За пластиковым занавесом

Олег Власов
22 января 2007, 00:00
  Урал

Банковская карта укрепляет статус средства платежа, но очень медленно. Ситуацию могут переломить только эффективные меры со стороны государства

В ушедшем году рынок пластиковых карт в России попрежнему быстро рос (см. справку), однако это не привело к значительным качественным изменениям. Сегодня, по прошествии десяти лет с момента начала масштабной реализации зарплатных проектов, карта попрежнему остается преимущественно средством снятия наличных.

В третьем квартале 2006 года на территории Большого Урала осуществлено 8 млн 870 тыс. 983 операции по оплате товаров и услуг банковскими платежными картами. Это 14,7% от общего количества. Число безналичных «пластических» операций растет, по статистике, незначительно: в 2002 году на их долю приходилось 12,5%, в 2004м — 12,8%, в 2005м — 13,2%. При этом расходы владельцев посредством пластика торгово-сервисной сети (ТСС) составили в третьем квартале ушедшего года лишь 2,9% от совокупной суммы. В магазины за этот период пришло по картам 6,3 млрд рублей, а из банкоматов ушло наличными 210,5 млрд рублей. Разница — в 33,4 раза.

Одинаковая специфика

Принято считать, что каждая территория Большого Урала имеет специфику, отражающуюся во всех рыночных сегментах. На первый взгляд, это действительно так.

В крупнейших промышленных регионах карт в разы больше, чем на территориях с преимущественной долей сельского хозяйства. Так, в Тюменской области выпущено карт почти в 20 раз больше, чем в Курганской (при том что последняя продемонстрировала двукратный рост за год). Но это — «чистое» количество. Среднестатистические качественные показатели совпадают практически полностью по всем субъектам РФ в границах Большого Урала. Средний владелец карты ежеквартально пользуется ею 6 — 7 раз. Жители Челябинской области чуть меньше — пять операций в квартал, Пермского края — чуть больше: восемь. Кстати, пермяки, как и держатели карт в Башкортостане, особенно «активно» пользуются пластиком как средством безналичного платежа: в среднем дважды в квартал. К ним вплотную приблизились в Удмуртии. Во всех других случаях этот показатель составляет не очень уверенную единицу. Приход пластика в ТСС ширится: от нуля всегда хорошая динамика. Но величина роста — доли процента — совпадает с расчетной погрешностью.

То, на чем «ЭкспертУрал» неоднократно концентрировал внимание, стало привычным: в качественном плане рынок близок к стагнации — из-за полного отсутствия интереса государства. Все разговоры и декларации о создании национальных платежных систем, о стимулировании за счет пластика вывода торговых оборотов из тени таковыми и остались. Поэтому развитие функционала пластика и идет в основном в банкоматной сети. Вносить через банкомат платежи за коммунальные услуги или услуги в сфере коммуникаций уже вошло в привычку. Пластик же в магазине — попрежнему событие. Причем — утомительное, как для обладателя карты и кассира, так и для покупателей, оказавшихся следующими в очереди: из-за проблем со связью теоретически секундная операция часто занимает несколько минут. В том числе и поэтому в канун новогоднего ажиотажа в крупнейших торговых центрах появились объявления о том, что расчеты по картам «временно не производятся по техническим причинам». 

Частота — залог здоровья

Автору этих строк буквально пару недель назад довелось постоять в очереди в кассу одного из европейских магазинов. За мелкие покупки в пределах 20 евро иностранцы привычно рассчитывались картами. Стоявшая впереди меня дама из Екатеринбурга в оплату покупки стоимостью 14 евро гордо достала 500евровую купюру. Кассир быстро и уверенно отсчитала сдачу, однако всем своим видом дала понять: рассчитываться подобным образом — не совсем правильно. Показательно: наши кассиры, особенно в небольших магазинах, нередко выказывают аналогичную реакцию в отношении «умников» с картами.

В результате «умники», не имеющие времени по каждому потребительскому поводу ездить в крупнейшие торговые центры (в них безналичное обслуживание — норма), карту в повседневной жизни достают только при необходимости расплатиться за более-менее крупную покупку…

Все понимают: безналичные карточные расчеты реально будут эффективны лишь тогда, когда максимум повседневных покупок будет оплачиваться по карте. Лучше меньше — да больше. Пока же тот единственный среднестатистический раз в квартал, когда владелец карты решаетсятаки воспользоваться ею по прямому назначению, он покупает что-то сравнительно крупное. Пожалуй, единственное очевидное исключение, причем на протяжении всех последних лет, составляет республика Башкортостан. Ее власти в свое время активно участвовали в стимулировании инфраструктуры, на данный момент она, возможно, наиболее разветвлена среди всех локальных рынков Большого Урала. В итоге средняя сумма покупки здесь составляла 202 рубля 11 копеек в третьем квартале 2005 года и 289 рублей 19 копеек — год спустя. Следующий минимальный показатель, в Удмуртии, — уже 370 рублей 63 копейки и 384 рубля 15 копеек соответственно. Далее следуют суммы от 600 рублей.

Что касается снятия наличных в банкоматах, то, судя по средним суммам операций, большинство держателей карт предпочитают обналичивать всю зарплату сразу же, то есть дважды в месяц, в день аванса и расчета. В итоге и получаются те самые шесть среднестатистических операций по карте в квартал. Это, похоже, не стабильность. Это застой.

Что делать?

Вопрос риторический. Если бы государство в целом или, скажем, отдельно взятое министерство экономического развития и торговли РФ захотело бы что-то сделать, оно бы это сделало. Причем давно. Пока же очередной ход (скорее маркетинговый, нежели системноэкономический) — за банковским сообществом. Практически завершив массовую реализацию зарплатных проектов, настроив банкоматы на комплекс услуг, банкиры взялись за сравнительно новый сегмент — рынок кредитных карт. Для чего нужен кредит? Скорее всего, не для того, чтобы «просто» снять наличные. А чтобы сделать покупку — другими словами, провести безналичный расчет. Именно поэтому многие банки, продвигая свои кредитные карточные продукты на рынок, ненавязчиво (правда, и не всегда очевидно) сообщают: оплата кредитной картой покупок проводится без комиссии. А вот за снятие наличных по кредитке, как правило, придется заплатить от 2 до 4%. Похоже, вот эта не всегда очевидная комиссия и окажется главным локомотивом расширения безналичных расчетов в наступившем году.

И все же повторим: без системной государственной поддержки ни торговому сектору, ни банковскому сообществу не удастся «вдруг» сломать привязанность населения к наличным и превратитьтаки банковскую платежную карту в массовое средство платежа, каковым она является по определению.

Карточная арифметика

На территории Большого Урала (Курганская, Оренбургская, Свердловская, Тюменская, Челябинская области, Пермский край, Республика Башкортостан и Удмуртская республика, ХантыМансийский и ЯмалоНенецкий автономные округа) по данным Банка России к началу четвертого квартала 2006 года зарегистрировано 10 179 112 банковских платежных карт, принадлежащих физическим лицам.

И хотя итогов минувшего года пока нет (они будут обнародованы через месяц), очевидно: рынок банковского пластика уверенно набирает обороты. Так, по сравнению с 1 октября 2005 года прирост составил 34,5% (2 611 881 карту). Самыми карточными областями традиционно остаются Тюменская (2,5 млн карт), Свердловская (2,4 млн) и Челябинская (1,8 млн): на их долю приходится две трети территориальной эмиссии.