Спасибо гражданам за это

Николай Проценко
16 сентября 2013, 00:00
  Юг

В конце августа донской вице-губернатор Сергей Горбань на встрече с журналистами сообщил, что в ближайшие несколько лет два автовокзала Ростова-на-Дону могут быть вынесены за городскую черту. В частности, речь шла о том, чтобы переместить главный автовокзал, ныне расположенный в самом центре города, на левый берег Дона, к памятнику «Тачанка» на въезде в Ростов с южного направления. Сообщалось также, что уже найден инвестор для строительства, как минимум, одного вокзала — компания «Юг Руси», планирующая возвести на освободившейся территории коммерческую недвижимость.

Официальная мотивация переноса автовокзалов — необходимость сократить нагрузку на центральные улицы Ростова, которая в самом деле достигла критического уровня. «Вынос вокзалов за пределы мегаполиса позволит существенно разгрузить городские магистрали, — процитировал Сергея Горбаня один из новостных порталов. — Большегрузные автобусы негативно влияют на дорожное движение и не приносят ничего хорошего. Мы же с вами прилетаем в Москву в “Домодедово”, а не прямо на Красную площадь. Выходим, спокойно садимся и едем, куда нам нужно».

Однако реакция ростовчан на инициативу властей оказалась резко негативной. Практически сразу после публикации новости в интернете началась кампания против переноса вокзалов, за короткое время удалось собрать несколько сотен голосов, не считая десятков реплик на форумах, многие из которых не подлежат перепечатке по цензурным соображениям. «Вынести вокзалы за черту города в Ростове мог предложить только не ростовчанин. У жителей города как будто не спрашивали ничего», — говорится в петиции на имя губернатора Василия Голубева. В результате уже через несколько дней стало известно, что глава области решил не переносить автовокзалы за пределы городской черты. Вместо этого планируется строить «перехватывающие остановки» для междугородных автобусов.

Вообще говоря, идея вынести за пределы Ростова главный автовокзал не лишена здравого смысла — но при одном условии: если вместе с ним будет перенесён и железнодорожный вокзал, а к новому месту их дислокации будет подведена линия скоростного общественного транспорта до центра города. Ведь сейчас Привокзальная площадь Ростова выполняет функцию пересадочного узла, связывающего несколько разных видов транспорта (городской, автобусный междугородный и железнодорожный — пригородный и дальнего следования). Если же эти связи разорвать, то ближайшим результатом станет потеря управляемости транспортными потоками, которые сейчас, кстати, в Ростове организованы вполне удобно. Можно только согласиться с одним из сетевых комментаторов: «Три вокзала на одной площади — это достижение прежних лет». На языке методологии это называется сложившейся системой деятельности — и нет ничего хуже, чем разрушить одну систему, не предложив взамен другой.

Но одновременно вынести за город авто‑ и железнодорожный вокзал, да ещё и обеспечить их скоростную связь с центром Ростова — задача поистине невыполнимая в реальных условиях. Ходить здесь далеко не надо — соседний Краснодар уже который год пробивает проект выноса железной дороги из черты города, но в какой перспективе это произойдёт и произойдёт ли вообще, сказать решительно невозможно: слишком уж непростой партнёр РЖД. И это притом, что железнодорожники намерены построить обход Краснодара для расширения пропускной способности магистрали, ведущей к портам Новороссийска и Тамани, где у РЖД есть свои интересы. На фоне этих мегапроектов гипотетический перенос ростовского железнодорожного вокзала выглядел бы как некая экзотическая затея, для реализации которой серьёзные люди в РЖД и пальцем не пошевелят. Правда, несколько лет назад в генплане развития Ростовской области было заложено создание транспортного узла между Ростовом и Батайском, где планировалось расположить аэропорт и железнодорожный вокзал, но с тех пор много чего изменилось. «Южный хаб» начали строить в другом месте, а о переносе железнодорожного вокзала больше и речи не шло. Да и проект скоростного трамвая в Ростове идёт, мягко говоря, со скрипом. Так что реакция граждан на идею вынести автовокзал за город вполне понятна.

Но следует отдать должное и своевременной реакции губернатора — и здесь есть ощущение, что решение отказаться от сомнительного проекта в значительной степени продиктовано новыми реалиями в отношениях власти и граждан. Если раньше обычным образом действий властей было всеми силами протолкнуть те или иные инициативы инвесторов, то в последние пару лет мы всё чаще видим, как начальство разного уровня — от федерального до муниципального — включает «задний ход», если какой-либо проект вызывает слишком уж серьёзные протестные настроения. Из недавних примеров на юге России — отказ от строительства Кудепстинской ТЭС в Сочи, сворачивание проекта добычи песка со дна Чёрного моря под Анапой, прекращение попыток объединить муниципальные образования на Кавминводах и ряд других эпизодов. Отдельный сюжет — «народ против туристического кластера Северного Кавказа». Попытка построить новые курорты кавалерийским натиском быстро привела к нескольким конфликтам с местными сообществами и, как следствие, к пониманию того, что без переговоров здесь не обойтись.

Конечно, гражданская активность против крупных инвестпроектов не всегда носит конструктивный характер, а иногда и граничит с чистой уголовщиной — тут сразу вспоминается нашумевшая «антиникелевая» компания в Воронежской области. В ряде случаев за протестными акциями стоят интересы конкретных бизнесменов и чиновников — таких примеров сколько угодно на Кавказе, где любой крупный проект неизбежно имеет политическое измерение. Но общий тренд понятен: задача привести инвестора любой ценой осталась в прошлом, теперь на первый план постепенно выходит понимание того, что территория — не только для инвестора, а в первую очередь для живущих на ней людей. Хотелось бы верить, что именно этот аспект будет главным в новом инвестиционном цикле, в который юг России вступит после Олимпиады 2014 года.