Квартплаха

Тема недели
Москва, 23.07.2001
Без подсчета реальных затрат невозможно выстроить прозрачную экономику ЖКХ, но для этого нужны такие средства, что проще тянуть с реформой до последнего

Чтобы разрушить Россию, не нужно ни войн, ни революций. Достаточно систему жилищно-коммунального хозяйства оставить на нынешнем уровне. Специалисты настаивают: с такими трубами, крышами и батареями страна протянет недолго. А когда это давно неремонтируемое и плохо функционирующее хозяйство рухнет, под его руинами окажутся все рыночные преобразования.

Приморский "звонок" вызвал у руководства страны очередной приступ реформирования ЖКХ: следуют вариант за вариантом, предложения за предложениями. Губернатор Свердловской области Эдуард Россель, к примеру, своей программой утверждает, что осталось "Семь шагов к свету и теплу". Президент России Владимир Путин до последнего времени видел стопроцентный рай в стопроцентной оплате населением услуг ЖКХ. Специалисты-коммунальщики к таким вариантам реформирования ЖКХ относятся более чем скептически: из-за них отчетливо видны уши политиков и популистов. Окунуться в реальную экономику ЖКХ и провести полномасштабный аудит не рискнул пока ни один реформатор. Слишком темна и бездонна коммунальная дыра.

Плоды невнимания к канализации

Еще бы: к колодцу ЖКХ руководство страны не подходило минимум лет пятьдесят. В годы советской власти система жилищно-коммунального хозяйства отиралась где-то на задворках планов строительства коммунизма. Главное коммунальное руководство ютилось в министерстве строительства. А курировать канализацию и водопровод обычно направляли проштрафившихся руководителей как в ссылку, не требуя от них даже специального образования. Ситуация удерживалась на более-менее цивилизованном уровне лишь благодаря тому, что в 60-е годы ЖКХ прочно поставили на плановые рельсы. С тех пор паровозик пыхтел скорее по инерции. Причем пыхтел довольно усердно, обеспечивая за счет регулярного бюджетного финансирования своевременный планово-профилактический ремонт зданий и инженерных коммуникаций.

К началу 90-х, к примеру, в Екатеринбурге состояние жилого фонда было более чем удовлетворительно: половина домов спокойно обходилась без ремонта и требовала только планового ухода; четверть - нуждалась в среднем ремонте, пятая часть проходила капитальный ремонт и 5% дожидалась сноса. К сегодняшнему дню пирамида перевернулась практически на 180 градусов: лишь 15% домов могут обойтись без ремонта, половина - срочно нуждается в средних ремонтных работах, треть жилого фонда просто рухнет без капитального ремонта, а 5% уже не поддается восстановлению.

Сопливых целуют вовремя

Несмотря на архаичность коммунальной системы, о ее социальной значимости партийные руководители Страны Советов не забывали. Потому и символическая плата за коммунальные услуги, взимаемая с населения, была не менее священна, чем цена на хлеб: оплачивалось только 5% себестоимости услуг ЖКХ, остальное покрывалось за счет государственной казны.

Священную корову ЖКХ никто не трогал и с началом рыночных преобразований. То ли напрочь забыли, то ли опасались, что подскочившая плата за дом родной может стать последней каплей шоковой терапии реформ. В 1992 году стало очевидно, что паровоз дряхлеет на глазах. В декабре того же года впервые был намечен переход отрасли на самоокупаемость. Причем "довести" жителей страны до 100-процентной оплаты услуг ЖКХ решили за пятилетку, то есть к 1998 году. Исходили политики из надежд, что вот-вот в России начнется бурный экономический рост и доходы населения резко увеличатся. Но расцвета не случилось, более того, реальные доходы граждан снизились настолько, что вопрос о повышении квартплаты предпочли временно замять.

В апреле 1997 года реформа ЖКХ вновь подняла голову. Очередная пятилетка планировала ввести 100-процентную оплату за жилье к 2003 году. Но главным новшеством этого этапа попыток осуществления реформы стало желание увязать повышение оплаты за коммунальные услуги со снижением издержек на их производство и установлением реальной стоимости коммунальных услуг. Навести порядок в стране требовала команда "молодых реформаторов". Борис Немцов, один из активных членов ее, ныне возглавляющий "Союз правых сил", сказал нашему корреспонденту: "Есть такая народная пословица: сопливых вовремя целуют. Россия упустила момент, когда менее болезненно можно было реформировать жилищно-коммунальный сектор. Сегодня власть будет резать по живому. Причем на обезболивающий укол население может не рассчитывать: на него, даже при всей любви к собственному народу, у власти попросту нет денег".

Был ли 1997 год тем уникальным историческим моментом, когда правительство могло без проблем "целовать сопливых" пользователей коммунальных услуг, оценить трудно. Как утверждают в Свердловском министерстве энергетики, транспорта и ЖКХ, и в 1997 году, как и в прочие годы, "население оказалось ни морально, ни материально не готово к самостоятельному содержанию жилищного фонда". Потому счастливый момент самоокупаемости ЖКХ пришлось передвинуть на очередную пятилетку, установив планку на 2008 год. Почему и теперь, в 2001 году, с упрямым постоянством правительство напирает именно на "квартплатную" сторону коммунальных реформ - понять несложно: больной зуб очень хочется вырвать. Годовая потребность ЖКХ в финансировании, например, в 2000 году составила по стране 300 млрд рублей, из которых население оплатило 39%, бюджеты всех уровней - 41%, а дефицит средств составил 20% (хотя на самом деле дотировать необходимо в два раза больше). А сколько нервов тратится на урегулирование "энергетических" и "тепловых" конфликтов... Перспектива стопроцентной оплаты уже отодвинута подальше даже самыми передовыми реформаторами. Бывший ярый сторонник самоокупаемости ЖКХ Немцов: "Это не более чем красивый миф, воплотить который в жизнь нереально. К тому же при варианте перекладывания финансовой ответственности на население присутствует и политический момент: кто сказал, что народ, после предлагаемого правительством и президентом коммунального "ноу-хау", не возьмется за вилы?".

Наши топоры лежали до поры

За вилы на Урале пока не берутся, остановились на топорах. В небольших областных городах сейчас самый сезон заготовки дров. Поленницы выкладывают прямо во дворах многоэтажек. Летом дровами топят титаны, создавая горячую воду, зимой - печки-буржуйки, обеспечивая квартиру теплом. Натуральное хозяйство - вот выход, который выбрал народ в затянувшейся коммунальной трагедии.

Естественно, это исключает денежный дележ с государством. Мифические коммунальные услуги хитрая на выдумки голь оплачивать не желает. Пропорции очевидны: чем запущеннее территория, тем меньше собираемость квартплаты. К примеру, в Таборинском районе Свердловской области долг населения перед коммунальщиками равен 23-месячной сумме платежей, в Ивделе - 7-месячной. И хоть сколько повышай квартплату, без серьезных государственных вложений в реконструкцию местной системы ЖКХ это приведет только к одному: увеличению долга квартиросъемщиков.

- Мы больше всего боимся повального кризиса неплатежей, потому даже коммунальщики ропщут против такого хода реформы, - поделился с нами опасениями начальник службы заказчика Железнодорожного района Екатеринбурга Юрий Иванов. - Нынешняя система субсидий настолько несовершенна, что ею пользуются чуть более 1% жителей области. По планам реформирования, для семей с низким уровнем доходов будет введена адресная субсидия. Ее будут начислять исходя из того, что расходы граждан на жилищно-коммунальные услуги из совокупного дохода семьи не должны превышать 22%. В результате размер платежей за коммунальные услуги для части семей с низкими доходами снизится на 10 - 15%. По прогнозам авторов правительственного варианта реформы, 22,5% российских семей будут иметь право на получение жилищно-коммунальной субсидии. Как отметил политолог Илья Горфинкель, "средств для адресных компенсационных выплат нет ни на федеральном, ни на муниципальном уровнях. А это значит, что с повышением тарифов на коммунальные услуги автоматически вырастет число неплательщиков. Бороться с последними, как показывает российская действительность, у государства есть лишь желание, но нет юридически закрепленных механизмов исполнения".

Кое-какие механизмы, правда, в муках рождаются. Самый продвинутый в этом плане город - Тобольск, что в Тюменской области. Его муниципалитет еще в 1997 году включен в список пилотных по части реформирования жилищно-коммунальной системы. Здесь два года назад при всех ЖКХ были созданы специальные комиссии и введены должности контролеров, которым вменено изучать платежеспособность каждого квартиросъемщика. Результат, по словам начальника расчетного центра администрации Тобольска Надежды Ярковой, не заставил себя ждать: количество должников пошло на убыль. К наиболее нерадивым квартиросъемщикам, годами не платившим за коммунальные услуги, были применены жесткие санкции. По решению местного суда три семьи попросту переселили из благоустроенных квартир в полублагоустроенное жилье. Однако эти крайние меры распространяются не на все категории квартиросъемщиков. Те, кто приватизировал жилье, находятся вне зоны юридической досягаемости. В худшем случае этой категории неплательщиков грозит отключение от какой-либо коммуникационной трубы.

Заметим, что львиная доля квартир в данном муниципалитете приватизирована. Так что до коммунальных лавров мэрии города все еще далеко. Но судя по тому, что тобольское ноу-хау по отношению к неплательщикам было замечено в резиденции губернатора, более действенных мер в арсенале областной администрации не существует. Об этом говорит и тот факт, что 400-летняя столица Древней Сибири станет базовым городом Тюменского Юга, где будет отрабатываться новая стратегия реформирования ЖКХ.

Кстати, уже сегодня жители Тобольска лидируют во всем Уральском регионе по оплате коммунальных услуг. Порядка 70% затрат ЖКХ и прочих смежных эксплуатационных служб гасится за счет горожан. С июля по решению думы Тобольска и без того обременительная для населения коммунальная плата вырастет еще на 10 процентов. Напомним, что 80% - это потолок платежей, предусмотренный правительством РФ на этот год. Взять на свои плечи большую ношу, считает заместитель мэра Тобольска Сергей Жмуров, основная часть населения попросту не в состоянии. Зачем тогда депутаты "загоняют" горожан в коммунальный угол? Ответ донельзя прост: долги городской администрации перед Тюменьэнерго растут как на дрожжах. На сегодняшний день сумма долга достигла 170 млн рублей. Для небольшого дотационного города, в котором проживает 120 тысяч человек, цифра астрономическая.

Оригинальный способ борьбы с неплательщиками нашли в Южноуральске. В городе, названном губернатором Челябинской области Петром Суминым показательным примером проведения коммунальной реформы, публикуют в местной газете и вывешивают в подъездах домов списки неплательщиков и должников. Как отмечают в пресс-службе губернатора, "город маленький, все друг друга знают и не платить за жилье стыдно". По примеру южных соседей и в Екатеринбурге после глобального отключения горячей воды на подъездах вывесили списки должников. Не прошло и полусуток, как списки сорвали. Горячая вода не появилась. И кому в этой ситуации должно быть стыдно - большой вопрос.

Заказчиков заказывали?

Другое глобальное направление жилищно-коммунальной реформы, осилить которое пытаются на протяжении почти пяти лет, - добиться прозрачности финансовых потоков, курсирующих в отрасли. Ради контроля за тем, куда уходят деньги, с 1997 года во всех коммунальных управлениях создали так называемые службы заказчика. Им из бюджета перечисляли деньги, они оценивали первоочередность ремонтных работ и выбирали, кому поручить их проведение. Таким образом, вроде бы создавалась конкуренция среди ремонтных организаций и за каждую копейку было с кого спросить. Но "заказчики" тоже хотят кушать, иметь достойную зарплату, современные офисы. В конечном итоге новоявленные контролеры оказались банальными посредниками, откусывающими от денежного пирога ЖКХ.

Деньги на содержание "заказчиков", естественно, включены в коммунальные тарифы, оплачиваемые населением. Как подсчитали в министерстве транспорта, энергетики и ЖКХ Свердловской области, в Екатеринбурге тариф на содержание и ремонт муниципальных зданий на 1 августа 2000 года составлял 3 рубля 39 копеек за квадратный метр, а недоступные для "заказчиков" жилищно-строительные кооперативы имели тариф 2 рубля 58 копеек за квадратный метр. По рублю с квадратного метра - чиновнику офис. По данным министерства финансов Свердловской области, в 1998 году на содержание организаций, управляющими службами заказчика, выделено из бюджета около 9 млн рублей, в следующем году - почти 20 миллионов, а в 2000-м - около 30.

Аппетиты управленцев бездонны, как коммунальная дыра, к которой они приставлены. А финансовые потоки по-прежнему бурлят "в тени", что позволяет направлять их в нужное русло. К примеру, в Новой Ляле, что в Свердловской области, за счет денег, отпущенных муниципалитетом на капитальный ремонт жилья, местный начальник ЖКХ построил себе коттедж площадью в 240 квадратных метров. Эта история не была бы уникальной, если бы Генеральная прокуратура в УрФО не потребовала возбудить уголовное дело по нецелевому использованию бюджетных средств и выселить коммунального начальника из особняка. Районный суд принял мужественное решение о выселении. Между тем хозяин добро в узелки не связывает. Он готов через высшие инстанции доказать, что возводил дом шаг за шагом "семейным подрядом".

Семь шагов до счастья

По прогнозам Минэкономразвития, в результате реформы общая потребность в финансировании ЖКХ должна снизиться до 240 млрд рублей за счет снижения издержек. Государство признает, что на нерациональные расходы сейчас приходится около 15 - 20% средств.

По обсуждавшейся на заседании Госсовета программе губернатора Свердловской области Росселя, которая романтически названа "Семь шагов к свету и теплу", наведение порядка в коммунальной отрасли надо начинать не со сдирания с населения денег, порой неизвестно за что, а с подсчета и экономии материальных ресурсов. Суть программы: установление реальных тарифов и нормативов на все услуги, обдуманная экономия энерго- и тепловых ресурсов, установление во всех домах счетчиков тепла и воды. Росселевское предложение поддержали практически все присутствовавшие при его обсуждении главы российских регионов. Расходятся губернаторы разве что в количестве шагов, но настаивают на том, что для запуска полномасштабной программы необходимы серьезные инвестиции из-за рубежа или вложения из российского бюджета. Регионы настаивают на реформах за счет Кремля.

Что-то вроде "Семи шагов" уже проходили в Казахстане, когда планировали за счет госбюджета обеспечить минимум все дома и максимум все квартиры счетчиками воды и тепла. Удовольствие это, как выяснилось, не из дешевых. Отечественный счетчик холодной воды стоит несколько сотен рублей, а приборы, фиксирующие потребление тепла и горячей воды, зачастую на порядок дороже. Найти "лишние" тысячи рублей многие не в состоянии. Как показывает опыт Казахстана, не по карману это и государству.

При этом уже давно доказано, что устанавливаемые в системе ЖКХ нормы и тарифы для населения значительно завышены. И счетчики вывели бы разницу на "чистую воду". Но по большому счету, ни одна государственная структура в таком разоблачении не заинтересована.

Порочный круг, однако: без подсчета реальных затрат невозможно выстроить прозрачную экономику ЖКХ, но для подсчета нужны такие средства, что проще тянуть с реформами до последнего: вдруг еще разок проскочим.

Элитные острова

Бурно обсуждается вероятность того, что козлом отпущения в нынешней коммунальной реформе станет средний класс. Поскольку с состоятельных граждан разработчики реформы планируют брать больше денег, значит, за их счет и будут обустраивать хибары России. На самом деле обеспеченный класс уже давно не волнуют проблемы всероссийской коммунальной реформы. Зная, в какой стране живут, имеющие деньги уже давно подстраховали себя от коммунальной коммуны. Кто в коттеджах, кто в кондоминиумах. Островки счастья существуют практически в каждом промышленном городе. Насколько они устойчивы и независимы - другой вопрос.

Вячеслав Медведев, директор екатеринбургского акционерного общества "Атомстройкомплекс", рассказывает: его фирма возводит дома, имеющие максимальную автономность коммунальных благ. В большинстве зданий установлены германские газовые котельные, и что такое опрессовка, во время которой летом нет горячей воды, их жильцам, к счастью для них, неведомо. Дома оснащены всеми счетчиками, их обслуживает "фирменное" ЖЭУ по точно рассчитанным тарифам, и при первой же проблеме сантехник или электрик в паре с инженером явится на вызов жильца. По убеждению Медведева, "видя, как и что делается, люди готовы платить за предоставляемый перечень услуг и ремонтные работы сполна. Сопротивление возникает там, где не заметно результата".

Там, где кончается частная собственность, начинаются коммунальные проблемы. К такому выводу пришли в Эстонии, где официально 1 июня нынешнего года завершилась коммунальная реформа. Сдвинуть ЖКХ с места наши прибалтийские соседи смогли лишь после повальной приватизации жилья и введения полной оплаты коммунальных услуг. В результате на содержание жилья семья тратит от 600 долларов в год, что составляет в среднем около 20% совокупного дохода. При средней пенсии в 83 доллара большинство малоимущих вынуждено было перебраться в более дешевые дома, продав дорогие квартиры. Коммунальные предприятия стали доходными - и в ЖКХ "повалили" инвестиции.

Пример для подражания был бы совсем блестящим, если бы не одно огромное для разношерстной России "но": реформа пошла в гору только в богатом Таллине. В эстонских городах, где пятая часть населения мается без работы, жилищное хозяйство по-прежнему балансирует на грани кризиса. И пресса постоянно напоминает правительству, что успех коммунальной реформы зависит не только от размера платежей, но и от доходов граждан.

Формула классически проста. Вот только реформам она никак не поддается.

Пермь-Челябинск-Тобольск-Екатеринбург

Новости партнеров

Реклама