Бархатная революция

Марина Романова
28 апреля 2003, 00:00
  Урал

В Свердловской области формируется индустрия моды. Пока медленно. Но уже верно

"Модные" мероприятия стали привычным элементом индустрии развлечений крупных уральских городов. Весенний сезон в Екатеринбурге открыл региональный этап российского конкурса "Русский силуэт", затем в торгово-развлекательном центре "Екатерининский" в течение нескольких дней царил Праздник моды. А с 14 по 17 апреля в Театре эстрады прописалась Неделя прет-а-порте Уральского региона. На самые последние дни апреля намечена презентация новых коллекций ведущих дизайнеров города под названием "Дни прет-а-порте в Екатеринбурге. Русский стиль".

При всей зрелищности и шоу-направленности Неделя прет-а-порте задумывалась организаторами - Экономическим комитетом по программам развития Уральского региона и екатеринбургской организацией Союза дизайнеров России - с сугубо экономической целью: дать импульс развитию легкой промышленности Урала. Нынешняя Неделя - пятая, почти юбилейная. Есть повод подвести итоги.

Неделя пытается вырасти до регионального масштаба. Удается пока слабо. Свердловской областью дело все-таки не ограничивается: в прошлые сезоны в Екатеринбург приезжали башкиры, пермяки, челябинцы, на этот раз добавились пермские мастера и фирмы. Может быть, усилия напрасны, понятие моды внерегионально и о существовании "уральской" моды не стоит говорить в принципе?

Варианты ответа на этот вопрос разные. Дизайн, вытекающий из особенностей климата, географии, менталитета жителей края, безусловно, возможен. Чисто уральские мотивы -лесной орнамент, воссоздание природного рисунка камня, использование минералов в аксессуарах (хотя не обязательно местное влияние может быть выражено так прямо). Однако дизайн, не получивший промышленной основы, модой не становится. По хрестоматийному выражению Коко Шанель, мода не состоится, пока не выйдет на улицу, не станет всеобщей. Для этого должна быть сформирована индустрия уральской моды со всеми составляющими: разработкой моделей, производством, торговлей, чему, по задумке, и должны служить Недели прет-а-порте.

Есть собственные марки

Людмила Кокорева , дизайнер, преподаватель Уральской архитектурно-художественной академии и арт-директор Недели прет-а-порте, сравнивает: "Недели моды как самостоятельное явление возникли в крупных мировых модных центрах с конкретной целью: помочь производителю сбыть товар, привлечь к нему внимание торговли. Мы же решаем "проблему наоборот". У нас нет избытка товаров, прежде надо поднять производство, привлечь внимание к товарам местных марок через раскрутку имен дизайнеров. Дизайнеры становятся тем "паровозом", который вывезет за собой всех".

Екатеринбург известен дизайнерами, как и Россия в целом традиционно сильна креативом. За многими - шлейф наград, в том числе и международных. Не случайно конечно: имеется школа. Вот уже десять лет готовит профессиональных дизайнеров одежды Уральская архитектурно-художественная академия. Более 60 ее выпускников заняты сегодня в домах моды, на швейных фабриках, в студиях одежды, театрах. Восемь дизайнеров работают за рубежом. Некоторые имена стали известны благодаря Неделям прет-а-порте. Состав участников стараются обновлять: засвечено 30 имен. Раскрутка дизайнеров - одна из главных задач уральских модных недель. Мода держится на именах. "Важно, чтобы наши дизайнеры были на слуху - в конечном итоге мы надеемся создать конкуренцию зарубежным торговым маркам", - говорит Владимир Волков , первый заместитель председателя исполнительного комитета межрегиональной ассоциации "Большой Урал".

Но пока заграничные конкуренты поджимают местных дизайнеров и "сверху", и "снизу". Причем главные оппоненты - не столько Hugo Boss или Calvin Klein, сколько марки, по меткому выражению дизайнера Николая Романова, "от Вайнера" и "от Бебеля" (по названию улиц, на которых сосредоточена оптовая и розничная продажа недорогих товаров в основном восточного происхождения: китайского и турецкого). Если с самым дешевым сегментом одежды наши производители не выдерживают конкуренции по цене, то с самым дорогим - по качеству и брэнду. Однако за последние два-три года изменения в сознании потребителя все-таки произошли. Все большее число местных дизайнеров и фирм-производителей воспринимаются как популярные и востребованные.

Пять лет активно наступает на российский рынок торговая марка "Партизан", брэнд стильной молодежной одежды. Для нее характерна спортивная энергетика, свободная индивидуальная комплектация, смелость в оформлении деталей. "Пальметта", представляющая белье, уже освоила общенациональный рынок. Екатеринбургская фабрика "Одежда" сформировала собственную торговую сеть из 16 магазинов по области, в выходные дни в них выстраиваются очереди: многих привлекает соотношение цены и качества. За каждым успешным брэндом стоит имя конкретного, известного в городе дизайнера. Например, фирма "Стиль" (марка "Партизан") - это Ольга Воробьева . Фабрика "Одежда" усилила свои позиции с приходом Татьяны Колпаковой , которая, продолжая работать самостоятельно и даже открыв собственные бутики, формирует дизайнерскую стратегию крупного производителя.

За годы существования Недели прет-а-порте Уральского региона некоторым дизайнерам удалось создать собственные дома моды. Наталья Соломеина открыла "Соло-дизайн", Ирина Бучельникова , ставшая известной благодаря коллекциям нижнего мужского белья, зарегистрировала совместно с Вячеславом Зайцевым торговую марку "БуЗа". По-прежнему успешно развиваются дизайн-студия Людмилы Пашевич и Модный дом Ларисы и Анны Селяниных .

Заместитель министра торговли, питания и услуг Свердловской области Александр Привалов отмечает, что если первые Недели имели слабое отношение к прет-а-порте, в основном отражали творческие поиски модельеров, то теперь дизайнеры больше прислушиваются к запросам производства и торговли, вкусам и возможностям потребителя.

"Джинса" не только красива, но и необходима

Недели прет-а-порте призваны соединить все заинтересованные стороны - составные части конструкции под названием "индустрия моды". Это дизайнеры, производители, торговый бизнес (ход Недель всегда сопровождается региональной выставкой "Одежда. Обувь. Ткани".) с одной стороны. Потребители, сидящие в зале и закипающие желанием иметь то, что видят на сцене, - с другой. Менеджеры разных уровней, PR-специалисты, журналисты - с третьей. Важная деталь: пресс-поддержка V Недели прет-а-порте стала первым крупным проектом недавно созданного в Екатеринбурге отделения гильдии fashion-журналистики уральского комитета "Медиасоюза".

Еще на первых Неделях прет-а-порте заговорили о необходимости создания Института моды. Поначалу идея выглядела неосуществимой. Однако сегодня институт есть, он выступает организатором многих дефиле, выставок, фестивалей, перфомансов. Благодаря ему у потребителей формируется привычка к модным показам, у дизайнеров - к демонстрации новых коллекций, у производителей - к сотрудничеству с дизайнерами.

По словам заместителя директора Института моды Ларисы Волковой , сегодня большим спросом пользуются образовательные программы, направленные на повышение профессионального уровня дизайнеров одежды, конструкторов, технологов, байеров. Слабое звено в подготовке дизайнеров - экономический блок. Усилить его взялись специалисты института. Новая организация и сама участвует в модном процессе - в разработке линий промышленных прет-а-порте для предприятий.

Чиновники мечтают, бизнес - сам по себе

В прошлом году рынок одежды в России оценивался в 20 млн долларов, быстро приближаясь по количественным показателям к рынкам Западной Европы. В подобных условиях остро стоит вопрос конкурентоспособности отечественного производителя.

Людмила Кокорева настроена категорично: "Конкурировать как с западными, так и восточными фирмами мы сможем только в случае государственной поддержки легкой промышленности. Удивительно: во всем мире одежда - третья доходная отрасль после нефтедобычи и автомобилестроения. В СССР легкая промышленность давала четвертую часть дохода государства. Везде и всегда так - только не в современной России. Когда меня спрашивают, кто определяет моду будущего, я отвечаю: президент. Вот исторический пример. Законодательницей мод Францию сделал Наполеон. Он закрыл границы или ввел высокие пошлины для импортных товаров, дал работу лионским ткачам, чтобы те не шли на баррикады, положил придворным одеваться в шелка и бархат. Индустрия моды - дело государственное". Да, но что же тогда значат все местные попытки? Людмила Владимировна улыбается: "Они значат: низы не хотят жить по-старому". Выходит, все-таки революция.

Правда, бархатная, мягкая. На региональном уровне верхи стараются отреагировать на "революционную ситуацию" и переводят стрелки интереса бизнеса на легкую промышленность. Правда, пока лишь в сфере планирования. Если сегодня все предприятия одежно-обувной отрасли Екатеринбурга производят продукции на 600 миллионов рублей в год, то к 2015 году, согласно стратегическому плану развития города, эти показатели должны вырасти более чем в 2,5 раза. Столь стремительный рывок чиновники мечтают обеспечить прежде всего усилиями малого бизнеса. Правда, как именно - пока абсолютно не понятно. В результате, по прогнозам, около 35% горожан будут обеспечены местными товарами. Сейчас этот показатель не превышает 5%. Вот тогда и будет "уральская" мода.