Алюминий: проверка на прочность

Москва, 17.12.2001
«Эксперт Урал» №24 (37)
Активно меняющаяся в течение 90-х годов внешняя среда заставила алюминиевые предприятия искать эффективные схемы построения бизнеса. Это привело к формированию в России двух крупных холдингов. Каждый из них выбрал свой путь развития бизнеса. Ценовой кризис станет проверкой правильности выбранных стратегий*

Со времени начала реформ алюминиевая отрасль пережила два серьезных этапа развития. Сначала это было хаотичное "встраивание" в мировой рынок, затем период активного использования толлинговых схем. С 1999 - 2000 года начался качественно новый этап развития отрасли. Сегодня в рамках одной отрасли мы видим две модели ведения бизнеса, каждую "обкатывает" одна крупная группа. Насколько эффективным окажется выбор стратегии, мы, возможно, увидим в ближайшем будущем.

Долгосрочные перспективы

С точки зрения масштабов применения алюминий правильнее было бы назвать не крылатым металлом, а металлом для упаковки и строительства. Конечно, не так романтично, зато хорошо отражает реальную роль этих секторов в мировом спросе на алюминий.

Алюминий по многим параметрам значительно превосходит другие конструкционные материалы: он втрое легче стали, практически не подвержен коррозии и обладает высокой прочностью. Однако широкое использование алюминия ограничено ценой (он в 5 - 8 раз дороже стали). Именно поэтому мировое потребление стали - порядка 800 млн тонн в год, а алюминия - немногим более 20.

Тем не менее роль алюминия с каждым годом растет. Основными секторами, определяющими мировой спрос, являются стройиндустрия, упаковка, общее машиностроение, авиакосмическая отрасль, автомобилестроение и энергетика. В упаковке используется в основном фольга и тонкий прокат для банок, в стройиндустрии - легкие конструкции. Применение алюминия в автомобилестроении позволяет значительно повысить прочность и снизить массу машины при сохранении размеров (последнее дает значительную экономию на топливе). В авиакосмической отрасли алюминий - основной конструкционный материал: фюзеляж самолета примерно на 80% состоит из алюминия, а для производства, например, одного Боинга-747 необходимо около 75 тонн первичного алюминия. В мире сейчас примерно 5,3 тысячи крупных воздушных судов и несколько тысяч легких самолетов и вертолетов, причем в первом десятилетии XXI века прогнозируется увеличение спроса на воздушные суда примерно на 60%.

Алюминий также используется в энергетике в высоковольтных линиях электропередачи, при строительстве зданий в зонах потенциальных землетрясений, при производстве высокоскоростных поездов и судов. Из алюминия производится примерно 50% посуды.

В общем, с точки зрения долгосрочных перспектив алюминий - металл будущего. По мере развития наиболее современных сегментов машиностроительного комплекса (авиации, космической отрасли, автомобилестроения) масштабы его использования будут расти. Однако в ближайшей и среднесрочной перспективе ситуация несколько хуже.

Крупнейшие игроки

Крупнейшими производителями первичного алюминия являются США (по итогам 2000 года - 3,7 млн тонн), Россия (3,2 млн тонн), Китай (2,6 млн тонн), Канада (2,37 млн тонн), Австралия (1,74 млн тонн) и Бразилия (1,26 млн тонн). Крупнейшие потребители - те же Соединенные Штаты (по итогам 2000 года - 7,9 млн тонн) и Европа (около 6 млн тонн): на них приходится свыше половины совокупного спроса.

В Штатах расположена штаб-квартира и основные производственные мощности Alcoa, мирового лидера алюминиевой отрасли с годовым объемом продаж в 22,9 млрд долларов, объемами производства первичного алюминия свыше 3,5 млн тонн в год, и персоналом общей численностью 142 тыс. человек. Alcoa контролирует примерно 30% мирового производства глинозема и около 17% - алюминия. Второе место на сегодняшний день принадлежит группе "Русский алюминий" с общим объемом производства свыше 2 млн тонн алюминия в год. Третье место в мировой табели о рангах занимает объединяющий 15 алюминиевых заводов в семи странах мира и множество смежных предприятий концерн Alcan (Канада): мощность 2,2 млн тонн в год, объем производства по итогам 2000 года - 1,6 млн тонн. К числу крупных производителей относятся также французская Pechiney с мощностями в 1,15 млн тонн в год, британский BHP-Billiton, немецкий VAW, норвежский Norsk Hydro, СУАЛ, некоторые другие.

Особенность мирового рынка алюминия - дисбаланс в размещении сырьевой базы и крупнейших потребителей: основные бокситовые месторождения расположены в Центральной Африке (около 40% мировых запасов) и Австралии, а крупнейшие производители алюминия и крупнейшие его потребители - в северном полушарии. Эта географическая особенность стала одним из факторов высокой себестоимости алюминия: себестоимость растет за счет расходов на перевозку.

Другой, еще более важный фактор, - энергоемкость производства. Благодаря развитию технологий расход электроэнергии на плавку килограмма алюминия сократился с 21 кВт/ч в 50-х годах XX века до 15 - 16 кВт/ч в наше время, однако эта величина остается определяющей в себестоимости. Критическое влияние стоимости электроэнергии на конкурентоспособность алюминиевого бизнеса стало причиной того, что: а) алюминиевые мощности строились вблизи гидроэлектростанций (которые вырабатывают самую дешевую электроэнергию); б) алюминщики стремились обеспечить себя собственной электроэнергией. Так, Alcan 65% потребности в электроэнергии закрывает за счет собственных станций, при этом практически все предприятия, за исключением заводов в Штатах, питаются энергией от расположенных рядом гидроэлектростанций.

Алюминиевая отрасль России: история вопроса

Советская алюминиевая промышленность изначально создавалась под растущие потребности оборонки, машиностроения, авиакосмической отрасли. Внутренний спрос обеспечивал гарантированный сбыт, а вот проблему с сырьем (бокситами) приходилось решать за счет импорта. Совокупные мощности по добыче бокситов составляют около 6,5 млн тонн в год по России при общей потребности 15 - 18 млн тонн. Остальное импортируется из Центральной Африки, Австралии и т.д.

В России сосредоточено примерно 15% мирового производства алюминия, или 3,3 млн тонн в год из общего мирового производства в 21,2 млн тонн. В то же время мощности по глинозему позволяют производить лишь 2,7 млн тонн глинозема (около 45% потребности).

Алюминий производят 11 заводов, из которых на Урале расположены два: Богословский (БАЗ, Краснотурьинск) и Уральский (УАЗ, Каменск-Уральский). Эти предприятия относятся к числу средних. Если мощности Братского и Красноярского заводов позволяют производить свыше 800 тыс. тонн первичного алюминия в год; Саянского, Иркутского и Новокузнецкого - по 300 - 400 тыс. тонн; то на УАЗ и БАЗ по итогам 2000 года приходится соответственно 84 и 166 тыс. тонн. Однако помимо первичного алюминия уральские заводы имеют мощности для производства глинозема: БАЗ по итогам 2000 года произвел 1045 тыс. тонн, УАЗ - 605.

После распада СССР и резкого сжатия внутреннего рынка алюминщики оказались вынуждены переориентировать продукцию на экспорт. Это коснулось не только алюминиевых предприятий: резкое увеличение предложения на мировом рынке со стороны сырьевых предприятий стран бывшего СССР привело к обвальному падению цен практически на все цветные (медь, алюминий, никель) и черные металлы, уран и т.д. Низкие экспортные цены, проблемы с сырьем, гиперинфляция, другие всем известные проблемы сделали начало 90-х самым тяжелым периодом для алюминщиков. В результате к 1994 году производство упало до рекордно низкого уровня - 2,7 млн тонн. Именно в этот период получил распространение вариант решения проблемы нехватки сырья и оборотных средств, предложенный TWG, - внешний толлинг. Другой производитель сырья, Богословский алюминиевый завод, пролоббировал распространение схемы внутреннего толлинга, позволившей сохранить конкурентоспособность отечественных бокситодобывающих предприятий.

Именно в этот период на рынке определились основные игроки - Сибирский алюминий, Трастконсалт, Ренова, TWG и др. Ситуация стабилизировалась. Однако в конце 90-х выход из алюминиевого бизнеса TWG вызвал очередной виток передела в отрасли, который, как ни странно, закончился мирно. На поверхности все выглядело так: Сибирский алюминий в связке с Сибнефтью получил Братский (БрАЗ), Красноярский (КрАЗ), Новокузнецкий (НкАЗ) заводы и Ачинский глиноземный комбинат. Не было громких банкротств, скандалов с акционерами, длительных судебных тяжб и вооруженных захватов заводоуправлений, что для России весьма странно. Это заставляет предположить, что технология такого перехвата собственности завязана в основном на мощнейший политический ресурс новых собственников. В результате образовался "Русский алюминий" - вторая по объему производства после Alcoa и третья по установленным мощностям после Alcan алюминиевая группа в мире.

Одновременно укрепила позиции группа СУАЛ, выкупившая у Трастконсалтгрупп пакеты акций алюминиевых предприятий. В результате сегодня группа СУАЛ - одна из немногих мировых алюминиевых компаний, сбалансированная по объемам добываемого сырья и производству алюминия и готовой продукции.

Цены: прогноз сдержанно-пессимистичный

В течение 90-х годов отрасль пережила несколько ценовых циклов, из которых наиболее тяжелый пришелся на период 1991 - 1994. Последний ценовой провал конца 1998 года алюминиевая отрасль пережила без серьезных трудностей благодаря резкой девальвации, хотя тогда алюминий подешевел до 1140 долларов. В июле 1999-го после аварии на крупном глиноземном заводе Gramercy (штат Луизиана), принадлежащем компании Kaiser Aluminium, дефицит сырья вызвал резкий рост цен. Котировки глинозема на Лондонской бирже металлов (London Metal Exchange, LME) пошли вверх, поднявшись за полгода со 160 - 170 долларов за тонну до 400 - 420. Подорожание глинозема вызвало в свою очередь рост цен на первичный алюминий, который за тот же период набрал в цене примерно 200 долларов и вплоть до марта этого года находился на отметке выше 1500 долларов за тонну. На эту же цифру были ориентированы инвестиционные планы алюминщиков.

Переломный момент наступил во второй половине 2001 года. К ноябрю цена на алюминий на LME опустилась до минимума в 1250 долларов за тонну, затем произошла коррекция - подорожание до 1400 долларов. Тем не менее проблема низкой цены не снята. По прогнозам компании Alcan, сокращение спроса на первичный алюминий в странах Запада в 2001 году составит 4,7% (абсолютный рекорд за последние 20 лет). Основные причины не требуют комментариев: рецессия в американской экономике, сокращение темпов роста в Европе, спад в авиа- и автомобилестроении, снижение темпов строительства. Вполне вероятно, что алюминщиков в 2002 году ждет не конъюнктурный спад, а долговременная стагнация цен, вызванная общим сокращением спроса на алюминий. Вряд ли цена опустится до уровня в 1100 долларов, так как мировые запасы не увеличиваются, а последняя корректировка цены показала, что спрос все же достаточно высок. Однако и оптимистичные прогнозы строить не на чем. Поэтому наиболее вероятным остается сохранение цен на уровне 1400, в лучшем случае - 1500 долларов за тонну.

Определяющим фактором глобальных изменений в любой отрасли является изменение соотношения цен. Падение маржи лучше всего выявляет действительно конкурентоспособных игроков, стимулирует вложения в повышение производительности и сокращение издержек. В этом смысле падение цен на алюминий полезно, так как дает нам возможность оценить и сравнить эффективность построения бизнеса двумя группами - "Русским алюминием" и СУАЛом.

Испытание на прочность

Процессы концентрации в мировой отрасли активизировались. В 1999 - 2000 годах американская Alcoa поглотила крупного производителя Reynolds Metals, ведутся переговоры о покупке австралийской WMC (контролирует 20% мирового производства бокситов). Имела место попытка объединения канадской Alcan (2-е место по мощностям), французской Pechiney (4-е место) и швейцарской Alusuisse-Lonza: не удалась из-за противодействия антимонопольных органов. В настоящее время ведутся переговоры о покупке норвежской Norsk Hydro компании VAW (алюминиевого бизнеса немецкого энергетического концерна Enron). В случае успеха общие производственные мощности составят примерно 1,3 млн тонн алюминия в год, а группа выйдет на 4-е место по производству первичного алюминия.

В свете этих процессов формирование крупных алюминиевых холдингов в России - вполне симметричный ответ западным алюминиевым гигантам. По итогам 2000 года, на долю "Русского алюминия" приходится 73% российского производства, на СУАЛ-холдинг - 22%. Оставшиеся 5% делят группа "Алюминий Северо-Запада" (Волховский АЗ и ПО "Глинозем") и Волгоградский алюминий.

Тенденция концентрации в отрасли закономерна. Теоретически это должно создать условия для сокращения издержек, координации сбыта, привлечения внешних инвестиций, а также усилить лоббистский потенциал отрасли. Однако реальность зачастую разительно отличается от теории, поэтому посмотрим для начала, каковы наиболее насущные проблемы, стоящие перед предприятиями.

Проблема 1: электроэнергия . Саянский, Братский, Красноярский заводы строились в советское время в расчете на дешевую электроэнергию Саяно-Шушенской, Братской и Красноярской гидроэлектростанций соответственно. И в течение 90-х годов попытки получить контроль над электростанциями всеми возможными способами не прекращались. Логика и у РАО ЕЭС, и у предприятий, входящих в "Русский алюминий", железная. С одной стороны, какой смысл РАО ЕЭС отдавать электроэнергию по заниженной цене, когда ее можно продать по более высокой через ФОРЭМ. С другой - алюминиевые предприятия изначально проектировались под конкретные ГЭС, и западный опыт подтверждает, что это лучший вариант решения проблемы. Безусловно, в рамках "Русского алюминия" эту проблему можно будет решать эффективнее.

Группа СУАЛ с точки зрения управления себестоимостью электроэнергии также защищена далеко не на 100%. С одной стороны, тариф на электроэнергию, получаемую от Иркутскэнерго, несколько завышен (т.к. на последний имеет решающее влияние прямой конкурент). С другой - у СУАЛа, по всей видимости, есть определенные рычаги решения тарифных вопросов благодаря контролю Реновы над казахскими угольными разрезами - поставщиками угля для Свердловэнерго.

Проблема 2: тарифы на грузоперевозки . Тема эта известная, отметим лишь, что положение "Русского алюминия" по этому направлению хуже, чем у СУАЛа, так как он не только экспортирует продукцию, но и ввозит большую часть сырья. Это заставляет "Русский алюминий" активно искать пути сокращения издержек, в том числе через создание собственного парка вагонов.

Проблема 3: сырьевая база. СУАЛ, как уже говорилось, имеет собственную сырьевую базу, которая по мощностям полностью удовлетворяет потребности алюминиевого передела. Однако себестоимость бокситов, добываемых на Среднеуральском (СУБР) и Южноуральском (ЮУБР) бокситовых рудниках, очень высока по причине того, что добыча ведется капиталоемким шахтным способом. В результате в условиях высоких цен на глинозем СУАЛ получает конкурентное преимущество по сравнению с "Русским алюминием" и западными производителями, не имеющими собственной достаточной сырьевой базы. Кроме того, такая интеграция придает бизнесу дополнительную устойчивость. Однако при падении цен на глинозем СУАЛ оказывается в худшем положении по сравнению с "Русским алюминием", который имеет возможность выбирать на рынке дешевый глинозем. Именно такая ситуация сложилась сегодня, когда цены на глинозем достигли самого низкого за последние три года уровня в 130 - 140 долларов за тонну. И если в этой ситуации "Русский алюминий" мог себе позволить закрыть убыточное производство в Румынии (глиноземный завод Cemtrade), то у СУАЛа возможностей для подобного маневра меньше. Впрочем, долгосрочные перспективы СУАЛа на этом направлении более чем радужны: запущена добыча на Среднетиманском бокситовом месторождении, где себестоимость сырья будет существенно ниже за счет добычи открытым способом. К 2005 году мощность рудника должна составить 2,5 млн тонн бокситов в год, к 2010 - 5 млн тонн.

Проблема 4: низкая производительность труда и низкая добавленная стоимость продукции. На предприятиях "Русского алюминия" работает 73,5 тыс. человек при совокупной выручке свыше 4 млрд долларов в год. Для сравнения: на предприятиях Alcoa работает 142 тысячи при выручке в 23 млрд долларов; Alcan имеет выручку в 13 млрд долларов при численности персонала в 53 тыс. человек. Простая арифметика: в два раза больше людей - в пять раз больше выручка. Проблема прежде всего в том, что около 80% выпускаемой продукции российских алюминщиков - первичный алюминий. Продукты следующих переделов занимают существенно меньшую долю в сбыте. У западных компаний соотношение обратное. Другой фактор - низкая производительность труда. И здесь предприятие масштаба "Русского алюминия" или СУАЛа сталкивается с проблемой собственной "социальной" значимости: алюминиевые заводы - предприятия градообразующие, мобильность рабочей силы в России крайне низкая, а реакция властей на сокращение персонала вполне конкретная.

Другой немаловажный фактор: "Русский алюмний" складывался явно при мощной неформальной поддержке властей самого высокого уровня. Слабо верится, что прошедшие через несколько этапов жесточайших "акционерных" войн собственники поглощаемых предприятий расстались со своими успешными заводами из патриотических побуждений или абстрактных доводов о необходимости слияния. По всей видимости, задействован сильный политический ресурс, который дал "зеленый коридор" нескольким достаточно тесно связанным группам: Сибнефти с Сибалом, группе МДМ, Евразхолдингу, Уральской горно-металлургической компании. И почти везде смена собственников происходила как по мановению волшебной палочки, за исключением, пожалуй, двух случаев: осечки с группой Михаила Живило и скандала на Качканарском ГОКе. Логично предположить, что эта поддержка имеет обратную сторону: вряд ли государство будет спокойно смотреть на такие шаги, как масштабные сокращения персонала или консервация мощностей.

А теперь рассмотрим, насколько это возможно, стратегии двух холдингов - то есть то, как они пытаются решать указанные проблемы. Несмотря на внешнее сходство (вертикальная и горизонтальная интеграция), реальные стратегии двух игроков серьезно различаются. Это видно очень четко.

СУАЛ, получив контроль над глиноземными заводами и металлургическими предприятиями, основные усилия направил на проблемы внутренней консолидации и выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью (хотя работа, направленная на покупку интересных активов, не прекратилась). Пока СУАЛу удается развивать бизнес достаточно сбалансированно. Заложена стратегическая перспектива по сырью (Тиман), идет реконструкция мощностей прокатных и кабельных заводов, фольгового производства. За последнее время группе удалось увеличить долю продукции высокого передела в экспорте с 5 до 18 - 20%. Одновременно выросла доля поставок на внутренний рынок.

Компанией предпринят также нетривиальный шаг - заключено соглашение с главами муниципальных образований городов, где расположены мощности холдинга. В рамках этого соглашения группа будет иметь большие возможности для увеличения производительности труда и эффективного использования уплачиваемых налогов и иных платежей.

Основной риск для СУАЛа сегодня заключается в больших отвлечениях средств на Тиман, а также реконструкцию производства на алюминиевых заводах и кабельных предприятиях. Другой, еще более серьезный фактор риска - быстро меняющаяся политика РАО ЕЭС и МПС. Это наглядно продемонстрировал недавний случай, когда вопреки здравому смыслу вместе с повышением тарифов на перевозки глинозема и алюминия железнодорожники подняли тариф на перевозку бокситов, что автоматически отодвинуло сроки окупаемости Тиманского проекта.

"Русский алюминий" выбрал другой путь. Получив контроль над алюминиевыми активами, он направил средства на приобретение машиностроительных предприятий. В настоящий момент в той или иной степени ему подконтрольны Горьковский автозавод, УралАЗ, Абаканвагонмаш, Завод дорожно-строительных машин им. Колющенко, Львовский автобусный завод. Получается российский вариант классического южнокорейского чеболя: в одной структуре слиты активы машиностроителей и металлургов, идет активная экспансия в другие отрасли (лесопереработка, страхование и др.). Каждое из этих предприятий остро нуждается в инвестициях, которые исчисляются сотнями миллионов долларов. При этом "Русский алюминий" должен реализовывать масштабные проекты разработки в Гвинее бокситового месторождения Диан-Диан в рамках недавно полученной концессии и строительства там глиноземного завода и одновременно инвестировать реконструкцию действующих алюминиевых мощностей. В условиях падения цен на алюминий возможности для таких масштабных инвестиций резко сокращаются. Другой собственник "Русского алюминия", компания Сибнефть, на фоне низких цен на нефть также вряд ли сможет кардинально улучшить ситуацию. Велика вероятность того, что набранные активы придется продавать, в противном случае получится история с двумя зайцами. Хотя не исключен и вариант выделения из структуры "Русского алюминия" отдельного относительно самостоятельного машиностроительного холдинга.

Таким образом, если оценивать обе группы, СУАЛ и "Русский алюминий", то, по нашему мнению, наилучшие долгосрочные перспективы развития у СУАЛа. Устойчивость бизнесу придает последовательная политика, направленная на создание сбалансированного "замкнутого" бизнеса от добычи бокситов до выпуска алюминиевого проката. "Русский алюминий" же сделал значительно более крупные и рискованные ставки. Выигрыш в случае успеха будет несравненно выше, однако в долгосрочном плане стратегия выстраивания вертикально интегрированной структуры с таким количеством звеньев закладывает ту же бомбу замедленного действия, которая изнутри взорвала корейские чеболи. Вероятность принятия неверных стратегических решений для каждого участка (производство алюминия, автомобилей, вагонов и др.) растет пропорционально их количеству, то есть для эффективного управления подобной чрезвычайно сложной структурой необходимо поистине гениальное предвидение и команда суперменеджеров. А цена ошибки в каждом случае - неэффективность всего бизнеса. При более простых системах рынок автоматически отсечет неконкурентоспособные производства, а вот со сложной структурой этого не произойдет. И слабое звено рано или поздно потянет вниз всю структуру.

* Источники информации: Данные сайтов www.metaltorg.ru, www.metalinfo.ru, а также годовых отчетов компаний СУАЛ-холдинг, Alcoa, Alcan, BHP-Billiton, Pechiney, VAW; данные сайта раскрытия информации ФКЦБ; Лондонская биржа металлов; журнал MetalBulletin; журнал "Уральский рынок металлов"; Mineral Industry Survey: Aluminium in September 2001 / U.S.Geological Surveys; Federation of Aluminium Consumers of Europe (FACE); International Aluminium Institute и др.

Аналитический центр "Эксперт-Урал"

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №24 (37) 17 декабря 2001
    Бизнес и власть: взгляд извне
    Содержание:
    Политику всегда приходится лавировать

    Но нельзя играть законами в интересах политической целесообразности, - считает губернатор Свердловской области Эдуард Россель

    Реклама