В тесноте, да в театре

Марина Романова
24 февраля 2003, 00:00
  Урал

Малые залы имеют большие эстетические и коммерческие возможности

Величина театрального зала - не просто размер. Это выбор театральной эстетики. Сегодня в моде "мини" и "макси". Огромные помещения выбирают зрелищные представления - шоу, мюзиклы, им подходит формат бывших дворцов и домов культуры. Драматические жанры все больше тяготеют к камерности.

Нет маленьких театров - есть малые театры

Тенденция обращения к малым залам наметилась давно, а проявилась наиболее ярко сегодня. В Свердловске, например, к началу 90-х годов работали 15 театров камерных форм, а еще за несколько лет до этого их не было в принципе. Возникли они на волне альтернативности официальному искусству крупных академических театров, затем шел жесткий естественный отбор. Трансформировались и некоторые крупные залы. Так, в Челябинске, когда бывшее здание драмтеатра передали ТЮЗу, количество зрительных мест значительно сократили. А главный режиссер большого драматического бился за то, чтобы новое помещение построили с меньшим залом, чем требовали чиновники и живучая советская гигантомания. В Екатеринбурге три года назад появился Камерный театр, крупные театры к большим залам добавили малые. Наиболее "громкие" спектакли академического театра драмы имеют прописку именно в малом зале. Разные варианты малых форм - зал под сценой, за бетонной стеной, в шатре - пробовал екатеринбургский театр юного зрителя. Что ни месяц, появляются новые небольшие театры. Некоторые быстро исчезают, но в любой момент времени в областном центре действует до десятка театров малых форм, иногда просто под номером, как Театр 3...

Процесс "минимизации" можно объяснить социальными переменами, а также эстетикой театра как таковой. В тоталитарном обществе избегают камерности, интимности. Толпа безопаснее, комфортнее и удобнее для идеологических инъекций.

В обществе демократическом, с его почтительным отношением к личности, драматический театр вновь становится искусством не массовым, а индивидуальным. На смену грубым манипуляциям приходит деликатный психологический диалог.

Лучше - меньше

С перестроечных времен в Екатеринбурге сохранились два малозальных театра: "Волхонка" и "Театрон". "Волхонка" имеет зал на 37 мест, удобное расположение в центре города, быстро обновляющийся репертуар: в сезон выпускает 4 - 5 новых спектаклей. Недавно состоялся дебют сразу двух постановок. Создатель и неизменный главный режиссер театра - Владимир Валл.

- Мы желали одного: создать театр, не похожий на другие, в том числе и по стилю общения со зрителем, - рассказывает Владимир. - Момент случайности при возникновении театра, конечно, присутствовал. Но в нашей судьбе проявился и момент закономерности. Посмотрите: в Европе, в Америке, кроме национальных театров, а также оперы, балета и мюзикла, почти все драматические - маленькие. Потому что искусство драмы предполагает камерность исполнения. Это материал такой - для каждого, не для толпы.

Конечно, много лет мы смотрели драматические спектакли на больших сценах, и ничего, не разлюбили жанр. "Альтернативы не было, - считает Валл. - А теперь есть. Большая и малая сцены - это два разных способа существования спектакля, даже одного и того же. И актеров. Когда к нам приходят артисты, привыкшие к простору сцены и зала, им требуется время на "настройку". У нас зритель смотрит в глаза. Поэтому чувства должны выражаться не мышцами лица, а глазами, не заметными с дальних рядов жестами и различимыми на галерке воплями, а шепотом и паузами. Не надо крупных мазков, рисунок пишется штрихами; меньше игры, больше чувствования. Фальшь видна сразу, заметны даже незначительные промахи".

Искусство - единственная, может быть, сфера нашей жизни, в которой истинны противоположные посылы. Существование крупных театральных форм не зачеркивает особенность и привлекательность малых. И наоборот. Шекспира сегодня ставят и в зале академической драмы вместимостью в тысячу зрителей, и на обширных полянах, где за страданиями Гамлета наблюдают собравшиеся на пикник и поедающие поп-корн несколько тысяч детей и взрослых, и в театре одного актера для "почти одного" зрителя. В Екатеринбургском музее молодежи, например, подобный проект был осуществлен совместно с московским Театром на Покровке. Лично я убеждена, что сила восприятия всякий раз адекватна актерской энергетике, приходящейся на единицу зрителя. По этой формуле, чем меньше зрителей, тем лучше спектакль. Но востребованы и иные качества театра, зрелищность например, там иные коммерческие законы и формулы.

Меньше - больше

Вне зависимости от психологической и эстетической модели, всем учреждениям культуры жить непросто. "Волхонке" чуть-чуть повезло: в свое время муниципалитет присвоил молодому, но крепкому театру статус социально значимого объекта культуры, что дало послабления в оплате коммунальных услуг. Но театр финансово самостоятелен.

"Волхонка" одной из первых стала активно зарабатывать организацией различных зрелищ на своей территории. Это отнюдь не сдача помещения в аренду, наиболее простой способ заработать: корпоративные и личные праздники здесь обслуживают не вместо спектаклей, а вместе со спектаклями. Собирается фирма на междусобойчик, ее коллектив смотрит представление, а после дружно сидит в театральном кафе, обсуждая и постановку, и собственные дела. Большой популярностью пользуется проект "День рождения в театре": юбилярами выступают как организации, так и граждане. "Волхонка" первой освоила жанр новогодних представлений для детей с чаепитием, по-домашнему.

Итак, при творческом менеджерском и эстетическом подходе из коммунальных недостатков, оказывается, можно извлекать коммерческую выгоду. Самый очевидный "недостаток" малого театра - недостаток метража. Достоинства недостатка: меньше расходов на содержание, подходящие условия для обслуживания небольших организаций и индивидуальных заказчиков. Помимо билетных вечерних спектаклей, здесь проходят дневные "откупные". Показывая ежедневно до четырех (!) аншлаговых спектаклей, театр порой набирает за день зрителей почти столько же, что и более крупные залы, неся при этом меньшие расходы.

"До 1995 года мы пахали на имя, теперь оно работает на нас, - говорит Владимир Валл. - У нас оказались в бездействии менеджеры и администраторы: билеты раскупаются без их усилий". Конечно, не все спектакли равно удачны (одна из лучших постановок театра, "Месяц в деревне" по Тургеневу, несколько лет назад собрала едва ли не все главные премии областного фестиваля "Браво!" и была записана на областном ТВ). Но театр ощущает поддержку постоянного зрителя, "привязанного" интимностью, психологичностью постановок. "Свой зритель" - важная экономическая категория. Работа на четко определенную аудиторию (студенты, служащие, чиновники, менеджеры) оправдана финансово и дает стабильный задел для развития.

Екатеринбург

Театр "Волхонка" возник в Свердловске в 1987 году и первоначально именовался Городским молодежным театром. С 1992-го носит имя "Волхонка" по названию переулка рядом со зданием театра. За 15 лет здесь поставлено около 50 пьес, одновременно в репертуаре 20 постановок