Сила есть. Экономики не надо?

Сергей Ильин
28 января 2002, 00:00
  Урал

Первый год губернаторства Юрия Трутнева принес противоречивые результаты

Чуть более года назад, когда мэр Перми Юрий Трутнев был избран губернатором Пермской области, большинство аналитиков поспешили объявить о грядущих в Прикамье переменах. Прогнозы эти основывались на том, что новый губернатор, выходец из предпринимательской среды, представляет принципиально другое поколение политиков, нежели те, что до этого правили в Пермской области. Аналитики не ошиблись. Между тем итоги, пока промежуточные, как в экономической сфере, так и в политической довольно противоречивы.

Новые выборы

Год 2001-й в Прикамье прошел под знаком реформы управления областью. Идеологию новой системы управления - стремление взять под максимальный контроль все политические процессы - и принцип ее работы продемонстрировали выборы в Законодательное собрание Пермской области в декабре 2001 года. Таких выборов новейшая история Прикамья не помнит: до 1997 года избирательные кампании в Законодательное собрание отличались накалом политической борьбы, на этот раз она наблюдалась только в 10 округах из 40. Причина в том, что роли участников выборного процесса оказались распределены задолго до начала гонки (подробнее см. "Э-У" 23 от 3.12.01). Большинство кандидатов, которых областная исполнительная власть не захотела видеть в областном парламенте, по тем или иным причинам отказались от борьбы. С наиболее упрямыми (например, директором областного фонда медицинского страхования Любовью Наумовой, директором прииска "Уралалмаз" Борисом Протасовым) вопрос решился уже в ходе кампании. Избранными оказались лишь те кандидаты, которые изначально фигурировали в так называемом "белом" губернаторском списке.

Состав нового областного парламента отражает ситуацию, сложившуюся в Прикамье за год правления Трутнева: в региональную политику пришли новые люди, бизнесмены средней руки. Причем избраны они были даже в тех округах, где кандидаты от крупных промышленных предприятий прежде не имели конкуренции. В ходе предварительных консультаций с областной администрацией "матерые" промышленники, задававшие тон в областной думе, опора прежней администрация Геннадия Игумнова, отказались от намерения баллотироваться. Без представителей в парламенте остались такие флагманы пермской промышленности, как Мотовилихинские заводы и Пермская приборостроительная компания. В традиционно промышленных округах победили хозяин кинотеатра и директор фирмы, занимающейся оптовыми поставками пива. Ориентация нового областного парламента на пермского губернатора очевидна. При таком раскладе в Законодательном собрании области последнего созыва системная оппозиция Трутневу в ближайшие год-два появится вряд ли.

По информации наших экспертов, крупные промышленники результатами выборов в областной парламент недовольны. Так, влияние на Законодательное собрание области пермского ЛУКойла явно ослабло: "лукойловские" депутаты составляли в областном парламенте предыдущего созыва внушительную фракцию, теперь их будет не более пяти.

Но недовольны не все. Например, отношения обладминистрации с другим пермским монополистом, хозяином "Уралкалия" Дмитрием Рыболовлевым, который не стал поддерживать на выборах Игумнова, полностью отрегулированы. Местный олигарх делегировал в Законодательное собрание двух "эмиссаров", оба они попали в "белый" список губернатора.

Новая политическая реальность

Причины сложившейся политической ситуации в регионе очевидны. Прежний губернатор в Законодательном собрании с 1996 года имел противовес в лице пермского мэра и его "городской" группы депутатов, с интересами которых при принятии важнейших решений приходилось считаться. Трутнев такого противовеса благополучно избежал.

Более того, в обладминистрации не посчитали нужным сохранить "городскую" группу. А потому команда нового пермского мэра Аркадия Каменева, ставленника Трутнева, не только не выдвинула ни одного кандидата в ЗС, но и вовсе самоустранилась от выборного процесса. Эксперты называют и другую причину самоустранения: пермская мэрия, где после ухода Трутнева продолжается кадровая чехарда, за год так и не сумела стать единой командой.

Между тем пожинать плоды потери лобби пермской мэрии придется в течение всего срока полномочий Каменева. Областная власть до сих пор еще не имела такого мощного рычага влияния на бюджет Перми, как сейчас. Такие тенденции в недалекой перспективе могут нивелировать различие между мэром областного центра и главой любого другого муниципального образования.

В политической сфере стремления власти опереться на средний и малый бизнес очевидны, между тем в экономической сфере действия областной администрации, по оценкам деловых кругов, не столь однозначны. Минусов тут у нее, пожалуй, больше, чем плюсов. Особенно в части реализации промышленной политики.

Новая экономическая политика

Наблюдатели связывают проблемы в этом секторе экономики с просчетами Трутнева в кадровой политике. Сначала на должность вице-губернатора, отвечающего за экономическую политику и ее промышленную составляющую, был назначен Виктор Карпов, имеющий опыт работы на фондовом рынке, но не имеющий производственного опыта. Сменивший его вскоре Анатолий Минаков до назначения был директором выставочного центра "Пермская ярмарка" - должность, согласитесь, также далекая от производства.

Нынешняя исполнительная власть Прикамья активно вмешивается в деятельность тех предприятий, где имеется областная государственная собственность. В одном случае, как на Мотовилихинских заводах, она пытается участвовать в управлении акционерным обществом путем увеличения государственного пакета. В другом, как на ФГУП "Завод им. Дзержинского", настаивает на приватизации федерального оборонного госпредприятия. Все это похоже на прелюдию нового этапа передела собственности в области.

В то же время областная администрация заявляет, что готова работать со всеми, кто будет строить бизнес на выгодных для Прикамья условиях. Сторонние инвесторы допущены даже на традиционно монополизированные пермяками рынки. Так, с 2002 года на рынок сотовой связи Прикамья, который ранее безраздельно контролировало ОАО "Уралсвязьинформ", приходит компания "Мобильные телесистемы", что заставило местного монополиста значительно снизить тарифы на пользование сотовой связью.

Отношения с ЛУКойлом, о политической составляющей которых мы уже говорили, также значительно изменились. Хотя вся инфраструктура по добыче, транспортировке и переработке нефти в Прикамье и принадлежат ЛУКойлу, что отбивает желание у потенциальных конкурентов претендовать на пермский нефтяной рынок, но исключить появление конкурентов на нефтяном рынке региона в целом, где наблюдается экспансия ЛУКойла, уже нельзя. Разумеется, эти компании должны предложить более выгодные условия.

Новый порядок

Несмотря на безусловный слом "игумновской" политической системы, опиравшейся на приближенный к губернатору промышленный директорат (из пермской политики аккуратно удалили наиболее одиозных деятелей эпохи Игумнова), Пермская область не потеряла традиционного для нее равновесия разнонаправленных сил в политике и экономике. Только теперь оно поддерживается системой Трутнева, основанной на жестком единоначалии и стремлении к контролю. Новая администрация области более искушена в политических интригах, умеет эффективно и жестко управлять политическими процессами, нежели прежняя.

В общероссийском русле в Пермской области выстраивается жесткая вертикаль власти. Руководители муниципальных образований, не готовые работать в новой системе, покидают посты. Летом прошлого года в отставку подал мэр Березников Александр Мошкин. В этом году наблюдатели прогнозируют отставки еще нескольких глав муниципалитетов.

Выстраивание жесткой политической системы команде Юрия Трутнева необходимо дополнить созданием стратегии промышленного развития. Пока она просматривается слабо. В результате экономического рывка, который ожидался в связи с избранием нового губернатора, Пермская область так и не сделала.

Пермь