, которые окрашивают сиюминутные настроения, могут быть не столь уж радужны.

Например, деловому наблюдателю вполне может показаться, что проблемы бизнеса для чиновников, которые в силу своего статуса не могут ими не заниматься, отошли на задний план, а это значит, что шагов в решении ряда застарелых вопросов — например, дороговизны денег в России, поддержки стратегически важных отраслей — в ближайшее время не будет сделано. С этой точки зрения, бизнес на время оставлен наедине со своими проблемами.

Да и судьба региональных руководителей — яркая иллюстрация этого тезиса. Губернатор Ставропольского края Валерий Гаевский, при котором регион добился небывалых экономических успехов, явно не по своей воле написал заявление «по собственному желанию» — он недорабатывал в социальной сфере. Губернатор Ростовской области Василий Голубев с крупным региональным бизнесом встречался всего несколько раз за почти три года работы, зато общение в прямом эфире с населением сделал регулярным. Глава Дагестана Магомедсалам Магомедов, при котором республика создала значительный задел в сфере экономики, заменён человеком, который сразу же однозначно охарактеризовал состояние региона как «феодализм».

На какой почве в этой ситуации будут вызревать крупные проекты, которые способны привлечь внимание к региону в масштабах страны и мира? Мы не уверены ни в том, что эта почва сегодня на Юге есть, ни в том, что она появится в ближайшее время. Безусловно, продуктивным является реальное государственно-частное партнёрство, позволяющее сводить в крупные проекты стратегические интересы государства, бизнеса и региона в целом. Но оно не успело дать результатов в период благоприятной идеологической конъюнктуры, в период госзаказа на модернизацию. А теперь бюджеты регионов таковы, что возможностей для инвестиционной активности у них всё меньше, а социальных обязательств — всё больше. Похоже, наступает период малых дел, когда фактор инвестиционной привлекательности, по большому счёту, важной роли не играет.